Мы можем взять пленку, которой сто десять лет, поднести ее к свету и увидеть, что изображение по-прежнему есть. С цифрой ничего подобного сделать нельзя.

Оцените материал

Просмотров: 16171

«Кино на экране ноутбука или айпэда – это неполноценный опыт»

Ксения Прилепская · 15/03/2011
Исполнительный директор Фонда Скорсезе Маргарет Бодде – о том, зачем нужно реставрировать старые фильмы и кому выгодно их восстановление

Имена:  Маргарет Бодде

©  Courtesy The Film Foundation

Маргарет Бодде

Маргарет Бодде

Существующий с 1990 года The Film Foundation известен как Фонд Скорсезе — это частная некоммерческая организация, которая реставрирует и возвращает зрителям старые фильмы. Девиз организации — «Кинематографисты за сохранение фильма»; в совет директоров вместе с главным идеологом и основателем Мартином Скорсезе входят Стивен Спилберг, Вуди Аллен, Джордж Лукас, Пол Томас Андерсон, Уэс Андерсон, Фрэнсис Форд Коппола, Клинт Иствуд и другие известные режиссеры. За двадцать лет своего существования фонд в сотрудничестве с другими организациями отреставрировал десятки картин, в числе которых работы Джона Форда, Дэвида Гриффита, Отто Премингера, Джона Кассаветиса, Сатьяджита Рея, Жана Ренуара, Энди Уорхола, Дэвида Линча и многих других.

В то время как в России некоторые ухитряются под реставрацией подразумевать колоризацию для телепоказа, The Film Foundation прилагает все усилия для того, чтобы старые фильмы после восстановления минимально отличались от оригиналов.

КСЕНИЯ ПРИЛЕПСКАЯ встретилась с исполнительным директором фонда Маргарет Бодде и узнала, почему черно-белая пленка лучше цветной, как проходит реставрация фильмов и зачем Мартин Скорсезе записывает кино с телевизора.


— Какова была ситуация с реставрацией и хранением фильмов до появления Фонда Скорсезе в 1990 году?

— Сама идея презервации фильмов возникла в 1930-е, когда Музей современного искусства (МоМА) начал собирать кино, потому что пришло понимание того, что оно — форма искусства. Тогда не было практики долговременного хранения, поскольку кинолента считалась коммерческим продуктом. Кроме релиза в кинотеатрах, причин к существованию фильмов не было — его как бы не было вне временных рамок проката.

Люди вроде Мартина Скорсезе, Стивена Спилберга, Фрэнсиса Копполы, которые входят в наше правление, и остальные режиссеры этого поколения (плюс Стэнли Кубрик, который из предыдущего) — они все выросли на старых фильмах. Работы Гриффита, Эйзенштейна, других великих авторов немого кино, фильмы 1920-х, 1930-х, 1940-х... Именно тогда был изобретен язык кинематографа. И когда они сами начали снимать, то воспринимали старые фильмы как важнейшую часть кинообразования. Но часто пленки были недоступны или доступны в ужасном качестве. Стало понятно, что они нуждаются в охране. И о них некому было заботиться, ведь киностудии не музеи, а бизнес-предприятия.

Началось движение за привлечение внимания к проблеме, попытки сотрудничать с киностудиями в сфере признания ценности старых фильмов. Не только потому, что зрители по-прежнему хотят их смотреть, но и просто ради сохранения истории, как и в любом другом виде искусства — скульптуре, живописи, танце. Мы хотим знать, что они дойдут до будущих поколений, потому что это уникальные плоды человеческого творчества.

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

Все новости ›