«Фильм не музей – он живой»

Оцените материал

Просмотров: 50217

Бертран Бонелло: «Может быть, геи просто умеют держать осанку?»

Мария Кувшинова · 19/05/2011
Главный аутсайдер каннского конкурса – о публичных домах, разнице между лицом и телом и сходстве профессий актрисы и проститутки

Имена:  Бертран Бонелло

©  Festival de Cannes

Кадр из фильма «Дом терпимости»

Кадр из фильма «Дом терпимости»

Главным аутсайдером каннского конкурса уже сейчас можно назвать французского режиссера Бертрана Бонелло, автора фильма «Аполлониды. Хроника закрытого дома» (в английском варианте — «Дом терпимости»). Картина занимает последнее место в опросе критиков, который каждый день проводит ежедневное фестивальное издание Screen (на первом месте — «Гавр» Каурисмяки).

«Дом терпимости» — любопытное болезненное кино. Действие происходит в фешенебельном публичном доме на рубеже XIX и XX века: несколько девушек, которых играют как профессиональные (Ясмин Тринка), так и непрофессиональные актрисы. Ни на одной из них Бонелло («Порнограф», «Терезия», «На войне») не останавливается подробно — это портрет сообщества, масса тел, в которой, тем не менее, можно разглядеть отдельные лица. Одна из девушек получает прозвище «Женщина, которая смеется» — в самом начале фильма ей разрезает щеки клиент, которого она полюбила. Хозяйку борделя играет французский режиссер Ноеми Львовски, в ролях мужчин-посетителей — также режиссеры: Ксавье Бовуа, Пьер Леон, Жак Ноло. На начальных титрах и ближе к концу на саундтреке звучит соул из 1960-х, раздвигающий пространство картины, превращающий ее в специфическое, но по-своему точное высказывание о надвигающемся на героев двадцатом веке.

После Каннского провала Бертран Бонелло рассказал OPENSPACE.RU о французских публичных домах и их сходстве с театром и кинематографом.


Ваш фильм очень разочаровал часть публики, которая ожидала эротических сцен…

— Ну, что сказать — бедолаги. Эротика не является главной темой фильма, но ей здесь все равно находится место: все, что происходит ночью, эпизоды, когда мужчины выбирают девушек… Я действительно долго думал, как поступить с сексом в картине, действие которой происходит в публичном доме, и пришел к выводу, что показывать его — слишком просто и скучно. То время, которое девушки проводят наедине с клиентами, я решил использовать для других целей. Здесь скорее театральная игра, перверсии, фетишизм, чем обычный секс.

В некотором смысле это фильм о ХХ веке: действие начинается осенью 1899 года, а в финале мы видим тех же проституток на сегодняшней городской улице.

— Да, это переходный период, вызывавший у современников большое воодушевление. Когда девятнадцатый век сменялся двадцатым, люди были полны надежд, верили в то, что будут жить в лучшем мире, без войн и болезней, и так далее. Но двадцатый век принес хаос. Персонажи нашей картины находятся внутри замкнутого пространства, но мы каким-то образом понимаем, какие изменения происходят снаружи.

Читать текст полностью

Ссылки

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:1

  • oved· 2011-05-20 09:57:26
    Интересно, спасибо Мария. Надо смотреть.
    Что касается пикника - нынче не очень понятно, почему "Завтрак на траве" Эдуарда Мане считался современниками верхом непристойности. А дело то в том, что тогда это однозначно прочитывалось как сюжет про такой вот пикник. ("В том публичном доме, который мы взяли за основу, девушек каждый месяц вывозили на пикник.")
Все новости ›