Оцените материал

Просмотров: 29020

Розенталь, Спивак и все остальные Ильи Кабаковы

Екатерина Дёготь · 27/08/2008
15 сентября в Москве начнется серия открытий грандиозной ретроспективы Ильи и Эмилии Кабаковых. Что будет показано, толком неизвестно. ЕКАТЕРИНА ДЕГОТЬ увидела собственными глазами, что происходит сейчас на самой большой площадке — в «Гараже»

Имена:  Илья Кабаков

©  Евгений Гурко

 На фото: Илья Кабаков

На фото: Илья Кабаков


Уважение к художнику


В «Гараже» меня никто не встречал. Было пусто и светло. Вдали, прямо-таки очень вдали (и сбоку, потому что «Гараж» сильно вытянут по диагонали), возвышался огромный объем чего-то, что в первый момент увиделось в качестве неприступного замка.

Охранник меня не остановил.

©  Евгений Гурко

Розенталь, Спивак и все остальные Ильи Кабаковы
Внутри замок был совершенно автономен, и все в нем было автономно и как бы торжественно обрамлено: и особые полы, совершенно отличные от полов «Гаража», и монументальные дверные проемы, и темные, как в классическом музее, стены, и собственный, светящийся изнутри потолок. Пропорции дверей и коридоров заставляли выпрямиться и стать, по возможности, несколько идеальнее.

Рабочие, занятые созданием потолка, это чувствовали. Они не матерились, абсолютно. Выставка им нравилась. Единственное, что их удивило, как они мне сказали, — это то, что художник Игорь Спивак, о котором так много и так интересно написано на стене в их зале, вроде бы 1970 года рождения, а вот их товарищи из других залов утверждают, что автор где-то тут ходит и он совсем седой. Впрочем, кто-то прочитал в одном из залов, что он и вовсе умер в 1933 году.

©  Евгений Гурко

Розенталь, Спивак и все остальные Ильи Кабаковы
Илью и Эмилию Кабаковых я встретила уже в конце моего маршрута, там, где шел четкий конвейерный процесс обработки экспонатов: распаковка — инспекция состояния — относ на место. Здесь мне открылась фантастическая картина. Простые российские граждане в синих комбинезонах и белых перчатках действовали как объединенные одной идеей, понимающие друг друга с полуслова заговорщики. Этой идеей было современное искусство. Я впервые в нашей стране видела такую по отношению к нему серьезность и бережность. Я впервые, как мне показалось, увидела редкое на нашей почве уважение к художнику.

©  Евгений Гурко

Розенталь, Спивак и все остальные Ильи Кабаковы
Что тут было причиной — ящики ли со строгими нью-йоркскими предупреждениями о необходимости обращаться осторожно? Или сильнейший человеческий и художественный авторитет, исходящий от автора?

В обратном направлении

Автор сказал мне, что я прошла выставку в обратном направлении. У настоящего посетителя никогда не будет такого же первого впечатления — от замка вдали, — как у меня. Точнее, оно у него будет прощальным. А начнется все по-другому.

©  Евгений Гурко

Розенталь, Спивак и все остальные Ильи Кабаковы
Зритель придет в «Гараж», отстояв, может быть, в очереди, но не попадет в него. Его заставят обогнуть здание снаружи и войти с конца. И там он неожиданно окажется в помещении, которое покажется ему классическим музеем — с серыми стенами, узкими коридорами, с миноискательной рамкой и тщательной проверкой сумок. Пройдя коридор, зритель, наконец, узнает, куда пришел: на ретроспективу Шарля Розенталя, длинный и скучный искусствоведческий текст о котором будет написан, как в академическом музее, прямо на стене. Розенталь родился в России, жил в Херсоне, учился в Витебске, испытал влияние Малевича (отсюда его ранние белые и почти абстрактные работы, по краю которых иногда шагают загадочные маленькие человечки, о значении которых все еще спорят специалисты). После 1923 года его неудержимо потянуло к реальности, и летающие квадратики на его картинах соединились с реалистическими фигурами мужчин в белых кителях и женщин с букетами. Розенталь писал теоретические труды, строил летательные аппараты из бумаги (которые дошли до нас в плачевном состоянии) и мечтал сравниться с Жерико и его гениальной картиной «Плот Медузы». В 1931 году он посетил арт-аукцион в Лондоне, который его шокировал (в нем он увидел символ Запада), и потом Калькутту, где ему привиделись три всадника Апокалипсиса. Но настоящая Большая Картина так и не получалась. Чего-то не хватало — и он начинает вносить в картину электрические лампочки, которые зажигаются от нажатия зрителем соответствующей кнопки, возвращается к ранним работам, превращает картину в дверь в иной мир... Когда художник трагически погиб на Монмартре под колесами автомобиля в 1933 году, от него остались три огромные белые абстрактные композиции, и специалисты до сих пор спорят, закончены ли они, или это только подготовка к ненаписанным картинам. Искусствовед Винер, например, не без основания считает, что... Подробно обо всем в каталоге.

