Как и во многих других случаях, у нас происходит слепое заимствование формы, термина («фестиваль») с последующим его наполнением прокрученным в мясорубке фаршем из осетрины с ассигнациями.

Оцените материал

Просмотров: 22167

Синефилы при губернаторе

Мария Кувшинова · 18/07/2011
Фестивальное движение в России – дорого, стыдно, бессмысленно

©  Предоставлено ОАО «Санкт-Петербургский Международный центр фестивалей и праздников»

Выступление Филиппа Киркорова и Анны Нетребко на открытии Санкт-Петербугского международного кинофорума

Выступление Филиппа Киркорова и Анны Нетребко на открытии Санкт-Петербугского международного кинофорума

Дуэт Анны Нетребко и Филиппа Киркорова на открытии Санкт-Петербургского международного кинофорума травмировал местную интеллигенцию, но стал идеальной метафорой российской фестивальной политики и практики. Доказательством того, что в одной упряжке у нас запросто могут оказаться и конь, и лань. В случае Кинофорума — трепетная лань синефилии и административный конь, одним копытом уже практически ступивший в сенат.

Мероприятие в Петербурге — прощальный (как стало понятно в процессе) подарок Валентины Матвиенко городу, а также команде энтузиастов, мечтавших путем компромисса с начальственными вкусами создать содержательный форум — конкурента стозевному лаящему чудищу, которым уже довольно давно обернулся ММКФ.

Были предприняты разумные действия: собрали компактную пятидневную программу, организовали круглые столы с небанальными спикерами, пригласили изысканнейших режиссеров, в нашей стране известных только сугубым специалистам, — Жан-Шарля Фитусси, Хосе Луиса Герина, Наоми Кавасе, из новых — победительницу Гетеборга и «Трайбеки» Лизу Ашан. Всех этих людей, а также группу московских экспертов и журналистов поселили в двух самых фешенебельных гостиницах города, и довольно быстро стало понятно, что просветительская инициатива в общем и целом накрывается конем.

Работать на Кинофоруме оказалось практически невозможно. Разветвленные и бестолковые фестивальные службы не имели связи друг с другом, как отрубленные головы дракона, гости упивались, не приходили на интервью, без предупреждения покидали Петербург. Местную прессу выводили из элитных выгородок с охраной, московским гостям разве что не лизали ботинки, но в залы пропускали неохотно, как бы намекая на то, что в городе белых ночей и больших бюджетов не стоит так зацикливаться на кино. Намек был понят не всеми, но многими — и вот уже рафинированный каталонский режиссер, знаток Довженко и Медведкина, в день своего показа и встречи со зрителями вместо кинотеатра оказывается на балете, а известный журналист, выпивший за завтраком бесплатного шампанского, пишет в газете, что петербургский Кинофорум буквально во всем превзошел ММКФ (дополнительный вопрос: всегда ли комфорт сопряжен с мучительным чувством стыда?).

Он действительно превзошел — только совсем не в той части, о которой думали идеалисты из оргкомитета. Понятно, что пресловутый вопрос сотрудничества интеллектуалов и власти может быть задан только в безвоздушном пространстве, а не в пространстве реальных российских городов. Что большой фестиваль в Петербурге не может существовать без участия Смольного. Что Смольный допускает Фитусси, но хочет Нетребко с Киркоровым и дождь из шампанского с икрой. Понятно также, что клеймо «Смольный» отпугивает изрядную часть потенциальной аудитории из числа фрондирующих интеллигентов. Оправдан ли компромисс — каждый решает сам, в том числе и представители московской прессы, облаком саранчи перелетающие из Иванова в Вологду, из Вологды в Петербург, пирующие на банкетах и создающие видимость культурного процесса.

Все это имеет отношение к амбициям местных царьков, но никак не к фестивальному движению. Как и во многих других случаях, у нас происходит слепое заимствование формы, термина («фестиваль») с последующим его наполнением прокрученным в мясорубке фаршем из осетрины с ассигнациями.

В последние годы фестивальное движение в мире претерпевает принципиальные изменения. Фестивали сейчас не только площадка для профессионалов (как Канны). Они (самые осмысленные из них) превратились в кураторские проекты или в альтернативу умирающему театральному прокату арт-кино. Аренда фестивальных копий, денежные призы — все это пока еще не работает как полноценный бизнес-механизм, но уже становится существенной поддержкой для кинематографистов, особенно независимых.

Кроме того, на фестивалях второго ряда происходит более вдумчивое осмысление неоднозначных картин, проскочивших мимо внимания критиков в Каннах или Берлине. Именно многочисленные региональные киносмотры, а также глобализация критики, развитие ее универсального, англоязычного сегмента позволяет альтернативному кино существовать, оказываться в поле поименованного и отрефлексированного.

Еще один путь локального фестиваля — быть фильтром, инстанцией первичного отбора для национальных картин, точкой отсчета для их дальнейшего путешествия по миру. С этой функцией в нашей стране вполне успешно справляется «Кинотавр» (кстати, на протяжении всей своей истории предприятие частное). В Сочи (где тоже пьют шампанское, но в фарше все-таки преобладает мясо) приезжают иностранная пресса и кураторы, которые находят здесь то, что было пропущено, скажем, при очень требовательном и ограниченном каннском отборе.

Элемент тщеславия, разумеется, присутствует везде, особенно в родственных коррупционных культурах: Венецианский фестиваль, почти лишенный в последние годы бизнес-составляющей (рынком для завершенных к осени картин является фестиваль в Торонто), остается одним из самых пафосных светских мероприятий года. Но и здесь не ограничиваются красной ковровой дорожкой — старейший в мире киносмотр ищет источник легитимности в родственных венецианских арт-институтах, исследуя новые формы киноязыка.

