Оцените материал

Просмотров: 89031

Антифа, который не хочет быть антифа

Мария Филиппенко · 20/05/2009
Кто такие фашисты

Я не люблю слово «антифа». Его придумала и раскрутила пресса, так же как и термин «антиглобалисты». Я антифашист, а не антифа. Разница в том, что, говоря «антифа», люди подразумевают каких-то экстремистов, которые бегают по улицам и бьют фашистов. А антифашист — это человек, который выступает против фашистской идеологии.

Для меня фашизм — это мировоззрение, построенное на пропаганде насилия, кастовости и на утверждении, что одна группа может быть лучше другой. Для каждого вида дискриминации есть свое название: дискриминация по половому признаку — это сексизм, по расовому — расизм, по национальному признаку — нацизм, по видовому — спешизм (от слова species — вид; когда считается, что вид людей лучше, чем другие виды живых существ) и т. д.

Фашист может и не быть националистом. Например, тоталитарный режим СССР не был националистическим, поскольку в Советский Союз входило много народов. Но требовалось, чтобы они пожертвовали своими интересами ради правящей партии. Фашист — это человек, выступающий за то, что интересы государства важнее, чем интересы индивида и общества.


Как выглядит движение

В России антифашистское движение возникло после того, как появились фашисты. В 1996—1997 годах первые раши (R.A.S.H. — Red and Anarchist Skinheads — скинхеды-антифашисты. — OS) начали ходить по улицам и бить фашистов. В 2002 году возник сайт redskins.newmail.ru, и вокруг него стали собираться люди, которым не нравились наци. Группа, в которой состоял я, начиналась с двадцати человек — панки, хардкорщики, футбольные хулиганы, и мы тоже участвовали в силовых уличных акциях. За два года группа выросла до 200 человек. С 2004-го движение стало массовым.

Нашивка сторонников силового антифашизма

Нашивка сторонников силового антифашизма

Сейчас в Москве около 300 активистов, которые занимаются силовым антифашизмом. Это парни 18—25 лет, в основном студенты, но есть и рабочие и менеджеры. Тех, кто не применяет насилие, несколько сотен, может, тысяч. Они ведут деятельность в интернете, рисуют граффити, выпускают наклейки и зины (самиздатовские журналы. — OS). И есть очень много сочувствующих от 15 до 80 лет. Это могут быть и правозащитники, и журналисты, и преподаватели.

Это горизонтальная сеть, где нет ни иерархии, ни лидеров. Противостояние фашистам — только одна из сторон. Мы помогаем людям, которые выступают против уплотнительной застройки и мусоросжигательных заводов. Раздаем еду бездомным, потому что мы считаем, что еда — это право, а не привилегия, и оставлять человека без еды — самый настоящий фашизм. Нас можно найти на забастовках рабочих. Мы проводим легальные и нелегальные митинги и шествия. Некоторые из наших кричалок: «Наше отечество — все человечество», «Наша нация — вся цивилизация», «Фашисты убивают, власти покрывают».

Что значит равенство всех людей нереально?! Четыреста лет назад республика была нереальной. Женщины в России получили право голоса меньше ста лет назад. Значит, то, что сейчас кажется нереальным, может свершиться в ближайшие двадцать лет. Две тысячи лет назад мы были рабами и строили пирамиды, а теперь мы свободные люди и не хотим работать даже восемь часов. По-моему, результат налицо!


Как выглядят акции

Одна из моих первых антифашистских акций прошла 19 апреля 2004 года, перед днем рождения Гитлера. Мы разбрасывали листовки с текстом, что фрау Шикльгрубер сделала аборт, и поэтому дня рождения Гитлера не будет. Еще мы нарисовали баннер 30 х 6 метров, на котором была перечеркнутая свастика и надпись: «Нет фашистским законам! Нет фашистским властям!» Мы вывесили его в самом начале Тверской, на углу у Госдумы. Там был рекламный билборд «Панасоник». Мы пробрались в оранжевых касках через стройку и натянули баннер поверх рекламы. Он провисел всего семь минут.

