Мы живем в Зомбиленде, пора с этим смириться. Мне кажется, музыканты уже смирились

Оцените материал

Просмотров: 32113

Казань: на улицах мало граффити

Радиф Кашапов · 12/01/2012
Музыканты столицы Татарстана о тысячелетии города, татарской эстраде и о том, чего хотят местные модники

©  Алина Валитова

Ittifaq. Ильяс Гафаров, Назим Исмагилов. Cоцгород, Казань, 2011 - Алина Валитова

Ittifaq. Ильяс Гафаров, Назим Исмагилов. Cоцгород, Казань, 2011

OPENSPACE.RU продолжает специальный фотопроект «Музыкальная карта России». Девять музыкальных проектов из Казани рассказали журналисту РАДИФУ КАШАПОВУ о себе и окружающей их среде, а фотограф АЛИНА ВАЛИТОВА сняла их на фоне местных достопримечательностей.

Мубай
Bebertos
«ТВ»
YaineYa
Harajiev Smokes Virginia!
«Дом Кукол»
Martin Shulte
Ittifaq
ЛБ



1. Мубай

©  Алина Валитова

Мубай. Ильдар Мубаракшин. Дом книги, Казань, 2011 - Алина Валитова

Мубай. Ильдар Мубаракшин. Дом книги, Казань, 2011

Ильдар Мубаракшин вдохновляется татарской поэзией, которую перепевает под акустические переборы, явно сочиненные под влиянием музыки соул и карибских ритмов. Татарскую музыку, отличную от многолюдной местной попсы, в Казани называют «альтернативой» и Мубай сейчас — ее явный лидер.

Ильдар Мубаракшин: Я с уважением отношусь к татарской академической культуре. Я рос в то время, когда можно было слышать лишь профессионалов в музыке. Не могу сказать, что мне нравилось все подряд, но это была высокая планка. Любовь к татарской народной песне во мне пробудили Флера Сулейманова, Мирсэет Сунгатуллин. Из композиторов мне очень близки Фарит Яруллин (его музыка к балету «Шурале», например) и Рустем Яхин (в песенном жанре). И, разумеется, я не могу отрывать себя от корней. Я не общаюсь с представителями эстрады, у меня нет с ними совместных проектов, наконец, я не слушаю современную эстраду. Не потому, что сноб, и не потому, что имею на них зуб. Просто мне это не интересно, я еду другим рейсом. Музыка не моя профессия, поэтому мне не трудно сесть на другой поезд. Мне уютно в своем мирке, где я никому ничем не обязан, ни перед кем не отчитываюсь; у меня нет необходимости угождать чьим-то вкусам. И очень важно: я не противопоставляю себя эстраде, мы просто разные. У них свои задачи и цели, у меня свои.

Какой выход для развития татарской музыки — я не знаю. Я не очень хорошо разбираюсь в истории музыки, я не музыкальный критик. Мне трудно ответить на этот вопрос. Нет нужды переживать за музыку такого или сякого народа, подталкивать к чему-то, искать входы-выходы. Наверное, все будет зависеть от исторических условий, от общемировых тенденций в музыке. Сейчас время мутное, без ориентиров, без целей, без желаний. И песня соответствующая — мутная, сумбурная, не побуждающая к позитиву. Наверное, время от времени будут появляться талантливые певцы, музыканты, композиторы, как у всех других народов. Как же иначе?


2. Bebertos

©  Алина Валитова

Bebertos. Альберт Ильясов и Радик Шакиров. «Пирамида», Казань, 2011 - Алина Валитова

Bebertos. Альберт Ильясов и Радик Шакиров. «Пирамида», Казань, 2011

Ранее певший в раста-фанк группе «Две Башни» Альберт Ильясов начал новый этап в жизни наедине с гитарными процессорами, в реальном времени записывая гитарные и битбоксовые кольца. Нынче к нему на концертах часто присоединяются медная секция, перкуссия. В 2010 году в качестве победителя конкурса Russia Loop Station World Championship съездил в Анахайм на мировой финал луп-мастеров.

Альберт Ильясов: Когда я начал играть один, это был просто эксперимент над самим собой: а смогу ли я вот так? Взял себя «на слабо». Получилось, смог. Но, как говорится, одна голова хорошо, но цифра три мне больше нравится. Так что сейчас пишем альбом с моими друзьями-духовиками.

Если иронизировать, то Казани моя музыка, конечно, нужна. Шутка ли, на город-миллионник, нескромно претендующий на звание третьей столицы, я один играю реггей живьем. Это большая ответственность, и еще большая странность. Стараюсь делать все хорошо.

