Меня поразили пожилые дамы, которые торговали полиэтиленовыми пакетами в метро. Потом я понял, что это вовсе и не бизнес, просто люди торгуют чем могут, лишь бы выжить. И это стало для меня культурным шоком.

Оцените материал

Просмотров: 6454

Алекс Патерсон из The Orb: «Зачем мне в чарты?»

Денис Бояринов · 16/12/2009
Создатель знаменитого электронного проекта рассказывает о том, как делает хип-хоп и оперу, о связях с Дэвидом Гилмором, Красной армией и клубом «Питьюч»

Имена:  Алекс Патерсон

©  The Orb

Алекс Патерсон из The Orb: «Зачем мне в чарты?»
Если упрощать, то группа The Orb — это такой Pink Floyd для тех, кто был молод в 1990-е. Под музыку и «светопредставления» Pink Floyd свингующая лондонская молодежь галлюцинировала в рок-клубах, лежа вповалку на танцполе, что было радикальным новшеством. Спустя 20 лет тот же трюк провернул Алекс Патерсон (на фото в темных очках), который в разгар британского «Второго лета любви» — на пике популярности экстази и эйсид-хауса — стал играть диджей-сеты с замедленным темпом, а то и вовсе без ритма, обильно используя сэмплы — звуки природы, куски радиопередач, прочие шумы и вокальные фрагменты. Источниками вдохновения Патерсона была не только психоделия Pink Floyd, но и эмбиент Брайана Ино, который был коллегой Патерсона по лейблу E’G Records, и немецкие классики электронной музыки — Kraftwerk и Tangerine Dream. Этот простой подход оказался ко времени и к месту — чил-аут-комната в клубе Пола Окенфолда Heaven, где диджеил Патерсон, стала очень людным местом — там было негде лечь, а первый сингл проекта The Orb незамедлительно очутился в британском хит-параде, несмотря на то что он был почти в десять раз длиннее стандартного хронометража — 22 минуты.

С тех пор прошло еще 20 лет, за которые чил-аут-музыка смогла расцвести в отдельную прибыльную индустрию звукозаписи, а потом и слегка увянуть — вместе со всем музыкальным бизнесом. Ноу-хау Патерсона имело значительный коммерческий выхлоп, однако деньги Доктора не так интересовали, как идеи и их реализации — он с гораздо большим энтузиазмом распылялся на сторонние проекты, псевдонимы и ремиксы, раздувая и запутывая дискографию The Orb (к которому, кроме Патерсона, причастны с десяток человек, иногда параллельно и независимо друг от друга). На этот раз в Россию Алекс, который стал одним из первых звездных иностранных диджеев, выступивших у нас с сетом, приезжает со своим старым приятелем Томасом Фельманном, берлинским умником от электронной музыки, заслуженно носящим прозвище Профессор.(UPDATE: Российские концерты The Orb были отменены. Как сообщил организатор, по техническим причинам.)


Перед выступлением Денис Бояринов позвонил Патерсону в Лондон и обнаружил еще больше связей между The Orb и Pink Floyd, а также Доктором и Красной армией.

— Где вы живете в Лондоне?

— В районе Баттерси.

— Там, где стоит знаменитая электростанция, попавшая на обложку диска Pink Floyd «Animals». И, кажется, на обложку вашего альбома «Live 1993», только у вас из-за труб овца вылетала, а не свинья.

— Нет, на обложке «Live 1993» изображена другая электростанция — берлинская. А Баттерси попала на обложку нашего самого первого альбома, «The Orb's Adventures Beyond The Ultraworld», который на виниле вышел. Мы же давно музыку делаем — с 1988-го. Странно подумать, но тогда CD были еще в диковинку.

— Ваш предпоследний альбом, «The Dream», называли «попыткой вернуться в чарты». Вы согласны с такой оценкой?

— Ну нет, зачем мне в чарты? Для меня этот альбом — прежде всего пластинка, над которой я работал со своим старым школьным другом Мартином, известным как Youth (басист группы Killing Joke, известный продюсер, напарник Пола Маккартни по проекту The Fireman.OS). Мы с ним давненько ничего не делали. Так что для меня это скорее возвращение к молодости. Back to Youth (смеется).

— Последняя пластинка The Orb, «Baghdad Batteries», выпущенная в этом году, полная противоположность «The Dream». Ни намека не то что на хиты — вообще на песни: медитативные электронные пьесы. Вы издали что-то из архивов?

— Вообще-то, «Baghdad Batteries» — это саундтрек к фильму «Plastic Planet». Это документальная лента о том, какую угрозу для нашей планеты, человечества и всех живых существ представляет обыкновенная пластмасса — привычные нам одноразовая посуда, пластиковые пакеты и т.д. Очень серьезная картина австрийского режиссера, которую со следующего года начнут прокатывать по Западной Европе — в Германии, Австрии, Франции. Я даже не знаю, покажут ли в Англии, но хотелось бы, потому что кино очень убедительное.

— Помимо The Orb у вас есть и другие проекты, например дуэт High Frequency Bandwith. Что вы там делаете такого, чего не делаете в The Orb?

— Хип-хоп! Хоть и с фирменным звучанием The Orb. HFB — мой проект совместно с Домом Бейкеном — раньше мы назывались Transit Kings, теперь переименовались, запустили сайт. Выпустили два сингла, а альбом еще не успели. Мы — молодая группа (смеется)!

— Тексты читаете или это инструментальный хип-хоп?

— Фифти-фифти. Мы пока еще не скомпоновали альбом. В нашем проекте есть приглашенные вокалисты: один молодой, но исключительно талантливый рэпер из Исландии, а другой более опытный, из Бронкса, просто потрясающий. Да я и сам, если можно так сказать, читаю. В трех местах.

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

Все новости ›