©  Екатерина Деготь

Розенталь, Спивак и все остальные Ильи Кабаковы
Когда зритель «Гаража» очнется ото сна о жизни безвременно ушедшего Шарля Розенталя, перед ним, за новым поворотом экспозиции, откроется новая персональная выставка — художника Ильи Кабакова. Родившийся в том же самом 1933 году, в котором погиб Розенталь, Кабаков выбрал последнего своим учителем. Почему — об этом можно будет прочитать на стене. Кабаков работал в 1970-е годы и тоже метался между изображением и абстракцией. Он никак не мог избавиться от традиционного рисунка, да и не хотел этого. Но желтые квадратики и белые человечки все равно то и дело появлялись у него.

©  Евгений Гурко

Розенталь, Спивак и все остальные Ильи Кабаковы
Кабаков, так и не выиграв в соперничестве-ученичестве с Розенталем, уступает место третьему герою выставки, Игорю Спиваку. Спивак молод, ему должно быть сейчас 38 лет, родился он в Киеве, в дальнейшем следы его теряются. Все его наследие относится к 1991—1996 годам, то есть к периоду сразу после распада СССР (что и видно по сюжетам картин — оборванным фотографиям счастливого советского мира), и все оно принадлежит теперь киевской галерее Лучишко, а другие работы неизвестны. Что стало с художником? Знал ли он Малевича? Слышал ли о Розентале и Кабакове? Где он вообще сейчас? История с географией об этом умалчивают...

В этот довольно грустный момент прощания одновременно с Розенталем, Кабаковым и Спиваком посетитель музея, уже успевший забыть о том, где он находится на самом деле, попадает, неожиданно и впервые, в «Гараж», и его огромное пространство, где перед ним высится (но пока ее нет) инсталляция «Красный вагон». Впервые реализованная в 1991 году в Дюссельдорфе, она будет служить идеальным постскриптумом к «Альтернативной истории искусства», как называется вся выставка, а точнее, в самом деле история, написанная Ильей и Эмилией Кабаковыми.

©  Евгений Гурко

Розенталь, Спивак и все остальные Ильи Кабаковы
Иллюзия и война

Музей Розенталя — Кабакова — Спивака, столь тщательно, с точностью до малейших деталей выстроенный внутри «Гаража», должен будет рассеяться, как мираж. Работы Кабакова почти всегда временны, эфемерны, но на сей раз в какой-то экстремальной степени: такой гигантской, такой совершенной выставки, такого продуманного программного высказывания у него еще не было никогда, и через три недели после открытия она будет разрушена. Три недели, потому что у нас все равно больше недели на выставку публика не идет.

©  Евгений Гурко

Розенталь, Спивак и все остальные Ильи Кабаковы
Идеальный музей исчезнет, но это и станет доказательством его идеальности. Для Кабакова эта выставка — эфемерное в эфемерном. Бахметьевский гараж по проекту Мельникова и Шухова, который как гараж никогда не функционировал, сохранился случайно. В этом идеальном здании, на идеальные русские деньги (без этого проект не был бы реализован в такой полноте и совершенстве) будет идеально построена идеальная история искусства.

©  Евгений Гурко

Розенталь, Спивак и все остальные Ильи Кабаковы
Идеальная — не как лучшая, но как абсолютно нереальная. Ведь альтернативный музей, который имеется в виду, не имеет аналогов. Это вовсе не какой-нибудь музей в Урюпинске, не Третьяковская галерея и даже не Музей современного искусства в Нью-Йорке — эти заведения, как и почти все музеи нынче, предали свою музейность, превратившись в развлекательные, user-friendly заведения. Просто юзеры у Третьяковки и МоМА с разным уровнем образования и вкуса, но это не меняет дела. Последним бастионом остается помпезный и одновременно благородный нью-йоркский Metropolitan, который и имеется в виду.

©  Евгений Гурко

Розенталь, Спивак и все остальные Ильи Кабаковы
Но в Metropolitan нет такого искусства. Там можно представить себе Малевича, но никак нельзя — фигуративную живопись ХХ века, тем более с мужчинами в кителях, с доярками и пионерами. Доярки, что называется, пролетели мимо всех музеев на свете.

При этом доярки и пионеры Розенталя, Кабакова и Спивака реальны — это не выхолощенные символы, а несовершенные, некрасивые и потому довольно живые люди. Но им никогда, никогда не будет разрешен вход в мировой Музей. Не попав в музей, этот опыт будет навсегда утерян. И, по мнению Кабакова, это несправедливо не только по отношению к дояркам, но и к Малевичу тоже, который без доярок — ну хотя бы без его гениальной поздней картины «Работница» — немыслим.

