Подспудное упоение эпохой, на десятилетия отстоящей от искомого 2020 года, обнаруживает точку компромисса современных интеллектуалов со сталинизмом – существуют какие угодно противоречия с тогдашней властью, но только не эстетические.

Оцените материал

Просмотров: 56419

«Мишень»

Мария Кувшинова · 15/02/2011
В Берлинской программе «Панорама» показали фантастический фильм Александра Зельдовича по сценарию Владимира Сорокина

Имена:  Александр Зельдович · Владимир Сорокин

©  REN film

Кадр из фильма «Мишень»

Кадр из фильма «Мишень»

В «Панораме», внеконкурсной программе Берлинского фестиваля, состоялась премьера фильма Александра Зельдовича «Мишень», над которым режиссер и автор сценария Владимир Сорокин работали больше трех лет.

В 2020 году Россия — часть глобального конгломерата с явным китайским доминированием. Она пропускает через свои магистрали миллионы грузовых фур — с востока на запад и обратно, и по-прежнему занимается разработкой недр. Главный герой фильма (Максим Суханов) руководит министерством по добыче полезных ископаемых, живет в просторном лофте и ест на завтрак зерна подорожника. Однако он не вполне счастлив с женой, за восемь лет до того найденной на ярмарке невест. Чтобы преодолеть семейный кризис, герой вместе с супругой, ее братом-телеведущим (Данила Козловский) и брутальным таможенником (Виталий Кищенко) едут на некий заброшенный советский полигон в степи; местные называют его «Мишень». Побывав там, можно обрести вечную молодость.

«Мишень» (как, например, и «Чрево» Бенедека Флигауфа) — жанровый палиндром, одновременно и утопия, и антиутопия. Россия здесь превращена в огромную транзитную зону, через которую и из которой постоянно что-то везут, коррупция никуда не делась. Социальная несправедливость возведена в принцип (преуспевающий министр в эфире телешоу демонстративно обыгрывает на скачках клерка, поставившего на кон все свое состояние). Мир этот, однако, упорядочен, стерилен и комфортен, в то время как классическая антиутопия предполагает хаос.

Интересно, что именно утопический вектор (скорее всего, невольно) обращен в прошлое, в пустые проспекты сталинской Москвы, в подмосковные вечера на террасе у пруда; туда, где мужчины носят белые холщовые брюки, а женщины — расклешенные юбки с широкими поясами. Безлюдный футуристический мегаполис у Зельдовича — не идеальный город будущего, но идеальный город прошлого, «Новая Москва» из запрещенного в 1938-м фильма Медведкина.

Фрагмент из фильма «Новая Москва» (1938)


В этом смысле «Мишень» — последовательное продолжение темы, начатой Зельдовичем и Сорокиным в их предыдущей совместной работе, фильме с прямолинейным (и в финале многозначительным) названием «Москва».

Читать текст полностью

Ссылки

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:15

  • sosiska33· 2011-02-15 19:09:40
    "В числе других недостатков стоит отметить хронометраж фильма (154 мин.)" сообщет читателям автор лаконичной рецензии из шестнадцати абзацев.
  • delovely· 2011-02-15 23:55:26
    Неужели вы не понимаете, как в этом тексте выпячено ваше невежество? "Жанровый палиндром" "поздний Феллини" (кажется, в упомянутой сцене Зельдович цитирует не его, а самый знаменитый фильм Блие, но замнем). А вот "Анну Каренину" из школьной программы не читали, да? Ничего, что герои "Мишени" это прямым текстом — Каренин, Каренина, Левин и Кити, ничего что это перекличка с "Москвой", где также обыгрывались "Три сестры"? И литературный редактор нужен не бедному Зельдовичу, а вашей редакции. Чтоб исправлял глупости вроде "классическая антиутопия предполагает хаос". В "Безумном Максе" может и предполагает, но у Оруэлла, Хаксли и Джека Лондона это всегда жесткий, упорядоченный мир, где всем комфортно, плохо только герою. Честное слово, берите пример с младших коллег, пишите о индонезийских фильмах, которые никто не видел и не увидит. Меньше будет заметно плохое образование.
  • igorr· 2011-02-16 01:14:51
    Мне фильм понравился. Когда в последних кадрах вот это вот всё... "Большое и Маленькое", микроскопическая фигурка въехавшей в суть героини и этот гигантский "радиотелескоп", мурашки побежали просто летальные.
    Русской классики действительно хватает.
    Александр Зельдович, у которого «Искусство возникает из хандры», сразу по окончанию, как показалось, хандрил. Почти демонстративно одел пальто во время ответов на вопросы публики. Типа: да чё тут, я пойду. И уже через пять минут, в фойе, как то не весело дав автограф, - "ну, пойдёмте пить!"
    На улице молодой жизнерадостный зритель спросил у Сорокина - "Почему в Казахстане?" И пока медленный гений осознавал вопрос, другой зритель ответил "А где-ж ещё?"
    Вот так вот. Без спойлеров. Иди, как говорится, и смотри!
Читать все комментарии ›
Все новости ›