Оцените материал

Просмотров: 9542

Любимое занятие мышей – хоронить кота

28/05/2009
OPENSPACE.RU опросил экспертов об их видении постамериканского мира

©  wikimedia.com

Вольпертингер — вымышленное животное, якобы обитающее в альпийских лесах Баварии

Вольпертингер — вымышленное животное, якобы обитающее в альпийских лесах Баварии

В связи с выходом по-русски книги Фарида Закарии «Постамериканский мир» мы спросили экспертов, успели ли они прочесть книгу и как может выглядеть мир, в котором США не являются более единственной сверхдержавой.

Алексей Цветков, поэт


На мой взгляд, книга Закарии — одна из немногих трезвых попыток предсказать ближайшее будущее, мотивированная не желанием вызвать сенсацию или сыграть в пользу чьей-то повестки дня, а стремлением понять реальную картину мира. Единственный объяснимый и неизбежный ее недостаток — это некоторый избыток оптимизма, но и он понятен. Предсказания на самые короткие сроки возможны только в соответствии с известной моделью «при прочих равных». Она очень часто не срабатывает, но все остальные не срабатывают никогда. Катастроф может быть сколько угодно, их предугадывать бессмысленно, а вот вариантов благополучного хода событий мало, и только они по-настоящему заслуживают внимания — по крайней мере в политологии, а не в Голливуде.

Закария исходит из разумной экономической предпосылки, согласно которой история не представляет собой игру с нулевой суммой и выигрыш одной стороны не подразумевает обязательный проигрыш другой, то есть сценарий, на котором построены современные варианты политического бреда «однополярности» или «биполярности» — тут мне совпадение с психиатрическим диагнозом не представляется чистым омонимом. Мир, в котором США перестанут играть роль экономического локомотива, совершенно не обязан быть периодом заката США. Чем больше в мире стран с сильной экономикой и открытой структурой общества, тем лучше для всего мира включая США.

Я, впрочем, похвалил достаточно и теперь хочу сделать пару критических замечаний. Отклонения от оптимального сценария произошли уже сразу после выхода книги. Это глобальный экономический кризис и гражданская война в самой взрывоопасной точке земного шара, ядерном Пакистане. Сами по себе они не исключают положительного поворота событий, но чем дальше мы от точки, в которой находится предсказатель, тем больше таких не поддающихся учету хаотических факторов.

Само рассуждение о мире в терминах полярности бессмысленно, оно не имеет никакого отношения к реальности. Даже в эпоху пресловутой биполярности, американо-советского противостояния, никакой симметрии не было. Была страна с мощной экономикой, имевшая средства на содержание сильных вооруженных сил, и была другая, которая ради военной мощи вогнала в землю и без того обреченный экономический механизм.

Но если биполярность была мифом, точно таким же мифом является и нынешняя монополярность. На протяжении последнего десятка лет американская экономическая и финансовая мощь — а конкурентов ей пока нет — обусловлена производительной и инвестиционной мощью Китая. Между ними установились симбиотические отношения, которые современный шотландский историк Найалл Фергюсон назвал Chimerica, срастив названия этих стран (China + America) с намеком на мифическую химеру, животное, состоящее из двух или более разнородных частей, — вроде сфинкса. Сегодняшняя Америка уже невозможна без Китая, а Китай еще невозможен без Америки; именно это сочетание и доминирует сегодня в мире. В разгар кризиса пробовали предсказывать, что произойдет «расцепление» и Китай пойдет своим отдельным путем, но уже очевидно, что ничего подобного не произошло и не произойдет в сроки, на которые предсказания относительно безопасны.

Иными словами, большинство предсказательных книг политологов, вроде покойного Хантингтона или юродивого Панарина, представляются мне просто топорными исполнениями заказов, содержащими меньше истины, чем чистая бумага. Если считать эти прозрения чем-то вроде откровений слепых по поводу слона в суфийской притче, то Закария по крайней мере держится за слона, а не за придорожный столб.

Единственное, что я сам могу предсказать с некоторой уверенностью, так это гарантированную ошибку тех, кто мечтает о переделе мира, сидя на сундуке с сокровищами. Испания в свое время владела горами золота, но, уповая на него, неизбежно закатилась за горизонт. И тут безразлично, желтое это золото или черное.