А моя первая насильственная акция была такой. Мы собрались с ребятами, человек двадцать, и пошли к клубу, кажется «Эстакада», где проходил концерт группы «Пурген». А в те времена — 2005 год — на панков часто нападали фашисты. Мы решили их защитить и наваляли фашистам люлей. После нескольких таких акций панки начали присоединяться к нам, а фашисты перестали атаковать панк-концерты.

Году в 2003-м я поехал в экологический лагерь протеста «Хранителей радуги» в город Азов Ростовской области, где строился терминал по хранению и перевалке метанола — смертельно опасного технического спирта. Местные жители протестовали и позвали нас на помощь. В Азове мы устраивали митинги, блокировали дороги, перекрывали воду, чтобы рабочие не могли делать цемент, приковывали себя к административным зданиям…

Анархические и антифашистские значки

Анархические и антифашистские значки

Я лично приковывался два раза к Госдуме, один раз к Администрации Президента, два раза к Госнаркоконтролю, один раз к Министерству здравоохранения, один раз к Министерству юстиции — это только в Москве. Приковываемся мы обычно к дверным ручкам, заборам — там, где можно заблокировать своими телами вход в здание. Открепляют нас гидравлическими ножницами и отрядом МЧС. Раньше, когда свободы было больше, менты просто обвиняли в несанкционированном митинге, и дело заканчивалось штрафом от 500 до 1500 рублей. Теперь могут впаять экстремизм и дать серьезные сроки. Так что больше не приковываемся.

Как-то у Администрации Президента мы проводили акцию самоповешения против принятия нового Лесного кодекса, по которому можно переводить лес из первой и второй категории в третью — то есть вырубать. Веревка была бутафорской, а мы на креплениях болтались на деревьях, но выглядело так, будто человек повесился. Нас загребли, избили, потом выписали по 1000 рублей штрафа и часов через восемь отпустили.

А один раз меня п**дили два омоновца в отделении ГУВД в Калининграде. Мы блокировали здание администрации Калининграда с требованием предоставить бесплатное лечение людям, живущим с ВИЧ — СПИДом. Потому что в Калининграде за два месяца от СПИДа умерло 600 человек. Так вот меня поймали и начали избивать, требуя сказать, кто главный и сколько нам платят. А у нас нет главных, и никто нам не платит. Я им это говорю, а они меня бьют и бьют — не верят. В общем, через пять минут я выдумал им главного и сочинил, кто нам платит. Сказал, что имени не знаю, что человек из интернета и что он оплачивает дорогу. Ментам этого хватило, бить меня перестали, но я еще недели две кровью писал.

По поводу повышения коммунальных и транспортных тарифов мы проводили смешную акцию на Пушкинской на это Рождество. Я был Дедом Морозом в компании эльфов и прочих сказочных героев. Мы всех поздравляли с наступлением Нового года и новых тарифов. Раздавали листовки, где было написано, что власти в очередной раз повышают оплату за проезд, хотя энергоносители дешевеют. И что это полнейшая нае*ка, поскольку простые люди платят за кризис, в котором виноваты капиталисты. Нас не поймали, потому что менты не могли арестовать Деда Мороза.

А еще была крутая акция на Пушкинской — «Большие члены большой восьмерки». Против саммита. Нас было восемь человек в костюмах х*ев. И на каждом х*е был флаг государства, которое входит в большую восьмерку. Х*и были сделаны из поролона, скотча, бумаги и железного каркаса. И мы земным шаром играли в футбол. Разошлись спокойно, потому что это было лет пять назад и митинг был санкционированный. Тогда это было еще можно.

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:21

  • onthegreekriots· 2009-05-20 22:13:44
    это всё, конечно, мило, но: "Один раз мы прыгали на бонов (скинхедов. — OS)" - почему бы не написать по-человечески "наци-скинхеды"? Геннадий Антонов вас не поймёт. Некоторые рашы ("скинхеды-антифашисты", как сказано в другом примечании)и шарпы в этому очень чувствительны и справедливо обижаются.
  • spacemangrechko· 2009-05-21 00:00:02
    я восхищаюсь такими людьми!
  • king_of_the_pirates· 2009-05-21 11:36:26
    не совсем согласен, но перед нами благородный человек, таких мало.
Читать все комментарии ›
Все новости ›