На Дарвина обиделись миллионы, некоторые до сих пор не могут успокоиться.

Оцените материал

Просмотров: 18670

Эффект кобры

Дмитрий Гутов · 22/03/2012
ДМИТРИЙ ГУТОВ о двух православиях, двух атеизмах и о том, как защищать Pussy Riot и одновременно дать оценку их акции

©  Дмитрий Гутов

Дмитрий Гутов. Оранта, фрагмент

Дмитрий Гутов. Оранта, фрагмент

Художественная общественность требует от меня объяснений, как я могу выставляться у реакционера Гельмана, связавшегося уже не только с Медведевым, но и с мракобесами из РПЦ (см. здесь. — OS), да еще и показывать у него иконы, причем в момент максимального напряжения отношений искусства и церкви.

За Марата говорить не берусь. В чаемый им договор о ненападении (с церковью. — OS) я верю так же, как в пакт Молотова — Риббентропа.

Скажу о своем проекте, который, конечно, не на злобу дня делался, а разрабатывался несколько лет.

Существует так называемый «эффект кобры». Термин отсылает ко временам английского колониального правления в Индии, когда один из губернаторов, обеспокоенный количеством смертельных укусов кобр, ввел награду за каждую змеиную голову. В результате количество кобр возросло, так как население стало их тут же разводить.

Человек — животное, сплошь и рядом неспособное рассчитывать последствия своих действий, тем более отдаленные. Часто они оказываются прямо противоположны поставленным целям и желаемым результатам.

Клинические кретины, режиссирующие неправый суд над Pussy Riot, точно не понимают, к чему приведет их постановка, и «эффект кобры» не заставит себя ждать. Не страх божий, в котором они хотели бы держать народ, но рост антиклерикальных настроений будет результатом их усилий, если (не приведи Господи) они сделают из девушек мучениц. (Чего стоит только следователь, угрожающий матери отнять ребенка и отправить в детдом.)

Я хочу (прежде чем перейду к иконам), чтобы моя позиция по этому поводу была предельно ясна. В деле главной является правовая часть. Независимые юристы считают, что акция Pussy Riot в храме тянет или на административное правонарушение (15 суток), или вообще не имеет состава преступления. Взбесившееся крыло РПЦ в союзе с властью жаждет крови. Правосудие в стиле Вышинского, конечно, способно на многое, и мне не хотелось бы стать современником очередного «Московского процесса». Необходимо сделать все возможное, чтобы девушки были спасены.

Такая постановка вопроса не отменяет разговора по существу. Как оценить их произведение? И можно ли вообще обсуждать этот сюжет, когда его участники находятся в настоящей опасности?

Я считаю, что это просто необходимо. Правовой вопрос и вопрос, который можно назвать творческим, должны быть четко разделены. А то, что для обсуждения сути дела время всегда неподходящее, это мне тоже прекрасно известно.

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:77

  • Katherina Grishina· 2012-03-22 13:32:21
    стержень статьи - и вовсе замечательный. дело не в 15 суток, а в улюлюканье и передергивании с обеих сторон, а также в " разделяй и властвуй"
    только вот мужества я не вижу - вижу желание скандала. потому что акция не первая, но первая с таким резонансом.
    недостаток вижу один - дело не в двух православиях, а в разных людях, светлых и темных, которых зватает и в православии, и в любой другой конфессии, и среди атеистов, и среди агностиков, и среди, либеролов - в кавычках и без
  • Katherina Grishina· 2012-03-22 13:33:28
    Культура — это святыни народа, святыни нации.

    Что такое, в самом деле, старое и уже несколько избитое, затертое (главным образом от произвольного употребления) понятие “Святая Русь”? Это, разумеется, не просто история нашей страны со всеми присущими ей соблазнами и грехами, но — религиозные ценности России: храмы, иконы, святые места, места поклонений и места, связанные с исторической памятью.

    “Святая Русь” — это святыни нашей культуры: ее наука, ее тысячелетние культурные ценности, ее музеи, включающие ценности всего человечества, а не только народов России. Ибо хранящиеся в России памятники античности, произведения итальянцев, французов, немцев, азиатских народов также сыграли колоссальную роль в развитии российской культуры и являются российскими ценностями, поскольку, за редкими исключениями, они вошли в ткань отечественной культуры, стали составной частью ее развития. (Русские художники в Петербурге учились не только в Академии художеств, но и в Эрмитаже, в галереях Кушелева-Безбородко, Строганова, Штиглица и других, а в Москве в галереях Щукиных и Морозовых.)

    Святыни “Святой Руси” не могут быть растеряны, проданы, поруганы, забыты, разбазарены: это смертный грех.

    Смертный грех народа — продажа национальных культурных ценностей, передача их под залог (ростовщичество всегда считалось у народов европейской цивилизации самым низким делом). Культурными ценностями не может распоряжаться не только правительство, парламент, но и вообще ныне живущее поколение, ибо культурные ценности не принадлежат одному поколению, они принадлежат и поколениям будущим. Подобно тому как мы не имеем морального права расхищать природные богатства, не учитывая прав собственности, жизненных интересов наших детей и внуков, точно так же мы не вправе распоряжаться культурными ценностями, которые должны служить будущим поколениям.

    * * *

  • Katherina Grishina· 2012-03-22 13:40:29
    редактировать нельзя - имелся в виду недостаток статьи)))
    работа, кстати, мне очень нравится.
Читать все комментарии ›
Все новости ›