Однообразно, бурно и сладко.

Оцените материал

Просмотров: 11305

Фонтан кока-колы

Наталья Иванова · 01/10/2009
Появись сейчас Пушкин, не знаю, что критики станут делать: комплименты по части гениальности получает не каждый второй — каждый первый

Имена:  Александр Кабаков · Алла Демидова · Андрей Немзер · Владимир Бондаренко · Лев Аннинский · Лев Данилкин · Роман Тименчик

©  Getty Images / Fotobank

Фонтан кока-колы
Я прекрасно отдохнула бы у моря под адриатической сосной, если бы страсть к чтению не лишила меня пляжного покоя. Критик не человек — остальные 99% отдыхающих (российского разлива) ничего не читали. Только одна соотечественница с исчезающими признаками интеллектуальности была погружена, как я поняла по обложке, в детектив Устиновой. В отличие от европейских соседей по пляжу, которые читали завидно толстые тома — прямо-таки из списка «Большой книги», а один был мною замечен даже в чтении стихов.

Итак, о страсти. В аэропорту дернул меня черт приобрести в полет «Нумерацию с хвоста» Льва Данилкина. Сборник буквально набит книгами — как шкаф. Рецензиями, похожими на рекламу; аннотациями, похожими на рецензии. К любимому жанру афишного обозревателя — комплиментарно пересказанный сюжет — лучше всего подходит слово отзыв.

«2008 год был для отечественной литературы тучным годом; сто цветов расцвели и благоухали, словно по расписанию, а широта линейки жанров и направлений удовлетворила бы и самого ретивого начетчика». Это выводы, место которым предоставлено в преамбуле; установка для читателя. А вот и сами отзывы: «невероятно освежающее, радостное, духоподъемное впечатление» (В. Крапивин); «несомненное тонизирующее воздействие текста» (Ю. Бригадир, И. Бояшов); «Тщательно отшлифованная, бессловная артистическая проза; незабываемая» (Е. Чижов); «у нее прямой доступ туда, к глубинному роднику народной речи» (В. Кунгурцева); «удивительно сильные и проворные пальцы — которыми он с непостижимой легкостью перебирает горы слов, чтобы выбрать единственно возможные» («Библиотекарь» М. Елизарова); «остался замечательным рассказчиком, но не дает ни малейшего повода обвинить себя в конъюнктурности» («Гипсовый трубач» Ю. Полякова); «невероятно хорошо ложится на душу… будто Христос в лапоточках прошел», «слишком живой, слишком натуральный, слишком прекрасный это текст» («Щукинск и города» Е. Некрасовой). И так — без конца и без края. Пафос без предела. «Редкая комбинация экстраординарного воображения, языкового слуха, трезвого взгляда на вещи» (И. Наумов); «выдающееся произведение искусства, вызывающее беспримесное восхищение»; «об интенсивности колыхания языкового моря у Мильштейна можно судить уже по названию»… А называется роман одним словом — «Серпантин», вот вам и все колыханье. Данилкин экономит восторг только на З. Прилепине и Г. Садулаеве — впрочем, ими есть кому восторгаться.

Меня волнует профессиональная судьба Данилкина: все оценочно высокие, даже высочайшие слова он уже произнес, а появится завтра шедевр, что делать будет?

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:9

  • strng· 2009-10-01 19:11:26
    как кричать "Волк, волк", только наоборот :)
  • Grok· 2009-10-02 15:56:04
    Это "Клов, клов", что ли?
  • edna· 2009-10-02 17:14:09
    теперь уже боюсь использовать любые эпитет-) просто - спасибо за статью
Читать все комментарии ›
Все новости ›