И едва послание было получено, Советский Владыка спросил народ свой: «Но чего желают от нас сии террористы?»

Оцените материал

Просмотров: 3677

И в последние дни девятого месяца лета одна тысяча девятьсот восемьдесят пятого…

Рабия Мруэ · 05/01/2011
Ливанский художник и писатель РАБИЯ МРУЭ рисует сюрреалистические картины участия СССР в ливанской войне
Текст Рабии Мруэ был написан для его проекта «Я скучаю по старым злым временам» специально для 1-й Уральской индустриальной биеннале и демонстрировался как репродукция нескольких разворотов написанной от руки арабской вязью книги — без начала и без конца

        …не станет бодрствовать, и допустил подкопать дом свой.
        И в последние дни девятого месяца лета одна тысяча девятьсот восемьдесят пятого от Рождества Христова до Советов дошла весть о том, что четверо из их числа похищены в Бейруте неведомой террористической группой. И в послании, отправленном террористами, оговаривалось, что четверо из числа Советских будут убиты, если не исполнятся особые условия. И подписано было послание — «Организация освобождения ислама».
        И едва послание было получено, Советский Владыка спросил народ свой: «Но чего желают от нас сии террористы?» Народ ответил ему: «Они желают, дабы мы прекратили сирийские натиски и бомбометания, нацеленные на их народ в городе Триполи, что к северу от Ливана». Владыка удивился и смятение свое выказал. «Но какое дело нам до того, что сирийцы убивают своих партизан? К чему забирать наших людей?» Ответ ему дал мудрейший из его народа, сказав так: «Похитители полагают, будто Советы способны надавить на сирийцев, дабы те свои натиски прекратили». — «На кого же нацелены сии натиски?» — спросил владыка. «На участников “Организации освобождения ислама”», — был ответ. «Что?» — спросил владыка. «Они суть салафиты-сунниты, объединившиеся с Ясиром Арафатом и его “Организацией освобождения Палестины”».
        Владыка рек: «Теперь я вижу ясно. Я подвергну этот вопрос дальнейшему рассмотрению». Едва он вымолвил эти слова, как пришло еще более суровое известие. Один из четверки был зверски убит, и тело его обнаружили на мусорной свалке Бейрута, подле Посольства. И еще одно послание отправили террористы, в коем говорилось, что и трое оставшихся будут убиты один за другим, если требования их не исполнят.
        Неимоверный гнев охватил владыку. Приказал он семерым могучим и свирепейшим из людей своих отправиться на выручку троих оставшихся плененных, и рек им так: «Призовите сих трусов к жесточайшему ответу, и пусть это станет уроком, кой не забудут ни они, ни семь поколений после них».
        И отправились семеро в Бейрут. А в те времена весь град тот обуян был гнилостью и подлостью. Насельники его истребляли друг друга, на всяком перекрестке вспыхивали войны, и смерть обитала во всяком жилище. Семеро прибыли в город в один день и немедля приступили выполнять задание. Двадцать четыре дня прошло в расспросах и следствии, пока не выявили они личностей тех похитителей и не захватили дюжину из числа их сородичей.
        И один из семерки рек так: «Давайте испытаем одного пред лицом его ближних».
        И другой рек так: «Давайте истребим одного пред всеми его соседями».
        И третий рек так: «Давайте испытаем одного и истребим его пред всем его народом, а прочим отправим уведомленье, дабы отпустили они наших людей на волю».
        И четвертый рек так: «Давайте отрежем им пальцы и отправим их похитителям с уведомленьем, дабы отпустили они наших людей на волю немедля, иначе мы и далее станем отправлять им людей их по частям».
        И пятый рек так: «Давайте отрежем голову брату их главаря и отправим ее главарю с уведомленьем, дабы немедля отпустил друзей наших на волю, иначе мы и далее станем отправлять ему головы его людей».
        И шестой рек так: «Давайте отрежем муди и вложим их в рот обезглавленному и отправим их главарю похитителей с уведомленьем, дабы немедля отпустил возлюбленных наших на волю, иначе мы проделаем то же и с остальными их возлюбленными».
        И седьмой рек так: «И пускай уведомленье наше содержит в себе угрозу побольней: скажем, что, если не отпустят они возлюбленных наших на волю немедля, мы нашинкуем муди возлюбленных их и набьем ими рты их обезглавленных жен и матерей».
        И по сему оно и стало.
        Вначале убили они сородичей одного из похитителей и выволокли тело его на погляд всем его соседям. Затем отрезали несколько пальцев, голову и муди его и доставили это террористам с уведомленьем.
        И после один из них рек так: «А теперь давайте дождемся и поглядим, что станет делать эта трусливая ближневосточно-ливанская мразь».
        Едва он вымолвил эти слова, как троих из числа Советских отпустили на волю. Облегченье и радость их затмили собою отметы усталости и горя на лицах их и телах, рваные одежды их и отросшие бороды.
        Отправились они в свою землю и там предстали пред своим владыкой снова. И обратились они к нему так: «Вот стоим мы, вернув возлюбленных наших. За нож отвечали мы пистолетом, за око главой, за лазарет моргом. Каково будет слово твое?»
        И владыка ответил им словами Иова: «Неужели доброе мы будем принимать от Бога, а злого не будем принимать?» И добавил: «Слава мужа в том, что пребывает он в преступлении».

        И на пятнадцатый день четвертого месяца лета одна тысяча девятьсот восемьдесят шестого от Рождества Христова Соединенные Штаты приказали нанести воздушные удары по Ливии. Начато было в день пасмурный, и владыка Ливии постановил, что…

        Перевод с английского Макса Немцова

Ссылки

 

 

 

 

 

Все новости ›