Теперь я понимаю, что, если бы кто-то в августе 1991-го отдал приказ гасить людей у Белого дома, вся толпа бы там и легла – дружно и под песни «Коррозии».

Оцените материал

Просмотров: 100318

Панки и танки

19/08/2011
Автор книги и выставки «Хулиганы 1980-х» МИХАИЛ БАСТЕР рассказывает и показывает, чем начался и закончился августовский путч для представителей московской контркультуры

Имена:  Константин Кинчев · Михаил Бастер · Эдуард Ратников

©  Александр Тягны-Рядно

Танки на Васильевском спуске. Август 1991  - Александр Тягны-Рядно

Танки на Васильевском спуске. Август 1991

МИХАИЛ БАСТЕР — художник-график, собравший онлайн-архив по истории молодежных субкультур, автор книги «Хулиганы 1980-х» и одноименной выставки, а также выставки «Альтернативная мода до прихода глянца. 1985—1995», прошедшей недавно в ЦСИ «Гараж».

Советский Союз для тех, кого называли «неформалами», закончился гораздо раньше, чем для обычных людей. Для кого-то это произошло еще в 70-е, а для кого-то в августе 1989 года на Фестивале мира в «Лужниках». Тогда около 60 тысяч человек со всего Союза собрались на концерт, где выступали Bon Jovi и Scorpions, но все шли на Mötley Crüe и Оззи Осборна. Это был пик рок-эйфории и чувства сопричастности к самой современной движухе. Атмосферу концертов не передать: все считали, что это окончательная победа рок-революции, зародившейся в начале 80-х.

К этому времени рокеры из изгоев общества превратились в перестроечный тренд, уважаемый как криминалом, так и обывателями. Теперь они делали что хотели, а хотели они немногого — гулять, выпендриваться, задирать прохожих и демонстрировать свою инопланетность. Чем-то они напоминали нынешних хипстеров, только намного брутальнее и затейливее, но принцип фиксирования ситуации и себя в ней был тот же: сделал гадость — сделал «лук».

©  Евгений Волков

Во дворе музея революции. 1989  - Евгений Волков

Во дворе музея революции. 1989

Настроение рубежа 1990-х в среде уличных субкультур укладывалось в формулировку: «Мы победили — бляди дают бесплатно». Эту мудрость озвучил один из байкеров на Пушке, который непременно желал сделать себе такую татуировку. После потасовок с быками и люберами внутри уличных группировок все уже устаканилось. «Маргиналы» получили свое — пространство для самовыражения и поле деятельности. Они занимались собой — у них была своя жизнь, свой бизнес и своя мода, и им не было дела ни до того, что происходит в стране, ни до политики. Отношения с официальными властями могли быть определены поговоркой: «А вот это мой живот. Ниже-ниже. Вот-вот-вот». И это «вот» они положили на власть, а не на Советский Союз. Он-то их вполне устраивал, и, как выяснилось после, без такого внятного противостояния не было бы и такого мощного пласта истории советского андеграунда 80-х.

©  Из личного архива Михаила Бастера

Байкеры на Васильевском спуске. 1990

Байкеры на Васильевском спуске. 1990

Но как только контркультура стала популярной, стихийные и полулегальные концерты стали проходить регулярно и превратились в эстраду для малоимущих, ушла романтика, и изменилась мода. На улицу вывалила куча каких-то непотребных «неформалов» и откровенных люмпенов, подхвативших рокерскую тему, от которых захотелось резко отмежеваться. Даже металлисты сменили стиль на более приличный и строгий. Рокерский стритрейсерский (от англ. street racer — уличный гонщик. — OS) тренд, наоборот, стал более вычурным и сменился на байкерский. В этот же период Александр Петлюра переехал с улицы Гашека на Петровский бульвар, и с лета 1990 года уже активно функционировал его знаменитый сквот — появились Пани Броня и Абрамыч, новая коммуникация художников и модников. Радикальные панковские стили отошли, в уличной моде наступила костюмно-винтажная эра.

Читать текст полностью

Ссылки

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:1

  • EnterTheVoid· 2011-08-22 17:40:15
    Какая прекрасная фотогалерея к данному материалу.
Все новости ›