Триер подарил посетителям мультиплексов универсальное самооправдание: Chaos reigns! Мизгирев это самооправдание у них отбирает.

Оцените материал

Просмотров: 40804

«Бубен, барабан»

Мария Кувшинова · 09/12/2009
В ограниченном прокате – самый важный русский фильм года

Имена:  Алексей Мизгирев · Ларс фон Триер · Наталья Негода

©  Централ Партнершип

«Бубен, барабан»
«Мелодрама про библиотекаршу, которая полюбила, но не вышла замуж» — только первый пласт, поверхностный синопсис, который рассыпается на отдельные буквы при первом же столкновении с экзистенциальным хоррором Алексея Мизгирева.

Екатерина Артемовна, героиня Натальи Негоды (две ее главные роли у Пичула и Мизгирева оказались важнее всего того, что могло, но не было сыграно) — дочь шахтера с двумя образованиями, пожизненно застрявшая в провинциальной библиотеке. Она холодна с влюбленным врачом-стоматологом (Сергей Неудачин), снисходительно терпелива с младшей коллегой (Елена Лядова), благосклонна к заезжему морскому офицеру (Дмитрий Куличков) и беспощадна с осквернителями книг из обязательной школьной программы. Но, едва появившись, этот железобетонной цельности персонаж внезапно раскалывается надвое: по вечерам Екатерина Артемовна надевает спортивную шапку-петушок и продает в проходящих поездах казенные книги. Очевидно, что делает она это не только и не столько из бедности, а оттого, что под руку толкает некий персональный черт, которому не терпится выйти из подполья.

Постепенно выясняется, что двойственность — основное свойство едва ли не всех персонажей фильма. Каждый из них не просто не равен себе — чаще всего он представляет собой нечто совершенно противоположное тому, что декларировалось в начале. Служительница в храме культуры оказывается отступницей, подруга главной героини становится ее доппельгангером, праведник — вором, скользкий тип — гуманистом и справедливым модератором повседневности.

©  Централ Партнершип

«Бубен, барабан»
Эта трагедия с переодеваниями выглядит как рецидив средневекового сознания, с его неустоявшимся ощущением «себя» и «другого», со стертостью лиц и идентификацией через костюм (когда монарх, переодетый бродягой, неузнан и воспринимается как бродяга; когда воровка — это существо в старой шапке, а человек без шапки — библиотекарша). Персонажи «Бубна» существуют в ситуации нового Средневековья: старая культура ушла, как пар при перегонке спирта, новой не появилось; книга стала редким артефактом, про который никто не понимает точно, для чего она нужна (Екатерина Артемовна брезгливо объяснит). Целый человеческий слой — врачи, библиотекари, шахтеры — и целый некогда передовой регион (фильм снимался в поселках вокруг закрытых по договоренности с МВФ шахт Тульской области) отодвинуты на периферию, забыты в учебнике истории, где-то между древними греками и Каролингами.

Возникшую почти сразу буквальную политическую трактовку («неоднозначный персонаж артиста Куличкова похож на Путина») сам Мизгирев называет «паразитическим смыслом». Но это симптоматичный паразит: портретное сходство с текущим премьер-министром некогда находили и в капитане Журове из балабановского «Груза 200», и в новом Джеймсе Бонде. Тут скорее забавный коллективный невроз, подобострастная демонизация, постмодернистская мутация культа личности (вспоминается «Загадочный поезд» Джармуша, в котором японская поклонница Элвиса узнавала его в певице Мадонне и в статуе Свободы).

Читать текст полностью

Ссылки

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:5

  • jeyushka· 2009-12-10 15:02:45
    nice! :)
  • edna· 2009-12-10 16:51:21
    отлично) спасибо
  • nakipelov· 2009-12-14 21:39:36
    афиши не хватает. где фильм идет-то?
Читать все комментарии ›
Все новости ›