Майвен с максимально возможным бесстрастием демонстрирует, насколько неконкретны, размыты и вариативны представления о норме даже в рамках одного общества.

Оцените материал

Просмотров: 31625

Канны-2011: Динозавры Терренса Малика, педофилия и горестная жизнь Ким Ки Дука

Мария Кувшинова · 16/05/2011
Фестиваль, на котором мучают детей, показал половину конкурсной программы – Дарденны опять впереди всех

Имена:  Йосеф Седар · Ким Ки Дук · Линн Рэмзи · Майвенн ле Беско · Маркус Шляйнцер · Терренс Малик

©  West

Кадр из фильма «Древо жизни»

Кадр из фильма «Древо жизни»

Один из самых ожидаемых фильмов последних лет, «Древо жизни» Терренса Малика (подробнее о нем здесь) оказалось почти бессловесной медитацией, в которой индивидуальное бытие человека при помощи довольно лобовых приемов уравнивается с космосом. Примерно через двадцать минут после начала в картине, которая до сегодняшнего дня считалась семейной драмой с Брэдом Питтом и Шоном Пенном, появляется первобытный лес и динозавры, и русское ухо невольно ожидает закадрового комментария Николая Дроздова. Малик придерживается вполне традиционной космогонии — жизнь зарождается и выходит из воды, динозавров уничтожает падение астероида. На экране созданный при помощи компьютерной графики процесс сотворения и разрушения планеты зарифмован с историей одной семьи: мать, отец (Брэд Питт) и три сына, одному из которых суждено погибнуть в возрасте 19 лет (с известия о его смерти начинается картина). Все, что происходит на экране потом — двухчасовое воспоминание старшего из братьев (Шон Пенн) о своем детстве и отрочестве. Первые годы братьев — идиллические, почти рекламные кадры счастливой семейной жизни. Взросление — начало движения к распаду, со временем главный герой входит в деструктивную фазу, и родители сворятся все чаще, в фоновом режиме. Окончательным изгнанием из рая становится вынужденный отъезд из большого дома, рядом с которым и происходил процесс погружения недавно появившихся людей в универсальный поток бытия.

Тайна зарождения и исчезновения жизни, краткий мир существования в присутствии тех, кто исторгнут из небытия одновременно с тобой, человек как космос — основные темы картины, которые постигаешь скорее умозрительно, поскольку основной эмоцией от просмотра остается все же изумление перед амбициями режиссера, попытавшегося втиснуть целую вселенную в один фильм.

Антипод Малика в смысле интенсивности кинопроизводства, невероятно плодовитый в прошлом корейский режиссер Ким Ки Дук на этом фестивале тоже проделал фокус с неожиданным возвращением. Несколько лет назад на съемках картины «Мечта» у него чуть не погибла актриса, и он, пораженный убийственным воздействием кинематографа на органику, отошел от дел.

Читать текст полностью

Ссылки

 

 

 

 

 

Все новости ›