«Пострадавших не будет». – «Будет-будет», – откликаются со смехом добровольцы.

Оцените материал

Просмотров: 12518

В чаду сражений

Павел Бардин · 10/09/2010
Режиссер и журналист ПАВЕЛ БАРДИН имел возможность лично понаблюдать за одной из последних широко разрекламированных акций нашистов

©  Павел Бардин

В чаду сражений
OPENSPACE.RU уже писал о скандалах, связанных с тушением пожаров юными кремлевцами. Павел Бардин съездил на одну из таких акций и предоставил редакции свои путевые заметки об этом августовском приключении, которые иллюстрируют постановку дела в молодежных организациях. Полную историю кремлевских молодежных движений от момента их рождения в голове Владислава Суркова до настоящего дня можно прочесть по этой ссылке.


6—7 августа. Москва
В сети появилась информация: МЧС ждет помощи добровольцев в борьбе с пожарами. В интернете и прессе всплывали разные контакты: телефон доверия МЧС; телефон дежурного МЧС по Московской области; телефон милого человека, заместителя начальника отдела лицензирования Главного управления МЧС по Московской области Александра Александровича Дудникова… Все бестрепетно или со вздохом отсылали в некий «оперативный штаб» с его бесчисленными сотовыми телефонами.
Молодой человек из «оперативного штаба» назвал адрес сбора: 1-я улица Ямского Поля, 24-а, и время — 9:00. Попросил взять с собой воду, еду, респираторы, одежду с длинным рукавом.
— Кстати, а вы какую организацию представляете?
— Ну… Движение «Наши»…
— И что, будут флаги и пресса?
— Нет, это не пиар-акция.
В областном МЧС в ответ на просьбу посоветовать, как можно пожарным помочь без посредничества движения «Наши», усталая дежурная сочувственно извинялась: «Нет, нет… МЧС только с нашистами работает…».
Взял на всякий случай пару лопат.

8 августа. Москва
9:05
Перед забором школы по адресу сбора стоят несколько разномастных машин от «гетца» до «ягуара» и автобус с романтической аэрографией на корме — каравеллой в голубых тонах. Пьют воду, курят, разбившись на группки по интересам, около семидесяти разноформатных добровольцев. Травят байки о случаях на пожарах. Никто не знает, кто организаторы, где они, куда мы едем. «Наших» нет. Водитель автобуса тоже ничего не знает. Несмотря на пожелание «оперативного штаба» видеть в рядах добровольцев молодых мужчин, здесь и девушки, и женщины, и двое уже совсем седых, хотя и крепких мужчин. Много интеллигентных очкариков, как на встрече выпускников физтеха.
По периметру школы — видеонаблюдение. На железной двери прикреплены файлики с листками А4, на которых написано «НОУ “ИРМОС”» и «НАПРАВЛЕНИЕ: БОРЬБА С ПРОТИВНИКАМИ МОДЕРНИЗАЦИИ КАБИНЕТ № 10 ТЕЛЕФОН: 8 195 770 6 888». Становится смешно.
За железной дверью сидит заспанный сторож из «Наших». Он «не в курсе», но скоро должны подъехать «координаторы».

9:30
Подходят три юных тонкокостных создания в шлепках и шортиках — две девушки и юноша. Фирменные майки «Селигер-2010» выдают активистов движения «Наши». В остальном — обычные хипстеры. Юноша Арсений — старший. Флагов и видеокамер действительно нет.

9:40
Арсений собирает вокруг себя добровольцев. Объявляет, что мы поедем в Луховицы, и просит взять в машины тех, кому не хватает места в автобусе. Зачем-то переписываются все самостоятельные автоэкипажи пофамильно — пять, шесть машин. В одной из машин — корреспондент молдавской газеты, журналист из Wall Street Journal и шеф Московского бюро «Голоса Америки». Журналисты воспользовались «Нашими» как транзитом, чтобы посмотреть на реальное положение дел в зоне бедствия и поговорить с местными жителями.

11:30
Трасса М5 между Бронницами и Луховицами. Видимость сильно ухудшается. Вокруг плотная желтоватая мгла. Едем мимо лесного пожара. У обочины — пожарные и поливальные машины. Рукава протянуты в лес. В лесу клубится неприятный бурый дым. Пламени не видно.

12:00
Въезд в Луховицы. Проезжаем через пикеты милиции — для отдыхающих дорога к карьеру с кафе и катамаранами закрыта — как объяснил мне местный мент, во избежание шашлыков.