Единственный состоятельный киносмотр, который был создан в России за последние годы — «2morrow/Завтра», результат деятельности отборщика Алексея Медведева. Киносмотр не просуществовал в первоначальном виде и трех лет, раскололся надвое — и ни до, ни после раскола не вызвал большого интереса у публики, не имеющей привычки взаимодействия с результатами осмысленной кураторской деятельности.

Одноразовые фестивали, проводимые на деньги местных, подлежащих внезапной замене властей, не занимаются формированием аудитории. Такой цели у них нет и никогда не было. Главный (хотя бы по размерам) российский фестиваль — Московский — годами отрицательной селекции породил аудиторию, состоящую из людей, во время фильма свободно гуляющих по залу и разговаривающих по телефону. Дело не в зрителях, а именно в селекции, что доказывает, скажем, пример кинотеатральной сети «Пять звезд», которая за несколько лет вырастила себе ту аудиторию, на которую решила делать ставку — интеллигентную семейную публику.

Проблема на самом деле еще серьезнее. В те годы, когда в кинотеатрах продавались диваны и трюмо, у российского зрителя исчезло представление о кинематографе как о предмете, к которому можно и нужно относиться серьезно. Надолго исчезнув, кино вернулось к нам уже как чистое, попкорновое, трехмерное развлечение. Тот, кто интересуется художественным осмыслением реальности, больше не ищет его в кино, не имеет такой привычки, не держит его в голове. Кино — подростковое развлечение повсеместно, однако во всем мире существуют все-таки резервации для взрослых, но только не у нас. Связь думающего российского зрителя с мировым кинематографом оборвалась в начале 1990-х: старшее поколение застряло где-то в области позднего Феллини или в лучшем случае Гринуэя, младшее воспринимает только статусный арт-мейнстрим — фон Триера, Вуди Аллена или Коэнов, и только несколько раз в год.

Фестиваль per se — это апогей интереса, внимания, любви, серьезного отношения к кинематографу. В России этот интерес утрачен, не сформирован, выдавлен в виртуальное пространство, не артикулирован и не выливается в коммуникацию вокруг кино, площадкой для которой по идее и должны становиться фестивали.

Киносмотры в России множатся и будут множиться дальше, обслуживать их будут одни и те же «синефилы при губернаторе» (или, если так благозвучнее, кондотьеры фестивального отбора), создавая эффективные каналы для коммуникации Нетребко с Киркоровым — но более ни для чего. ​

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:37

  • Stanislav Beloselskiy-Belozerskiy· 2011-07-18 13:49:56
    Жалкая статья, совершенно не имеющая содержания и смысла. Жаль, что такие журналисты тут пишут.
  • Юрий Гладильщиков· 2011-07-18 14:50:06
    Дорогая Маша! Ты не очень пристально, сидя во время завтрака за соседним столом, следила за развитием событий: известный журналист, под которым, очевидно, подразумеваюсь я, не только выпил бесплатного шампанского, но еще и съел ложку бесплатной красной икры. Правда, это было единственное бесплатное шампанское, которое я выпил во время фестиваля. Я не был ни на одном приеме (кроме приема открытия), ни в Мариинке, ни в Петергофе, не был на церемонии открытия (поэтому не наблюдал Киркорова с Нетребко - каждый ведь замечает свое, ты это знаешь?). И я не утверждал, что Петербургский фестиваль по всем статьям превзошел ММКФ. Я всего лишь написал (причем, в отличие от тебя с реальными фактами и доказательствами), что на Кинофоруме масса интересных задумок. И что его команда, в отличие от команды ММКФ, действительно пытается сделать фестиваль для города и публики. Что до публики: на всех сеансах, где я был, залы были заполнены или почти заполнены. И вот это важно. А плач отдельных коллег, которых, оказывается, в каком-то зале на что-то с трудом пустили (хотя на всех сеансах для гостей фестиваля было выделено по два ряда), их безмерное себялюбие и самоупоение меня уже достали. Будь моя воля, я бы две трети людей, которые пишут в России про кино, вообще не пускал бы в залы - по причине литературной бездарности и очевидной нелюбви к искусству кино. И на будущее: захочешь выставить меня в дурном свете, так не бойся - называй по фамилии.
  • Elena Gennadievna· 2011-07-18 15:23:05
    Дорогая Маша! Как "синефил при губернаторе", хочу задать один вопрос: из логики текста я не понял, почему у нас, как у идеалистов, не стоит задачи формирования своей публики? Публика как раз не ходит на банкеты, она ходит в кино - и на всех сеансах, где я был, было довольно-таки много народу, и смотрели они не на дуэт Нетребко с Киркоровым, а как раз фильмы Кавасе, Герина, документальное кино. В остальном, конечно, у нас было много досадных недочетов, но вешать все проблемы фестивального движения в России на наш Кинофорум, который проводится впервые, немного несправедливо - как по отношению к "коням", так и к нам, "ланям". Неужели целью этого текста кроме самовыражения является призыв к уничтожению Кинофорума в пересменку между губернаторами (которые, в общем-то, правильно каждый в своем городе пытаются проводить киносмотры - а кто должен еще этим заниматься?) Или ты, как идеалист, думаешь, что деньги, пущенные в этом году на Кинофорум, в следующем раздадут бедным? Теперь отвечу за себя: я уже два года делаю в "Порядке слов" свой "фестиваль", причем без копейки госденег, но при этом я уверен, что лет через пять из Кинофорума мог бы вырасти очень достойный смотр. И могу последовательно это в течение пяти лет доказать - если, конечно, фрондирующая интеллигенция не добьется того, что его все-таки закроют.
Читать все комментарии ›
Все новости ›