Раньше я, в основном, веселил публику, теперь больше думаю. И хочется, чтобы и люди думали больше. Наверное, каждый, кто играет реггей, этого хочет. Может, это относится и к другим стилям. Да и чистым реггей мою музыку не назовешь.


3. «ТВ»

©  Алина Валитова

«ТВ». Тимофей Ванюшечкин, Айрат Камалов. Клуб «Маяковский. Желтая кофта», Казань, 2011 - Алина Валитова

«ТВ». Тимофей Ванюшечкин, Айрат Камалов. Клуб «Маяковский. Желтая кофта», Казань, 2011

Она же — «Тревожное Воскресенье». Одна из самых старых казанских действующих групп записала первый альбом в 1996 году, просуществовала до начала нулевых, распалась, чтобы собраться практически в оригинальном составе только сейчас и тут же выпустить диск «Снайпер». В этой довольно прямолинейной музыке с житейскими текстами внезапно и отчетливо слышишь британское инди.

Марат Давлятшин: Город очень изменился во всех смыслах. Духовно — горожанам все больше становится пофиг. Пофиг до всего, кроме самих себя и самых близких людей. Город стал злее и прагматичнее.

Музыкально город за эти пятнадцать лет научился вкушать как мировых звезд электронной сцены, так и рок-музыкальных легенд (Scorpions, Nazareth, Smokie, Стинг). Вырос уровень притязаний на фоне гонки за места. Кто «столичнее», тот и крут. В жизни же обычных музыкантов, играющих на сейшенах, особенно ничего не изменилось. Разве что инструменты стали лучше.

Город внешне — это отдельная тема для долгих дискуссий за чашечкой чая, а если станет совсем горько, то и более горячительных напитков. Центр города, пробки, развязки, исчезающие архитектурные памятники, вычурность... Пир во время чумы. Мне нынешний город скорее не нравится.

Я сильно скучаю по «Равноденствию» (проходивший на рубеже веков казанский фестиваль. — OS). Алексей Тихонов молодец, что взялся тогда за это дело. После фестиваля «УКол», который устраивал в конце девяностых Валерий Колоколов, больше прецедентов не было. «Равноденствие» проходило по нескольку дней со своими хедлайнерами. Каждый мог выбрать себе день по стилям, и в этом было что-то такое свежее, что ли. Потом был Марик Званец и его «ХаРокАт». Насчет Тихонова не знаю, а все, что делал Марк, делалось на полном энтузиазме. За это ему нужно сказать спасибо. Потом старались сделать что-то подобное, даже «ХаРокАт» на конкурсной основе, но получилась копия, и все это понимают. Беда в отсутствии организатора с запалом, который болел бы за дело живой музыки в Казани. Нужен человек и место.

«Сотворение мира», несомненно, нужно. Если не вдаваться в тему выделенных денег из бюджета на проведение этого мероприятия, а просто порассуждать на уровне «нравится — не нравится», то я, безусловно, рад, что у нас проходит такой фестиваль.


4. YaineYa

©  Алина Валитова

YaineYa. Семен Метельков, Александр Герасимов. Площадь Вахитова, Казань, 2011 - Алина Валитова

YaineYa. Семен Метельков, Александр Герасимов. Площадь Вахитова, Казань, 2011

Гитарно-барабанный дуэт, занимающийся маткором и прочими сложносочиненными стилями, записал в этом году дебютный сингл «2cb» — неожиданно тихий и медитативный.

Семен Метельков: Музыкальная волна определенно есть. И мы даже об этом пели и играли, когда у меня была группа Ginger Was Born In 80's. Волна тех, кто родился в конце восьмидесятых, успешно пережил все нахлынувшие тогда тенденции и вынес из этого что-то свое. И эта волна и есть музыка той лимиты, которая приехала в Казань вместе со мной или на год-два позже-раньше.

Коренные казанцы, как правило, на другой волне, в отличие от приезжих. А объединяет нас, естественно, музыка, на которой мы выросли, нереализованные амбиции, ненависть к органам (управления и своим внутренним), одни и те же наркотики и несколько точек для тусовки. И как промоутера меня эта ситуация вполне устраивает. Зарабатывать, конечно, не получается, но за идею бороться стоит.