12:30
Выгружаемся. Грудимся вокруг офицера МЧС.
— К огню вас никто не пустит. Разделитесь на три группы. Одна будет здесь. Другая в садовом товариществе. Третья, кто покрепче, у границы города, где детский сад. Еще возможны небольшие очаги.
Девушка вызывается оказывать медицинскую помощь. Арсений пугается порыва:
— Медицинских пострадавших не будет.
— Будет-будет, — откликаются со смехом добровольцы.
Арсений ходит туда-сюда, пытаясь понять, как поделить людей. За ним хвостиком две активистки.
Эмчеэсника осаждают те, «кто покрепче»: будут ли рукавицы, что надо будет делать, выдадут ли топоры и пилы. Эмчеэсник, немного смущаясь, отсылает к Арсению. Кажется, нас здесь никто особенно не ждет. Становится противно: из Москвы к обеду подтянулась экскурсия на пожар. Срываюсь, кричу противным голосом:
— Может, по порядку рассчитаться, а?! Кто командовать-то будет? В шеренгу по одному становись! Посчитаемся!
Арсений, не подключаясь:
— Я считаю уже, считаю», — и снова впадает в транс.
— Да что вы тупите-то, ребята! Опоздали на полчаса и теперь время теряете!
— Кто «опоздали»?
— Вы опоздали! Вы, гребаные нашисты…
— Ты за такие слова щас уедешь!
— Давайте отправьте меня!
— Я отправлю вообще без проблем.
— Скажите спасибо, что мы приехали, — мы вашу вот эту пиар-акцию поддерживаем.
— Мне на вас насрать.
Я вынимаю диктофон из руки:
— А еще раз?
— Мне на вас насрать. Это не моя пиар-акция.
— А чья это пиар-акция?
— Ничья. Это помощь местным жителям.
— Чего же вы тогда опаздываете? Приезжайте вовремя тогда, если не пиар-акция, раздавайте воду, респираторы, инструмент, постройте людей, посчитайте, распределите, организуйте процесс, хули мы тут приехали в девять утра…
— А что вы меня учите?
— Потому что я старше вас, больше вас видел и больше знаю. А вы не можете организовать простую команду из восьмидесяти человек.
— А вы?
— Я могу.
— Организуйте.
— Пожалуйста.
Это было опрометчиво данное обещание.

{-page-}
    

©  Павел Бардин

В чаду сражений
13:00
Разбиваемся не на три команды, а по три человека на лопату. Лучше всех подготовилась команда на «лансере», судя по повадкам — туристы-походники. Пару негодных лопат выдают н а местности. Арсений, кроме газированной воды, ничего предложить не может. Половина добровольцев оказывается без инструмента — идут собирать полусгоревшие ветки. Те, кому повезло, копают.
Два дня назад здесь был настоящий верховой пожар. Сгорело дотла кафе у карьера. Пожарные, трактористы, гастарбайтеры, солдаты и местные жители уже успели выкопать основные траншеи. Добровольцы продолжают работу: вода по желобкам и канавкам разливается дальше в лес. Почва сухая и горячая. Иногда попадаются тлеющие корни на глубине 20—30 см.
— А вы знали, что нас нашисты сюда собирают?
— Знал бы, не поехал! — отвечает человек, похожий на Паганеля.
Местные жители не обращают на нас никакого внимания, живут воскресной жизнью. На одном из участков жарят шашлык, накрыт во дворе длинный стол, играет музыка.
Только один местный житель живо интересуется нашей судьбой — глава администрации города Луховицы. Он сидит на поляне, где разложили вещи добровольцы. По выражению лица Главы ясно, что он головой отвечает за всех добровольцев в Луховицах. И если на кого-то упадет выгоревшее изнутри дерево, спрос будет с него, а не с Арсения.

16:00
Глава администрации разрешает добровольцам в виде исключения искупаться в карьере. В отдалении зачем-то ходит полуголый человек с миноискателем.

17:00
На четвертый час работы копание становится более сосредоточенным и слаженным, в глазах появляется особенный блеск, добровольцы рифмуются не с комсомольцами, а с ополченцами.
Обсуждаются дым, пожары, неэффективность власти, рассказываются политические анекдоты, вступают в вечное противоборство Canon и Nikon, Mac и PC.
Публика разношерстная — от пожарного до студентов МГУ, от двадцати лет и до шестидесяти, но все одинаково вежливы. Перехватывают друг у друга лопаты.

17:30
Идиллия кончается: приезжает экскаватор и за десять минут делает дневную норму добровольческого отряда.

18:00
Добровольцы подтягиваются к стойбищу и готовы ехать в Москву. Этому рады и глава администрации, и Арсений с активистками, и водитель автобуса.
Арсений подходит ко мне, примирительно жмет руку. На поляне появляется еще один хипстер из «Наших» — золотоголовый мальчик Тихон. Как выяснилось потом, комиссар Тихон Чумаков, когда-то прессовавший посла Британии Энтони Брентона.

