В писательском микрокосме, становящемся равном микроблогу.

Оцените материал

Просмотров: 10458

Два поля

Игорь Гулин · 01/02/2012
Две вполне живые русские литературы никогда не встретятся лицом к лицу, но между ними постепенно возникает пространство диалога, – считает ИГОРЬ ГУЛИН

Имена:  Анатолий Гаврилов · Дмитрий Данилов · Илья Кукулин · Лев Данилкин · Михаил Шишкин · Николай Байтов · Николай Кононов · Ольга Зондберг

©  Павел Пахомов

Два поля
 

1.

В современной русской литературе сложилась парадоксальная ситуация. О ней, в общем-то, все знают, и фрагментами то, о чем я попробую тут сказать, многократно описано. Но хотя бы в приблизительной целостности это положение, кажется, так и не отрефлексировано. Я скорее не готов предложить сейчас внятное его толкование, но хотел бы указать на его необходимость.

Кажется, что в русской словесности в течение уже лет десяти есть одновременно два расцвета. Говоря о расцвете, я сейчас имею в виду даже не появление большого количества выдающихся текстов, а его диагностирование, уверенность критики в потенции, целях и средствах определенного типа литературы. В общем, сознание расцвета.

С одной стороны, есть расцвет романа идей, нового реализма, жанровой литературы с идеологической подложкой и прочих соприродных явлений. Это, в общем, очевидно. По словам Льва Данилкина, одного из главных апологетов этого самого романа идей, «простые подсчеты показывают, что во времена Белинского в год появлялось 2—3 заслуживающих разговора романа, при Чуковском — 7—8, теперь 50—60». С другой стороны — расцвет инновативной поэзии и отчасти прилегающей к ней малой прозы. Описывать его симптомы можно долго, хотя они, само собой, менее громкие. Из последних — хотя бы появление популяризирующей современную поэзию телепрограммы «Вслух».

Интересно то, что расцветы эти абсолютно синхронны — пик обоих приходится на середину 2000-х, сейчас в обоих наблюдается, кажется, некоторый спад (скорее колебательный, чем решительный). Но в этой синхронности они друг для друга практически не существуют. Единственный и не такой уж частый вариант осознания одного другим — отрицание, причем не как неверной синхронной альтернативы, а как прошлого. «Инновативный» расцвет для романного — пережиток вседозволенности постмодерна 90-х. В свою очередь, расцвет романа идей для инновативной поэзии и прозы — это реванш ограниченной и идеологизированной советской литературы в той или иной форме: соцреалистической, либерально-толстожурнальной и пр.

Очевидно, что я в этом споре совсем не беспристрастен и вовсе не имею в виду выступать с неангажированной позиции. Попытка отстраниться здесь нужна для того, чтобы не говорить «а может быть, мы не правы», а попробовать выяснить структуру ситуации.

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:10

  • ninasadur· 2012-02-02 15:16:45
    мысль про две литературы интересна. но, на мой взгляд, искусственна. В советское время да, было две литературы. А сейчас бесформенный хаос. притом, что полноценный яркий писатель, изгоняется из литературного поля лютее и сумасшедшее, чем в цензурное советское время. Никакого такого диалога между литературами нет. И быть не может. Использование приёмов не есть диалог.
    Мысль, как мысль, да, занятная. Но к реальной (жалкой и постыдной) литературной ситуации в России, отношения не имеет.
    И одна деталь: наукообразные термины, к которым большая слабость у Опенспейса, это... ну это... - словом, инновативная поэзия.
  • gulinoty· 2012-02-02 15:49:31
    Нина Николаевна, насчет диалога - я согласен, что это не очень удачное тут слово. скорее я имел ввиду что-то вроде синхронизации, возможности сознательного соотнесения этих литератур для читателя (я об этом пишу в конце).
    в советское время, как мы сейчас понимаем, эта граница была не такая уж непроницаемая, и посредничающих фигур было довольно много (самое очевидное - случай непонятного статуса Битова, который и там и тут (об этом пишет много Станислав Савицкий)).
    я в силу возраста не очень могу сказать, как это тогда чувствовалось, впрочем.
    но главное, что там две литературы были институциализированы и неизбежны, а тут это совсем стихийное явление.

    и конечно есть множество авторов, в том числе замечательных писателей, которые в эту схему не укладываются. но без первоначального огрубления бывает сложно разобраться.

    а "инновативная поэзия" - термин Ильи Куклина. я не знаю, как это еще назвать, мне кажется, он удачный.

  • ninasadur· 2012-02-02 16:18:15
    Игорь, сама Ваша статья изящная и остроумная, как всё, что вы пишите. Но, повторюсь, к реальной ситуации отношения не имеет. Начнём с Битова. Для Битова писательство всегда было бизнесом. это ж видно. и виден итог: худосочное творчество. и неинтересно о нём. а сегодня странное, на мой взгляд, бесноватое пространство установилось: неоправданное тщеславие непотяно каких авторов (Славникова та же, Прилепин) и проч. и голодноватое шныряние безграмотных издателей. Но эта ситуация в культуре вообще, в театре например. Главная проблема художественного пространства в России, уничтожение профессионализма в професси. А что такое диалог двух литератур? и возраст неважен, есть ведь тексты, книги, в них и видно был диалог или по-просту "признанные" обдирали беззвестных (как Евг.Харитонова, как Всеволода Некрасова)... это не диалог а плагиат. А про терминологию наукообразную, Вам она мне кажется не нужна. Вы свободно думаете и пишите по-русски... терминология опенспейса... например: "актуальный писатель." Каково? Там ещё в статье у Вас место про глобальные потрясения и отсутствие идеологии, мне кажется писатель занят творчеством, оно не так зависит от внешних факторов как работа журналиста. отсюда и "актуальная" литература. Простите за сумбурный ответ.
Читать все комментарии ›
Все новости ›