Фильм – это же не породистый кобель, какая тут лицензия?

Оцените материал

Просмотров: 36057

Йонас Мекас: «Я – полная противоположность монументальному»

Анна Пантуева · 01/12/2010
АННА ПАНТУЕВА встретилась в Бруклине с легендой мирового авангарда

©  Boris Lehman / Courtesy Jonas Mekas Films

Йонас Мекас

Йонас Мекас

Йонас Мекас — культовая фигура американского авангардного кино и международного современного искусства, поэт, основатель знаменитой Антологии архивного кино в Нью-Йорке и Кооператива кинематографистов США, современник движения Fluxus и битников, представлял Литву на Венецианской биеннале в 2005 году, регулярно выставляется в галереях США и Европы. В сентябре галерея James Fuentes представила две новые короткометражки Мекаса, которые он смонтировал из съемок 1970-х годов. Мекас родился в 1922 году, в 1944-м вместе с братом Адольфасом покинул Литву, спасая свою жизнь от немецкой оккупации, а судьбу — от советской власти. Сидел в немецком трудовом лагере, в 1949 году по распределению ООН без гроша в кармане прибыл в Нью-Йорк, где решил остаться и где с тех пор и проявляет свои многочисленные таланты. Мекас пришел в американское кино на пике сюрреализма Майи Дерен и мгновенно раскритиковал его (а впоследствии стал большим поклонником Дерен). В 1960-х в своей колонке в нью-йоркской газете Village Voice восторженно приветствовал «Тени» Джона Кассаветиса (Shadows, 1959) и хулиганское новое кино Джека Смита, Кена Джейкобса и Боба Фляйшнера, сравнив его с «Цветами зла». Со всей серьезностью подошел к киноопытам Энди Уорхола, назвав их «квинтэссенцией кино», — как оказалось, именно они заложили основу структуралистского фильма 1970-х. Для Мекаса не существует никакого «артхауса», «кино не для всех» и прочих клише, которые равно лепят прокатчики и критики, — есть просто кино, хорошее и плохое. Свою рецензию на голливудский фильм «Неприкаянные» (1961) он превратил в оду Мерилин Монро, назвав ее игру величайшим вкладом в мировую историю женских ролей. Он называет себя «террористом кино», поскольку уверен, что кинематографу не сто лет, что кино рождается заново при каждом включении проектора. Среди наиболее известных работ Мекаса — поэтичные неигровые ленты «Уолден: Дневники, записки и наброски» (1969, 16 мм — он вышел на DVD) и «Реминисценции путешествия в Литву» (1972, 16 мм), короткометражки-хайку (некоторые из них он вывесил на своем сайте) и проект «356 дней» (2007), в нем Йонас монтировал по одному короткому фильму в день. Его фильмы — «дневники», которые он с любовью посвящает друзьям и в дрожании кадров которых интенсивно пульсирует хрупкая жизнь. На юбилейный показ в Антологии (центру в этом году 40 лет) Мекас пригласил своего друга Джима Джармуша и показал его фильм «Пределы контроля» (The Limits of Control), вышедший в 2009 году и освистанный критиками. Кредо основателя Антологии — показателем общего состояния культуры является культура маргинальная. Через пару дней после показа мы встретились с Йонасом за стаканом пива в Бруклине.


— Вы только вернулись из поездки по Европе — каким проектом вы занимались там?

В следующем году в галерее Serpentine пройдет моя выставка, так что я улаживал дела в Лондоне. Потом был в Париже — тамошнее издательство скоро выпустит мою новую книгу, на английском и французском.

©  Courtesy of Jonas Mekas Films и Re:Voir Video, Париж

Кадры из фильма «Уолден: Дневники, записки и наброски»

Кадры из фильма «Уолден: Дневники, записки и наброски»

— Это будет поэтический сборник или проза?


Книга называется «Забавные истории» (Anecdotes) — это автобиография в форме анекдотов из моей жизни. А еще я побывал в Нормандии: там проводится ежегодный фестиваль Les Borèales, посвященный искусству североевропейских стран, в том числе — государств Балтии. Они показали некоторые мои работы, а я провел семинар.

— Вы до сих пор преподаете?

Я не преподаю. Я только отвечаю на вопросы. Нет, вообще я преподавал, но только когда у меня появлялась какая-то тема и я ее развивал в течение семестра. Последний раз я вел курс в Купер-Юнион, это институт дизайна и архитектуры, знаете? Курс назывался «Техника, тема и форма в кино», поскольку эти три вещи связаны. Я во многих вузах преподавал — в Массачусетском институте технологии, например, я вел «Развитие дневниковой формы в кино».

— Почему для большинства своих работ вы выбрали именно форму дневников, что она вам дает как художнику?

Когда мне было семь или восемь лет и я еще не умел читать и писать — поскольку я парень с фермы, с детства работал и в школу пошел позже, — я делал зарисовки, что произошло за день, что мой отец делал, чем мама занималась. А когда научился писать, стал вести дневник. Дневник — это очень личное средство выражения. Когда-то я думал, что буду делать художественные фильмы, с драматическим сюжетом, ну, как у людей — я хотел работать в Голливуде. А потом понял, что меня интересует нечто другое. Тогда я стал снимать свое собственное окружение, друзей — мне это было интереснее. Я втянулся, и дневник стал для меня очень естественной формой.

©  Courtesy Jonas Mekas Films

Йонас и Адольфас Мекасы

Йонас и Адольфас Мекасы

— Если, как вы говорите, эта форма была такой личной, насколько она была средством самовыражения, а насколько — занятием кино?


Я не верю в самовыражение. Оно совершенно бесполезно. Меня интересует реальная жизнь, не театр (хотя и театр я тоже снимал). Мне интересно запечатлеть неуловимые моменты настоящей жизни, в которых не происходит какого-то большого действия, — те моменты, из которых и состоит каждодневная жизнь любого человека. Так что мое кино — не самовыражение. Я пытаюсь уловить эти мимолетные моменты, а это очень сложная задача.

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:1

  • iskanderus· 2010-12-03 07:55:34
    спасибо за статью, не знал его до этого. А тепер переслушиваю Velvet Underground и верю в лучшее)
Все новости ›