Для музыкального Петербурга смерть Бориса Тищенко знаменует наступление 2010-х.

Оцените материал

Просмотров: 13597

После Тищенко

Дмитрий Ренанский, Марина Нестьева · 20/12/2010
МАРИНА НЕСТЬЕВА о долге перед композитором, ДМИТРИЙ РЕНАНСКИЙ о конце петербургского музыкального застоя

Имена:  Борис Тищенко

©  Максим Муратов  ⁄  Интерпресс.ру

Борис Тищенко  - Максим Муратов

Борис Тищенко

Со смертью композитора Бориса Тищенко можно закрывать большую эпоху в отечественной музыке. Происходит полное изменение координат, особенно в композиторском ландшафте Петербурга. Тищенко был слишком монументальной фигурой, этаким композиторским тяжеловесом, чтобы не вызывать конфликтных, даже взаимоисключающих мнений. OPENSPACE.RU публикует два из них – известного музыковеда Марины Нестьевой и постоянного своего автора Дмитрия Ренанского.


МАРИНА НЕСТЬЕВА

Ушел из жизни очень большой российский композитор. Время не просто горевать о потере, но попытаться осмыслить Тищенко как художественное и нравственное явление. Его музыкальный дар богато проявился – в создании музыки и в пианистическом искусстве, в педагогике и в литературной деятельности. Он был смелым художником – открывал новые горизонты в музыке, но и не стеснялся опираться на традиции, не боялся заимствований из прошлого, знал и изучал всевозможные звуковые сферы – от старых полифонистов, западных классиков-новаторов, старших отечественных современников до нововенской школы, техник, распространенных в ХХ веке, японской гагаку.

И много чего другого варилось в творческой лаборатории Тищенко. Но всякий раз несходно: все влияния композитор перерабатывал, подчинял индивидуальной манере. И в результате создал свой музыкальный мир, отчего его искусство воспринимается как огромный цельный художественный пласт.

Он был независим от конъюнктуры – ни в социальном, ни в технологическом смысле. Не приспосабливался к моде, не делал карьеру. Его всегда больше интересовало «что», чем «как». Поэтому быть в плену у средств выражения – не путь Тищенко.

Он исповедовал большой стиль, ныне почти исчезнувший в мировой практике. Но Борис Иванович оставался верным ему всю жизнь. Его концепции очень протяженны. Чего стоит хотя бы грандиозный труд композитора последних десятилетий – мегацикл из пяти Данте-симфоний, созданный на основе «Божественной комедии» великого итальянца.

Его работоспособность была столь же поразительна, как и самодисциплина и организованность. Недаром в творческом наследии более 150 опусов. Конечно, не все они равноценны, есть среди них и проходные. Но многие уже при жизни их автора стали классикой – достаточно назвать Первый виолончельный концерт, Третью, Четвертую и Пятую симфонии, Арфовый концерт, балеты «Двенадцать» и «Ярославна», трилогию на стихи Чуковского для музыкального театра.

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:44

  • oleggureev· 2010-12-20 22:06:54
    [Что именно нас в них ждет – большой вопрос]

    Ничего особенного. Подобное положение – повсеместно (где есть Союзы Композиторов). Питер, кстати, уже давно перестал быть "культурной столицей".
  • Rheingold· 2010-12-21 00:45:37
    Ренанский на большой скандал нарывается...с мертвым-то не стыдно ль разбираться?
  • Rheingold· 2010-12-21 01:16:24
    а Филановский - это да, это великий композитор...разве кто-то в этом сомневается? Непризнанный, ёптить, гений, несчастный весь такой...
Читать все комментарии ›
Все новости ›