Разговариваем.
— У меня есть ощущение, что вы сами не знали, что здесь будете делать.
Тихон:
— Я вот лично пришел в МЧС и сказал, что мы готовы помогать. Да, Чернышову — замначальнику МЧС по области. Я сказал: «Мы будем к вам волонтеров направлять. Мы готовы воду взять и автобусы». Но мы же непрофессионалы. Мы должны поступать в распоряжение профессионалов. Конкретно — от них получать указания и инструменты.
Арсений:
— Здесь просто получилось так, что с вечера нам позвонили, сказали, что люди будут патрулировать. Мы спросили: нужны там лопаты и какие-то спецсредства? Нам сказали: нет, а даже если понадобятся, вам их выдадут. А по факту на местности оказывается по-другому.
— Может, надо было не дожидаться МЧС и создать нормальный оперативный штаб? Мне казалось, что у «Наших» есть для этого ресурсы. Я думал, что купить лопаты, рукавицы и респираторы для вас не проблема. Или вам как-то самоорганизовываться не надо?
Тихон:
— Мы самоорганизовываться будем, и я в это прекрасно в-в-в… это… понял. Понял в тот момент, когда оказалось так, что я оказался главным за волонтеров Московской области. И мой телефон всем давали, как главного… А я даже… ну… понятия не имел, что это окажусь я… Я эту задачу готов решать. Просто она так несколько неожиданно на меня упала. И я надеюсь, что вот там с сотрудниками МЧС завтра мы такой некий штаб организуем, в котором мы будем уже понимать более конкретные вещи, которыми мы занимаемся. Все будет. Просто вчера занимались патрулированием. Сегодня вот ветки рубили. А завтра — не знаем, чего будет.
— А вы сами с лопатой работали сегодня?
Тихон:
— Я — да! Естественно. Ну, сюда я приехал поздно — занимался этими организационными вопросами.
Арсений:
— А я прям в Рязани тушил пожары.
Тихон:
— Я по его внешнему виду вижу, что ему надо этот… пендель дать.
Арсений:
— Я даже почему сегодня особо не был старательный? Потому что у меня одна пара обуви и ноль рублей в кармане. А две предыдущие пары обуви сгорели в Рязани. Одни носки остались.
— А бюджет какой-то есть у мероприятия?
Тихон:
— У нас е-есть… Конечно, какие-то организационные вопросы мы изыскали… И всю работу перевели на главную проблему, которая сейчас стоит перед страной перед всей.
— И насколько эффективно расходуется этот бюджет? Был всего один автобус…
Арсений:
— Было два. Один сломался. Я могу назвать вчерашнего бюджет. Двенадцать тысяч.
— Может быть, за эти деньги нужно нанять бригаду гастарбайтеров и трактор? Накопали бы намного больше. Так что получается, задача — привлечь внимание? Или — реальная помощь?
Тихон:
— Вы поймите одну простую задачу! Несмотря на этот дым и на пейзажи, люди все равно идут жарить шашлыки, люди все равно кинут окурок в траву. Несмотря на ту ситуацию, которая есть, люди не включают свой мозг.
— Почему не было сегодня среди добровольцев активистов «Наших»?
Тихон:
— Они тушат пожары во Владимире, в Рязани.
— Но вас же по 50 тысяч активистов выходило на Ленинский проспект. Где они?
Тихон:
— Это люди, которые приходили на мероприятие. Это не наши активисты, я вам так скажу.
— Получается, эти люди не жаждут тушить пожары.
Тихон:
— Просто об этом мы не афишировали, чтоб нам не сказали, что мы делаем пиар на проблемах других людей. Я вот единственный, кто с символикой хоть с какой-то.
— Да нет, вы все четверо в символике. А других активистов и сочувствующих сегодня и не было.
Тихон (улыбается):
— А, ну да, селигеровские майки. Точно. Но наших много и во Владимире, и в Рязани — зайдите на сайт, посмотрите. Как бы кто к этому ни относился, это не фотошоп!
— А вы волонтеры? Вы ничего не получаете?
Секундная пауза. Арсений вздыхает.
Тихон:
— Знаете, у меня еще спрашивают: а откуда такая машина? Только это такие вопросы…

(Судя по записям в блоге федерального комиссара «Наших» Антона Смирнова, его соратник, комиссар Тихон Чумаков, ездит на 350-сильном «порше»).

18:20
Добровольцы собираются в обратную дорогу.

22:00
Москва. Понимаю, что между нами с Арсением осталась какая-то недосказанность. Звоню:
— Добрый вечер, Арсений. Извините, можно задать вам еще один вопрос?
— Да, конечно.
— Что вы хотите делать в жизни? Кем быть?
— Хочу сделать Россию самой лучшей страной в мире!
— Хорошо. Ну, а кем быть?
— С должностью я пока еще не определился.

Ссылки

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:2

  • oto_phone· 2010-09-13 11:41:30
    это жесть
    гребаный цирк
  • byron· 2010-09-13 21:45:32
    А почему некоторые статьи расположены на нескольких страницах, а некоторые раскрываются при нажатии на плюсик?
Все новости ›