Особенно унылое чувство посещает на крупных фестивалях, которые в погоне за именами собирают фильмы священных коров мирового кинематографа.

Оцените материал

Просмотров: 16242

Трудно первые сто лет

Андрей Плахов · 16/12/2011
Почему одни режиссеры не теряют чутья до ста лет, а другие рано впадают в старческое слабоумие

Имена:  Канэто Синдо · Мануэль ди Оливейра

©  Nacho Doce / Reuters

Мануэль ди Оливейра

Мануэль ди Оливейра

11 декабря свой 103-й день рождения Мануэль ди Оливейра встретил на съемках очередного фильма. АНДРЕЙ ПЛАХОВ — о причинах режиссерского долголетия одних и раннего угасания других.


Оливейра — феномен, для разгадки которого потребовался бы целый НИИ. Поражает не сам факт долгожительства: хотя он и нетипичен для нервной режиссерской профессии, в ней есть место исключениям. Я попытался составить список самых старых режиссеров планеты: в топ-десятку известных имен вслед за Оливейрой вошли: Канэто Синдо (99), Федор Хитрук (94), Миклош Янчо (90), Ален Рене (89), Йонас Мекас (88), Петр Тодоровский (86), Марлен Хуциев (86), Анджей Вайда (85), Лина Вертмюллер (85). Девятый десяток разменяли Жак Риветт (83), Вера Хитилова (82) и, страшно сказать, Жан-Люк Годар (81). Почти все они, даже будучи не самыми здоровыми людьми, не прекращают работать. Однако внутри этой теплой компании по существу собрались представители разных поколений: двадцать лет на склоне жизни — огромный диапазон, и настоящих долгожителей в списке только два.

Из недавно ушедших рекордсменов долголетия одни уже давно почивали на лаврах былых заслуг (Отакар Вавра — 100, Клод Отан-Лара — 96, Билли Уайлдер — 95, Марсель Карне — 90), другие упрямо жили «назло врагам» (Лени Рифеншталь — 101). Третьи — как Микеланджело Антониони (94) — демонстрировали «постмодернистский» способ жизни после смерти. Будучи парализованным, он продолжал снимать фильмы с помощью режиссеров-«костылей»: в этой роли не гнушались выступать Вим Вендерс и Атом Эгоян.

Упомянув некоторые из этих фамилий, трудно удержаться от касания деликатной темы. Проблема возраста в кинорежиссуре стоит не менее остро, чем в актерской профессии, хотя актерам приходится торговать лицом и телом, а режиссерам — только умом и талантом. Известен синдром первого фильма, уровень которого многим дебютантам так и не удается превзойти. Существует и невидимый, но осязаемый возрастной рубеж, за которым для многих наступает клиническая смерть: вроде как человек в биологическом смысле жив, а в творческом от него ровным счетом ничего не осталось. Особенно унылое чувство посещает на крупных фестивалях, которые в погоне за именами собирают фильмы священных коров мирового кинематографа.

Некоторых вдохновение покидает гораздо раньше, чем наступает физическая дряхлость. Такое происходит довольно часто у тех, кто славится в молодости и зрелом возрасте эротической скандальностью: у Марко Феррери, например (ныне уже покойного), или у его здравствующего соотечественника Тинто Брасса. Состарились раньше срока режиссеры некогда гремевшего по всему миру «нового немецкого кино» — Фолькер Шлендорф (создатель великолепного «Жестяного барабана») и его бывшая жена Маргарете фон Тротта, чьи поздние картины скучны, по не совсем точному выражению Мела Гибсона, «как собачий хвост». Не в лучшей форме вошли в третью фазу жизни некогда блистательные Тео Ангелопулос, Этторе Скола, Бернардо Бертолуччи и даже намного более молодой Эмир Кустурица.

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:1

  • Elena Erasova· 2011-12-21 19:10:54
    так "Почему одни режиссеры не теряют чутья до ста лет, а другие рано впадают в старческое слабоумие"?
Все новости ›