Монисты, свечи, ажурная накидка и бумажки с текстом – прямо детский сад какой-то!

Оцените материал

Просмотров: 18990

«Трубадур» Чернякова в Брюсселе

Екатерина Бирюкова · 19/06/2012
«Любовь», «ревность», «месть» — все эти понятия теряют свою стыдливую закавыченность и опять становятся реальностью

Имена:  Дмитрий Черняков

©  Bernd Uhlig / La Monnaie De Munt

Сцена из оперы «Трубадур»

Сцена из оперы «Трубадур»

Сюжет вердиевского «Трубадура» считается одним из самых знаменитых образцов оперной абсурдности. Не знаю, как у других, но у меня путаница в голове начинается с рассказа цыганки Азучены про то, как она по ошибке бросила в костер своего ребенка вместо чужого. А ведь это только самое начало истории! Помимо костров в ней есть еще много чего не менее зрелищно-масштабного: песни и пляски цыганского табора, молитвы монахинь, штурм замка с повстанцами. Черняков из всего этого сделал самый камерный свой спектакль, дойдя до какой-то предельной, скульптурной отточенности. Ничего лишнего.

Сразу стоит предупредить, что с оперой Верди он расправляется совсем без реверансов. Как будто она сырой материал, из которого, не стесняясь, надо что-нибудь сшить. По крайней мере, так поначалу выглядит. Хотя, как со временем выясняется, именно такое хирургическое вмешательство, после которого оживает не столько фабула, сколько упрятанная за ней эмоция, творит чудеса. «Любовь», «ревность», «месть» — все эти понятия теряют свою стыдливую закавыченность и опять становятся реальностью.

©  Bernd Uhlig / La Monnaie De Munt

Сцена из оперы «Трубадур»

Сцена из оперы «Трубадур»

Итак, что же сделано. Хор засунут в оркестровую яму, количество героев сокращено до пяти человек (между ними распределены реплики пары не допущенных в постановку второстепенных персонажей). Все пятеро заперты на протяжении всего спектакля в одной комнате сложной конфигурации, без окон во внешний мир, выкрашенной в насыщенный красно-коричневый цвет, украшенной люстрой из брюссельского антикварного магазина (декорации режиссер, как всегда, придумал сам). Там, в любимом Черняковым европейском безвременье, они проводят один или много дней, к их услугам есть бутылка красного вина, какая-то консервированная дрянь из супермаркета, стулья и диван. И дальше за невероятно насыщенной партитурой жестов, настроений, наигранных и искренних чувств можно следить как в артхаусном кино (во что, надо думать, постановка со временем и превратится, записанная на DVD).

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

Все новости ›