Они пойдут дальше иронии – совершат предельный, тотальный акт юберидентификации, в котором благоговение сольется с пастишем

Оцените материал

Просмотров: 8183

Радуга креатива

Бенедикт Симор · 05/01/2011
Сатирический пастиш на роман Томаса Пинчона – и одновременно на все креативные индустрии

©  Gonduras Jitomirsky

 

 

Этот текст — отрывок из произведения, впервые опубликованного на сайте лондонских культурных активистов Metamute. Название«Радуга креатива» отсылает к роману Томаса Пинчона «Радуга тяготения» (1973), который должен в обозримом будущем выйти на русском языке в переводе Анастасии Грызуновой и Максима Немцова (также переводчика этого отрывка). Классический постмодернистский роман Пинчона с запутанным сюжетом и множеством персонажей повествует о поисках особого приспособления для недавно разработанной ракеты «Фау-2». Если этот квест олицетворяет собой до странности иррациональную «харизму» — или трансгрессию — насквозь рациональной фордистской системы массового производства, то пастиш Симора очерчивает иную параболу постиндустриального культа креативности: один кризис («Нырок») за другим ломают и уродуют его, от виртуальных военных действий переходя к реальному разрушению.

        Такое бывало и раньше, но теперь его не с чем сравнить 1.
        Капитан Томас Порохсух разглядывал спутниковые карты Русского фронта.
        С 2015 года и четвертого Нырка почти невозможно стало раздобыть приличный комплект. Все изменилось, когда слились МКСМИС 2 и Министерство обороны. Теперь у Порохсуха имелось все лучшее, что можно купить на войне, а также новенькое пространство для художеств.
        «Лучшая оборона — креатив, — еще в 2009 году говаривал командующий Брюле. — Население, годное к воинской службе, лучше тунеядствующего». Тогда подобные разговоры казались анахронизмом, и тем не менее сейчас все жили именно в таком климате.
        Сквозь очки «ГляньКа» Порохсух проследил за движением сигнальных вспышек, и на память ему вдруг пришли строки Аполлинера:

        Feu d’artifice en acier
        Qu’il est charmant cet éclairage
        Artifice d’artificier
        Mêler quelque grâce au courage 3.


        Все уже давно растворилось, растаяло и оцифровалось. Но капитан все равно чуял запах кордита — в пикселях еще таилась та первая острая боль футуризма. Один розовый взрыв цитировал другой, пока подлинника не осталось — лишь бесконечная череда фейерверков да их смертоносных подобий. Идеальный круг, размышлял Порохсух, будто змей пожирает собственный хвост, похоже на кольцо атомов углерода в производном бензола. Или это спираль, где каждый изгиб возносит прекурсор к высочайшей власти? А где у нее верх? Сам он подымается к небесам или низвергается на дно вечной ночи?
        — А, Порохсух, я знала, что ты здесь будешь. Токсичный у нас вечерок, — Лило д’Оревильи показала на дверь бункера, в которую только что вошла. — Да и тут помойка, — добавила она. — Блядский китайский гипсокартон. У меня все легкие от него в крови.
Читать текст полностью

Ссылки

 

 

 

 

 

Все новости ›