Историю Мии-тян ее мама рассказала Тоси Маруки на одной из выставок.

Оцените материал

Просмотров: 16982

Тоси Маруки. Хиросима

Мария Скаф · 16/11/2011
Книга предельно проста: это история маленькой девочки, переходящей семь рек Хиросимы в надежде спастись от пожаров и взрывов

Имена:  Тоси Маруки

©  Евгений Тонконогий

Тоси Маруки. Хиросима
​Когда мы разговаривали с Беатрис Вейон на последнем ММОКФ, среди прочего она упомянула о том, что проблемная литература для подростков перешла в Европе на новый уровень. Если раньше на первом месте для европейских авторов стояли вопросы семьи, взаимоотношений с родителями и коллективом, то теперь основной тенденцией стали рассказы о глобальных проблемах и катастрофах: о голоде, миграциях, войне. И хотя такое четкое деление применительно к детской (да и любой другой) литературе кажется мне несколько умозрительным, стоит признать, что восприятие мира как неделимого на государства целого, с общими бедами и задачами, у нас по меньшей мере не распространено. Возможно, дело в традиционном «отставании» от мировых тенденций (во Франции, по заверениям Вийон, бум проблемной литературы о взаимоотношениях людей пришелся на конец 70-х), возможно — в ревниво-болезненном отношении к родному отечеству. Так или иначе, среди большого количества издаваемых сегодня в России «серьезных» книг для детей и подростков тексты о мировых проблемах весьма редки. К этим редкостям можно отнести книгу Тоси Маруки «Хиросима», рассказывающую, как несложно догадаться из названия, о трагедии 6 августа 1945 года, когда американский бомбардировщик B-29 «Энола Гей» сбросил на японский город первую в истории человечества атомную бомбу.

История маленькой девочки, переходящей семь рек Хиросимы в надежде спастись от пожаров и взрывов, рассказана в книге именно так, как ее мог передать ребенок: без рефлексии; ужасающей статистики раненых, погибших и заболевших впоследствии; без исторических справок и научных фактов. Иллюстрации нарочито наивны, как если бы их рисовала семилетняя Мии-тян, главная героиня книги: неровные линии, искаженные пропорции тел, по-детски неумело переданное движение персонажей. Все это — лаконичность книги, установка на визуальность — совершенно невыносимо. Так же невыносимо смотреть годовые фотоотчеты Life и Time, на девяносто процентов состоящие из военных репортажей.

По сути, перед нами фактически первый для России внятный ответ на вопрос, как разговаривать с ребенком о ядерном оружии. Для нас этот ответ особенно важен, поскольку трагедия Чернобыля вообще не нашла отражения в отечественной детской литературе (а немногочисленные выставки детского рисунка, посвященные чернобыльской теме, так и не получили широкого информационного освещения). Тоси Маруки говорит прямо, словно сама Мии-тян, еще не привыкшая витиевато рассуждать о смерти, диктует ей текст: «Там, возле ног Мии-тян, кто-то двигался. Это была ласточка: ее крылья обгорели, и она не могла взлететь. “Хлоп-хлоп”. Река медленно несла человека. И кошку. <…> Обернувшись, Мии-тян увидела молодую женщину с младенцем на руках. “Я бежала и бежала, а когда решила дать ему молочка, оказалось, он мертвый”, — сказала она Мии-тян».

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

Все новости ›