Александр Герасимов: Кто-то жарит нехилый рокешник и привозит малоизвестных друзей из соседнего города, рассчитывая, что на концерт зайдет человек пятьдесят. Другие выдают хиты, которые вот-вот могут вдарить на всю страну, и мутят концерты с нехилым бюджетом. Третьи угорают на дискотеках, которые сами организовали, с участием именитых на весь мир электронщиков. Все мы дружим, по возможности поддерживаем друг друга. Подпеваем-подыгрываем на концертах, сводим записи.


5. Harajiev Smokes Virginia!

©  Алина Валитова

Harajiev Smokes Virginia! Айдар Гайнуллин, Игорь Шемякин, Леша Путряев.  Двор рядом с «Рок-капеллой», Казань, 2011 - Алина Валитова

Harajiev Smokes Virginia! Айдар Гайнуллин, Игорь Шемякин, Леша Путряев. Двор рядом с «Рок-капеллой», Казань, 2011

А это уже матпоп-трио, чуть ли не сразу отправившееся в многодневные гастроли по России, — между делом музыканты издают альбомы и EP, в короткометражке Black Notch с ними поиграл казанский электронщик Роман Кутнов, ранее известный по проекту Noleplastique.

Айдар Гайнуллин: Мне сложно судить о других городах. Мы в них задерживались максимум на один-два дня. И, кроме своих концертов, больше никаких мероприятий не посещали. Я не заметил особой разницы. На наши концерты с каждым новым приездом приходит два-три новых лица из двадцати-тридцати человек, которых мы, как правило, уже знаем лично. В Казани та же самая картина, за исключением того, что интересующихся нашим творчеством становится меньше, так как мы уже заинтересовали всех, кого могли в этом городе. Ну, может быть, тех, кто не пропускают наши выступления, здесь больше — по сравнению с выездными концертами. Наверное, за счет друзей.

Площадок для выступлений так же мало, как и у нас. И все они существуют не за счет проведения подобных концертов. Хотя забавно, что все три наши пластинки вышли на лейблах «региональных центров» (Нижний Новгород, Самара). Мы, к сожалению, еще не были за Уралом! Вот там, наверное, движуха!

Игорь Шемякин: В Казани, на мой взгляд, не слишком активная молодежь. В то время как в Самаре ребята стелят новый метал и гитарный экспериментал, в Нижнем Новгороде сформировалась серьезная маткор-сцена, а Уфа славится своими панк-хардкор коллективами, в столице Татарстана за последние три года почти ничего не появилось. С одной стороны — здесь куча похожих друг на друга дискотек и привозы «Афишных» селебритиз, с другой — скучный, обрыганский рок родом из нулевых. На улицах мало граффити.


6. «Дом кукол»

©  Алина Валитова

«Дом кукол». Слева направо: Андрей Проскуряков, Денис Стеценко, Дмитрий Сычев. На фото отсутствует ударник Александр Аблаев. Репетиционная база группы. Казань, 2011 - Алина Валитова

«Дом кукол». Слева направо: Андрей Проскуряков, Денис Стеценко, Дмитрий Сычев. На фото отсутствует ударник Александр Аблаев. Репетиционная база группы. Казань, 2011

Гранды казанской рок-сцены, стабильно собирающие полные залы вот уже второй десяток лет. Главная фишка — рычащий вокал Дмитрия Сычева. Некоторое время прожили в Москве, вернулись в Казань. Один из альбомов «ДК» выходил на «Мистерии Звука».

Андрей Проскуряков: Мне по душе Казань, хотя я приехал сюда всего тринадцать лет назад. Если рассматривать Москву как финансово-популярно-телевизионно-радийный трамплин для творчества, я бы поехал туда, когда бы за спиной не было этих безумных девяти лет «Дома кукол» и мне было бы восемнадцать... Да и вообще, все эти пробки, метро, толпы народа, беготня… понятно же, что лучше все это же самое — только в Казани.

А насчет нашей популярности... Не знаю почему, вспоминается надпись на одной из казанских стен, появившаяся лет эдак шесть-семь назад. Помню, что буквы были большие, почерк аккуратный, сразу видно, что люди очень старались. Надпись гласила: «Дом кукол — козлы». Наверное, это был пик нашей популярности. А изменилось то, что той стены уже больше нет, как нет и целого квартала, где стоял тот дом.

