Музыканты обсуждают бренды, мечтают о брендах, используют бренды.

Оцените материал

Просмотров: 15119

Theodor Bastard. «Oikoumene»

Александр Великанов-младший · 10/02/2012
Премьера нового «нестандартного» альбома питерской этноэлектронной группы, записанного почти без электроники и брендов

Имена:  Жюльен Жакоб · Федор Сволочь · Яна Вева

©  Анна Рожецкая

Theodor Bastard

Theodor Bastard

На новом альбоме «Oikoumene» уважаемая питерская этноэлектронная группа решила отказаться от электронного звучания, задействовав свою обширную коллекцию этнических инструментов. На «Oikoumene» звучат гитара, бас, виолончель, флейты и диджериду, а также сарод, даф, дойра, думбек, уду, калимба, реко-реко, кашиши, ашико, токинг-драм и множество различных джембе и конгас. Яна Вева, автор песен и вокалистка группы, сыграла в некоторых треках на китайской флейте баву. Лидеру группы Федору Сволочи этого обилия аутентичных источников звука показалось мало, и он собственноручно мастерил дополнительные инструменты из кокосовых орехов, дверных пружин и пустых бутылок.

Theodor Bastard - Oikoumene


В записи альбома приняли участие иностранные гости: известная британская этно-хип-хоп-команда Fun-Da-Mental, зулусский хор The Mighty Zulu Nation, индийский исполнитель на сароде Рампур Рани и французский певец африканского происхождения Жюльен Жакоб.

Theodor Bastard feat. Julien Jacob - Sagrabat (Diumgo)


Федор Сволочь

— Почему для записи альбома, не удовлетворясь большим арсеналом экзотических инструментов, вы стали конструировать инструменты сами — из дверных пружин? Чего вам не хватало?

— Вообще это старая история, мы же начинали как индустриальная группа, а еще до этого принимали участие в дадаистической нойз-формации «Талонов Нет». Я выпускал журнал «Бульдозер», посвященный индустриальной и шумовой музыке и авангарду. Да и название Theodor Bastard нам придумал не кто иной, как Николай Судник, который еще с 80-х со своим проектом ZGA делал индустриальную музыку, самый первый в СССР.

Ну, а сам подход <к звуку> в альбоме «Oikoumene» объясняется просто: в современной музыке слишком много стандарта. Ты нажимаешь клавишу, за тебя играют программисты, а не ты. Но если ты покупаешь барабаны или там железо какой-то фирмы, то ты не избавляешься от этого — ты играешь на все том же выверенном и стандартном звуке. Конечно, техника, звукоизвлечение, тип записи влияют на результат, но суть остается такой же — мы имеем по всему миру тысячи групп, играющих на инструментах, произведенных крупнейшими корпорациями. Музыканты обсуждают бренды, мечтают о брендах, используют бренды... И это звучание мы слышим в интернете и по радио. Оно уже просто навязло в мозгах. Такой конвейерный подход. Работа продюсера в студии — это работа не только с аранжировками, но прежде всего с тембрами. И поиск тембров был самым трудозатратным и сложным в нашем случае. Но одновременно и самым интересным. И мы нашли то звучание, и меня это просто адски бодрит.

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:1

  • Смирнов Владимир· 2012-02-11 16:07:47
    ответ говноинди, хип-хапу и прочей электронной непотребщине
Все новости ›