Оцените материал

Просмотров: 14274

«Зурбаган»: надежда — мой компас земной

Дэвид Макфадьен · 18/03/2009
Породит ли нынешний суровый социально-экономический климат другой, более самоуверенный тип лирического героя песен?

©  www.zurbagan.ru

«Зурбаган»: надежда — мой компас земной
Первым делом оговоримся: «Зурбаган» — название вымышленного города в произведениях писателя-фантаста Александра Грина, очень популярного сразу после революции. Но в данном случае речь идет о названии группы Павло Шевчука, у которого вышел дебютный альбом по следам его студийной работы в качестве продюсера «Мумий Тролля». Кстати, Грин много лет прожил на родине Шевчука — в Евпатории и окрестностях, так что выбор названия группы обусловлен не одним только преклонением перед творчеством писателя.

©  www.zurbagan.ru

«Зурбаган»: надежда — мой компас земной
Альбом, названный «Эхо», был записан в конце 2008 года и пользуется некоторым успехом у публики. Например, московская радиостанция Радио «Максимум» объявила группу «открытием года». Следовало бы предположить, что в музыке «Зурбагана» есть что-то неповторимое, но, если честно, это просто очень аккуратный и удобный альбом, в том смысле, что он хорошо спродюсирован и заточен под радиотрансляцию.

В интервью Шевчук говорит, что диск записали быстро, почти спонтанно, но качество записи выдает руку профессионала и кропотливую работу. Технические достоинства записи песен достаточно высоки, чтобы выдержать ротацию на западных радиостанциях (действительно, Шевчук начинал свою карьеру на британских студиях звукозаписи).

©  www.zurbagan.ru

«Зурбаган»: надежда — мой компас земной
Если в песнях «Зурбагана» и есть что-то особенное — то, что сразило слушателей Радио «Максимум», — это скорее слова песен, чем музыка. Давайте рассмотрим ту часть альбома, где лирика особенно отчетливо выходит на передний план. Последний трек на диске называется «Надежда», причем обыгрываются оба смысла слова: и женское имя, и абстрактное понятие. «Надежда» — это разреженная двухминутная фортепианная композиция, на фоне которой происходит телефонный разговор.

©  www.zurbagan.ru

«Зурбаган»: надежда — мой компас земной
Мы слышим голос молодого человека, впервые звонящего девушке по имени Надежда. Юноше, которого, как мы позднее узнаем, зовут Митя, с огромным трудом удалось добыть телефонный номер девушки.

Расставаясь на недавней вечеринке, они попрощались так, что Мите показалось, что девушка будет рада встретиться с ним снова. Надежда ничего подобного не помнит и отвечает рядом снисходительных реплик. Продолжается неловкий разговор, во время которого мужское эго съеживается. Девушка полностью держит ситуацию под контролем, тогда как юноша — главный герой — страшно нервничает и запинается, пытаясь произнести что-нибудь мало-мальски достойное.

©  www.zurbagan.ru

«Зурбаган»: надежда — мой компас земной
То же самое «умаление» героя чувствуется почти во всех песнях «Эха». Щедро сдобренные местоимениями первого лица, тексты песен вращаются вокруг неуверенных наблюдений робких, запинающихся мужчин. Эту особенность отметила и российская пресса: несколько рецензентов окрестили эти песни, особенно баллады, «музыкой для девушек».

В этих рецензиях, написанных по большей части мужчинами, чувствуется легкое раздражение. «Эхо», как мы только что заметили, довольно сдержанный альбом, не несущий в себе опасных или бунтарских смыслов. Здесь поется скорее о мужской неуверенности, о надеждах и страхах, чем о способности совершать решительные поступки.

В некоторой степени это звучание и мировоззрение напоминают о таких группах, как «Город 312», чьи столь же прилизанные песни стали саундтреком к фильмам «В ожидании чуда» или «Питер FM». В этих фильмах фигурировали мечтательные героини — девушки, которые не столько что-то делают, сколько на что-то надеются и верят, как и лирический герой Павло Шевчука из «Зурбагана».

©  www.zurbagan.ru

«Зурбаган»: надежда — мой компас земной
Подобные гендерные сдвиги среди мужских персонажей вызвали в России много споров, особенно когда в середине-конце 1990-х на экран вышли телесериалы. Телефильмы кишмя кишели слабыми мечтательными мужчинами, которые наивно и искренне верили в судьбу. Хорошим примером здесь может служить телесериал «Первого канала» «Oстановка по требованию», в особенности персонаж Дмитрия Певцова, который в буквальном смысле слова падал в обморок, стоило кому-нибудь на него прикрикнуть.

©  www.zurbagan.ru

«Зурбаган»: надежда — мой компас земной
Герой самого Шевчука — например, в песне «Плаксам» — рассказывает нам, что такие города, как Москва, не любят нежных романтиков и не особенно к ним добры, а тем не менее этот компакт-диск— вопреки всему! — испытывает к ним очень даже большое сочувствие. Певцу их жалко.

Интересно, породит ли нынешний суровый социально-экономический климат другой, более самоуверенный тип лирического героя песен? «Эхо», с его настойчивой кротостью, может оказаться ценным ископаемым: музыкой определенного времени и места, когда комфортные условия существования позволяли молодым городским жителям безмятежно предаваться фантазиям.

©  www.zurbagan.ru

«Зурбаган»: надежда — мой компас земной
Перевод с английского Яны Токаревой

Оригинал статьи


Автор — профессор и заведующий кафедрой славянских языков и литератур Калифорнийского университета (Лос-Анджелес), создатель американского сайта о российской музыке Far From Moscow



Еще по теме:
Андрей Бандера: обаяние консерватизма, 6.03.2009

Другие материалы раздела:
Омар Родригез-Лопез, Asia, Jeans Team и др., 16.03.2009
Дэвид Гэхан: «Тексты воспринимаются совершенно неверно», 16.03.2009
Петшопмания, 13.03.2009

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:1

  • stevox· 2009-04-24 14:46:18
    Всегда было интересно узнать, что думают о наших новых музыкальных героях Там. Особенно интерсно мнение человека, который судя по статьям, интересуется и разбирается не только в музыке, но и в культуре в целом. Очень заинтересовался сайтом Far From Moscow, но не смог найти контактную информацию...
Все новости ›