Денис Стеценко: Вот уж действительно не знали, не гадали, а случилось тысячелетие города. Город преображается год от года, универсиада, международные форумы, игры чемпионата мира по футболу, чемпионат мира по водным видам спорта — в подобное разве поверили бы десять-пятнадцать лет назад? Нет, конечно! Казань хорошеет, отмахивается от провинциальности, как от перхоти в лифте. Но что с музыкальной жизнью? Как она развивается? Тут ответ не однозначный, вместе с общемировыми трендами в третью столицу приходят, в основном, традиции ночной клубной жизни. Тут воистину гипер-масштабные перемены. С живой музыкой ситуация немного другая, молодежь интересуется, покупает гитары, все как во времена нашей юности. Различия в том, что если раньше нас было по пять человек на одну гитару, как на винтовку Мосина в 1941 году, то сейчас — такой выбор инструментов, педалей, сэмплеров, луперов, секвенсоров и прочего добра! Технологии и продажи шагнули вперед, а вот с идеями напряженка.


7. Martin ShulteМарат Шибаев практически неизвестен в родном городе — его жизнь проходит в студии, а потом треки выходят на электронных лейблам (Telrae, Rednetic, Lantern, RareNoise, Entropy, Fountain Music и других) и звучат в сетах диджеев. Музыку пишет с четырнадцати лет. Основные направления — техно и эмбиент.

©  Из личного архива Марата Шибаева

Марат Шибаев на берегу Волги

Марат Шибаев на берегу Волги

Марат Шибаев:
Каждый мой релиз — это определенный этап моей жизни, вдохновленный различными жизненными ситуациями, городской суетой, окружающими и близкими мне людьми, мимолетными увлечениями. Релизы для меня как дети, я люблю их всех, но, безусловно, самому младшему достается больше любви, поэтому альбом «Treasure» — очень значимая для меня сейчас работа: здесь затронут длительный период, альбом писался постепенно, раскрыл мне как автору несколько разных подходов к написанию музыки.

Я люблю свой город, безусловно, он вдохновляет меня на творчество, мне нравятся летние прогулки по ночному городу. Мне нравится наблюдать за жизнью этого города и за тем, как идет его развитие, мне нравится смешение культур.

В последнее время музыка превратилась для меня во что-то очень личное. Она как хороший друг или психолог, с которым интересно поговорить наедине. Я получаю удовольствие от создания музыки, наверное, это своеобразный музыкальный эгоизм.


8. Ittifaq

©  Алина Валитова

Ittifaq. Назим Исмагилов,  Ильяс Гафаров. Cоцгород, Казань, 2011 - Алина Валитова

Ittifaq. Назим Исмагилов, Ильяс Гафаров. Cоцгород, Казань, 2011

Популярность рэпа серьезно повлияла на местную молодежь: значительная часть проектов на татарском языке — это хип-хоп. Главные активисты — Ittifaq: они писали музыку к спектаклям, выступали в Хельсинки и Перми. Основали сообщество Yummy Music, в рамках которого записывают и продвигают себя и дружественные коллективы.

Ильяс Гафаров: Хип-хоп движение началось в 2005-2006 годах, когда Ittifaq и Шакур независимо друг от друга начали активно работать каждый в своем направлении. Более ранние работы на татарском можно было услышать у рэпера Фокса из Альметьевска и Гравэ из Барды, но это были единичные случаи. К 2007-му местные лейблы почувствовали потребность молодежи в «уличной музыке», но еще не знали, как ее преподнести. Так что без ляпов не обошлось, хотя и удалось выпустить несколько альбомов.

Массовость этого движения в наши дни можно оценить по количеству групп, выступающих на тех или иных площадках. Я насчитал десять-пятнадцать, но, к сожалению, на качестве материала это не особо сказывается: хип-хоп в России умеют делать единицы, а уж в Казани тем более. Можно было бы надеяться на прогресс, если бы в городе существовало достаточно хип-хоп площадок или хотя бы тематических мероприятий. Несмотря на растущую популярность хип-хопа в целом по России, Казань как бы остается немного в стороне. Тут не ценятся даже электронные музыканты, выпускающиеся на западных лейблах, не говоря уже о каких-то «школьниках в широких штанах».

Я бы заменил слово «альтернатива» на термин «независимая музыка», так как первый вариант себя немного дискредитировал. Обывателю кажется, что если он пойдет на концерт «альтернативной» музыки, пусть и татарской, то его затопчут какие-то вонючие волосатые «ниферы». А это не так. Главное отличие таких музыкантов, как Зуля Камалова, Мубай, Азат, в том, что их творчество не зависит от календаря релизов продюсерских центров и востребованности на корпоративах. Это музыка уровня международных фестивалей, самый что ни на есть пример межкультурного диалога. Но, к сожалению, их диски не встретишь на полках казанских музыкальных магазинов. Так же, как там не встретишь альбомов NRKTK, Sunsay или «Ляписа Трубецкого» (это частые гости нашего города), потому что мы живем в Зомбиленде, пора с этим смириться. Мне кажется, музыканты уже смирились.