Борис Львин, экономист, старший советник российской дирекции Всемирного банка

Книгу я не читал, поэтому ничего о ней не думаю. Что касается второго вопроса, то мне он кажется просто-напросто ошибочно сформулированным, так как формула «единственная сверхдержава» представляет собой не более чем журналистско-политологический штамп, то есть одновременно и инструмент, и продукт демагогии ученого вида. Достаточно обратить внимание на то, что США уже много лет не оказывают практически никакого реального воздействия — в форме политического доминирования и принудительного навязывания своей воли — на политические процессы в других странах в глобальном масштабе, то есть никакой «сверхдержавой» в традиционном смысле не являются. Конечно, экономический потенциал США позволяет им оказывать селективную поддержку небольшому числу небольших стран, но только в той мере, в какой руководство этих стран согласно эту поддержку принять.


Михаил Делягин, экономист, политолог, руководитель Института проблем глобализации

По второму вопросу. Если предельно грубо и коротко — биполярное противостояние с Китаем в политике при сдерживающих это противостояние ЕС, Японии; возможно, Индии и, если повезет, России; макрорегионы и поливалютная система в экономике (несколько конкурирующих друг с другом валютных зон, в каждой своя резервная валюта). Это равновесие будет временным и неустойчивым, так как человечество находится не в кризисе, но в переходе в качественно новое состояние, которое пока непредставимо (потому что начали мы этот переход исторически недавно — на рубеже 80—90-х годов).


Александр Иличевский, прозаик

Книгу не читал, а попытка ответить на вопрос собирается вызвать лавину. Поэтому постараюсь увильнуть. Сценарий развития мира без доминанты США может быть как ужасающим, так и вполне творческим. В первом случае Европа доведет-таки до абсурда левацкий инфантилизм и окончательно скрестит его со снобизмом, беспомощностью и сибаритством — и мы получим что-то очень близкое к «Трем разговорам» Владимира Соловьева, только панмонголизм придется заменить панисламизмом, арабов — китайцами и добавить изрядную степень произвола, излучаемого пустотой на месте бывшей шестой части суши. Иное же развитие цивилизации может оказаться полностью противоположным этому ужасу и с трудом и муками, но всем действительно удастся объединиться, механический глобализм заменить реальной сплоченностью — и так развить силы света и добра, что силам геополитического мрака ничего не останется делать, как прибегнуть к реформации. Примерно так, но, еще раз повторю, все это вилами по киселю: футурология дело неблагодарное, потому что будущее невычислимо, но как жанр, конечно, вызывает сочувствие.


Святослав Каспэ, политолог, професор ГУ ВШЭ

С одной стороны, попытки представить себе мир без Америки регулярны и мотивированы, как правило, эмоциональными и ценностными соображениями, что Америка всем очень уж надоела и всем хочется представить себе мир без американской гегемонии. Однако когда начинаешь всерьез рассматривать и подсчитывать рациональные аргументы в пользу такого сценария, выясняется, что желаемое выдается за действительное. Как известно, любимое занятие мышей — хоронить кота. Но поспешные похороны кота оборачиваются для многих мышей неприятностями. Не следует торопиться воображать себе прекрасный новый мир без США, следует учиться жить в мире, в котором, по крайней мере на ближайшее будущее, альтернатив Америке не предвидится.


Борис Дубин, социолог, культуролог, переводчик, руководитель отдела социально-политических исследований Левада-Центра

Книгу не читал. По второму вопросу: а что, есть другие кандидаты? Подрастет Китай — тогда посмотрим, но пока я других кандидатов не вижу.


Еще по теме:
Станислав Львовский. Фарид Закария. Постамериканский мир, 28.05.2009

Другие материалы раздела:
Глеб Морев. Открытые письма о душевном здоровье, 28.05.2009
Ксения Рождественская. Имя угрозы, 27.05.2009
Варвара Бабицкая. Ролан Топор. Принцесса Ангина, 25.05.2009

 

 

 

 

 

Все новости ›