Мне всегда казалось странным, когда на сцене какие-то тети и дяди что-то усердно изображали.

Оцените материал

Просмотров: 104302

Александр Шишкин: «Три-четыре года назад со своими идеями я чувствовал себя в театре полным идиотом»

Вера Сенькина · 13/04/2012
Известный художник, лауреат и неизменный номинант «Золотой маски» рассказал OPENSPACE.RU, за что он любит и не любит театр

Имена:  Александр Шишкин

©  Александр Шишкин

Александр Шишкин. Эскиз к спектаклю «Счастье». Режиссер Андрей Могучий, Александринский театр, 2011 - Александр Шишкин

Александр Шишкин. Эскиз к спектаклю «Счастье». Режиссер Андрей Могучий, Александринский театр, 2011

Пока в Москве идет фестиваль «Золотая маска», в котором на награду в номинации «Лучшая работа сценографа» претендуют сразу две работы Александра Шишкина («Счастье» Андрея Могучего и «Чайка» Юрия Бутусова), в галерее «Комната» открылась выставка его инсталляций «Головной отдел». Один из наиболее ярких и успешных художников современного российского театра, неоднократный лауреат «Золотой маски», номинант премии Кандинского рассказал ВЕРЕ СЕНЬКИНОЙ о малоизвестной стороне своего творчества — индивидуальных проектах, а также о нынешних непростых взаимоотношениях с театром.


— Вы продолжаете работать в театре в качестве сценографа, но очевидно, что вас все больше привлекают собственные независимые проекты: инсталляции, живопись, графика. Театр перестает быть интересным?

— Не могу сказать, что я совсем ушел из театра. Но у меня накопилось к нему много вопросов, ответы на которые я не могу найти, даже когда сотрудничаю с такими близкими мне режиссерами, как Андрей Могучий и Юрий Бутусов. Театр все-таки является заказчиком, который обращается к разным авторам: драматургу, актеру, художнику. Работа в театре связана не с моим внутренним естественным движением, но внешним давлением. От этого возникают сложности с развитием собственной темы, она «мутирует», приспосабливается к чужим желаниям. А в индивидуальных проектах сосредотачиваешься и замыкаешься на самом себе, и работа становится более выстраданной. Поэтому постепенно я дистанцируюсь от театра. Хотя сейчас, как никогда, мне в нем очень комфортно. Мне больше доверяют, понимают мои предложения и открыты им. Вот придумал отличные силиконовые костюмы для «Счастья» Могучего. Правда, актеры за них меня чуть не убили. Но еще три-четыре года назад со своими идеями я чувствовал себя в театре вообще полным идиотом.

©  Александр Шишкин

Александр Шишкин. Эскиз к спектаклю «Счастье». Режиссер Андрей Могучий, Александринский театр, 2011 - Александр Шишкин

Александр Шишкин. Эскиз к спектаклю «Счастье». Режиссер Андрей Могучий, Александринский театр, 2011

— Какая же сценография кажется вам приемлемой сейчас?

— У меня сейчас очень сложное отношение к сценографии. Не знаю, нужна она или нет вообще. Музыка, например, сама по себе вполне сценографична, мне ее достаточно, чтобы у меня получилась среда. И вообще, интереснее создавать среду, а не место действия. Сценография важна для актеров. Это такой анахронизм — нужно обязательно облачиться во что-то, иначе на сцену не пустят. И у критиков похожее восприятие. Оформление спектакля оценивается в основном количественно: много железа — рассматриваем, один стул — ну и бог с ним… И это признак испорченности цивилизации в целом, это глобальная проблема. Мы не можем просто воспринимать мир, нам для этого нужны всякие приспособления. Не можем просто прийти в лес, нам нужно в этот лес еще пианино поставить, и чтобы кто-то по лесу побегал, то есть создать перформанс.

— В ваших инсталляциях чувствуется увлечение абсурдом.

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

Все новости ›