9. ЛБНесколько лет назад под псевдонимом Nambavan Линар Билялов издался на нидерландском нет-лейбле WM Recordings, выступил на немецком фестивале «Club Transmediale», а также стал автором мема «бей бабу по ебалу». Размашистую и грубую электронику он сочиняет на компьютере, с наушниками за 300 рублей и микрофоном за 200. Также Линар создал сайт Bratan.info, посвященный феномену гопничества. В какой-то момент Билялов, казалось, завязал с музыкой, но сейчас вернулся — под более лаконичным псевдонимом.

©  www.myspace.com/hambabah

Линар Билялов

Линар Билялов

Линар Билялов:
Я все забросил в тот самый момент, когда можно было набирать обороты, — это где-то лет шесть назад. Мне просто стало противно, честно говоря. Чтобы быть популярным, нужно угождать толпе, говорить то, что ей нравиться, это стало очень скучным. Не люблю, когда кому-то что-то нравится, интересней, когда все недовольны. Еще помню, как на улице и в шашлычных по городу меня узнавали, было так странно. Недавно мне один чувак сказал, что видел мои видео в интернете, а человека этого я уже более-менее знал полгода. Ему друган ради прикола показал, я там кирпичи кидал с балкона. Короче говоря, сомнительная слава. Но мне не стыдно, мне похуй, главное, чтобы весело было.

Я дважды останавливался — в 2006-м и 2009-м. Вернулся, потому что скучно. Ничего интересного нет, кругом пустота. В принципе, когда я в первый раз сел в 2002 году за секвенсор, то же самое было. Да и время свободное появилось, хотелось побаловаться еще немножко, с плагинами, секвенсорами. Поснимать простые видео для себя, ради забавы. Фанаты вот до сих пор пишут, я три раза удалял группы «ВКонтакте», где они тусовались, — в 2006 году там были хорошие цифры, особенно после того, как песня «ББПЕ» стала мемом «Двача», а потом и Рунета. Я видел фотки, как фанаты на стадионе вывешивали плакаты с этой аббревиатурой.

Я хотел одно время, году эдак в 2009-м, писать очень грустные песни, чтобы все, кто их слышал, плакали, прям чтобы слезы из глаз, — как умирают школьницы из-за любви или там парень с девушкой знакомится и от любви летает. Короче говоря, набор смазливых штампов. И музыка была очень разнообразная, не жесткая, но слоистая, как пирог. А летом 2011 года я понял, что было бы интересно писать цикличную музыку, примитивную, через которую петляли бы слова из русского языка. Сейчас уже все мои песни состоят из слов «говно», «пизда», «ебать», «срать», «хуй» и «хуйня». Это как бы показывает, что мне похуй стало на смысл, я отбросил смысл за ненадобностью. Потом, может, снова начну писать мелодичные песни.

По поводу выступлений были предложения, думаю, в ближайшем будущем что-нибудь будет возможно, я особо-то не люблю толпы и быть в толпе не люблю. Тем более кричать под компакт-диск не охота или под компьютер. Да и не современно это.

Bratan.info я выключил. Во-первых, идея себя исчерпала, а во-вторых, его работе мешали всякие левые люди, которые не догоняли и писали заявы в прокуратуры. Еще были мощные DDoS-атаки, а в 2006-м устойчивый хостинг мне был не по карману. ЖЖ постоянно банил за разжигание и насилие. Ладно, Youtube тогда не модерировался так, как сейчас. Но я все равно убил Bratan.info, надоело. В России эту тему раскрутили и по телевизору, и в интернете, быдло отовсюду стало смотреть на меня. Только я не быдло раскручивал изначально, а издевательство, то, что люди любят смотреть, как кого-то пиздят, только б не их. Но чем дальше, тем скучнее мне становилось, сейчас, когда я вижу, как на эту тему делают передачи, меня тошнит, это уже кажется устаревшим, заезженным и не интересным.

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:3

  • Artur Sharafutdinov· 2012-01-13 14:12:54
    отличный матерьяльчик. Намбаван жжот:))
  • Ortem Jorgi· 2012-01-13 20:52:06
    ittifaq!
  • Rak Otshelnik· 2012-01-17 01:13:11
    на улицах мало граффити. люде также плохо одеваются! земель не стало больше
Все новости ›