Так что же, выходит, Кабаков защищает Россию, русскую альтернативу, русскую идеальность (во всех смыслах этого слова)? Выходит, да. И это создает для ретроспективы Ильи и Эмилии Кабаковых мощный, драматический и очень непростой исторический фон.

©  Евгений Гурко

Розенталь, Спивак и все остальные Ильи Кабаковы
Потому что на эту выставку к 15 сентября приедут — это уже ясно — все звезды арт-сцены, директора крупнейших музеев, где когда-либо выставлялись Кабаковы (то есть всех музеев мира). Они приедут увидеть новые русские возможности и новые русские деньги, к которым уже прониклись справедливым уважением, — если они, как сейчас, идут на благородное дело.

Так было запланировано, но в последний момент вкралась маленькая победоносная война и очень большой рецидив амбиций той самой советской империи, которая в свое время и вдохновила Кабакова на впечатляющий масштаб его творений. Такая ирония истории будет посильнее иронии самого художника.

Надеюсь, мы с ним еще поговорим об этом.

©  Екатерина Деготь

Розенталь, Спивак и все остальные Ильи Кабаковы


Выставка Ильи и Эмилии Кабаковых откроется на трех площадках: 15 сентября — в ГМИИ им. А.С. Пушкина, 16 сентября — в «Гараже», 17 сентября — на «Винзаводе»


Еще по теме:
«Туалет» Кабакова: своими глазами
Кабаковы в «Гараже»: cвоими глазами
Открытие ретроспективы Ильи и Эмилии Кабаковых в ГМИИ им. А.С. Пушкина
Екатерина Деготь. Такой блистательный жук
Екатерина Деготь. О чем грустить в «Туалете» Кабакова
Илья Кабаков: «Сейчас экстраверты командуют парадом, но так будет не всегда»
Так как вам на самом деле выставка Кабакова? Анна Арутюнова. Кабаков: динамика, проценты, доли
Анастасия Паленова. Кабаков on sale
Десять самых дорогих работ Ильи Кабакова
Галеристы о Кабакове

Ссылки

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:4

  • pervov_georgy· 2008-08-29 14:30:23
    Посмотрим выставку, прочувствуем. Но и спросим; так ли ты велик Илья Иосифович, как тебя десятилетия расписывают? И где твои Великие работы, а не просто вал, зачастую, громоздких бутофорий и маловразумительных работ картинного типа. Я не поддерживаю реплик в превосходной степени по поводу многих расхожих экземпляров произведений этого художника. Упреждая будущую реакцию на "явление сотворённого кумира", скажу; слова оценки надо подыскивать правильные, что-бы не превознести да и не обделить художника. Это ему и нам на пользу.
    Я не поддерживаю безоглядного прославления бренда "Великий художник Кабаков". Может я чего-то не видел и мне покажут то, по отношению к чему я изменю свою точку зрения? Надеюсь увидеть щедрого художника, порадоваться таланту являющего чрез своё чудесное видение неведанные Богатства жизни! Но, пока что, для меня Илья Иосифович, конечно не на Олимпе искусства, но в вполне приличном месте: http://www.pervov.ru/info.html

    ... 4 – Равнодушно. Ординарно. Сдержанно информативно. Схематично образно. Умствованно / Косвенно – Условно. Буднично. Замысловато.

    Хитроумно. Извилисто. Общо. Заурядно. Рутинно. Лукаво. Единообразно. Методично. Зыбко. Нечётко. Педантично. Витиевато. Ровно. Типично.

    Скользко. Окольно. Туманно. Натянуто. Бесстрастно. Обманчиво. Уклончиво. Нравоучительно. Выспренно. Дидактично. Ремесленно. Нормативно. Казённо. Протокольно. Эстетски. Каверзно. Плодовито. Приблизительно. Цитатно.

    “Художник ищет себя”, “Узнаваемо”, “Нормальная графика, живопись, фотография и т.п.”, “Профессионально”, “Есть почерк, манера, ракурс, цвет, колорит, техника, композиция, рисунок, движение, боке, и т.д.”, “Где-то, что-то, есть”...

  • proswet· 2008-09-16 23:15:56
    классификатор первова — прикольная вещь. это ж надо столько через себя пропустить. если б свёрстан был по-людски, можно б было и почитать. но общее впечатление — хорошее, человек на своём месте.
    что до статьи, то внушает она. уважение к автору, художникам и рабочим. спасибо. хорошо бы увидеть продолжение об открытии.
  • pervov_georgy· 2008-09-24 14:51:54
    Посмотрел выставку в "Гараже".
    Идёте Вы в ресторан. "Ресторан современной кухни". Выбрали блюдо. Принесли Вам большую тарелку 1 м. в диаметре, и с боку на ней лежит, что-то маленькое, непонятного цвета, и даже едой еле пахнет. Делать нечего, съели не понятно что. Но Вас предупредили, это не всё. Подождали Вы ещё немного, принесли большую, на 80 см. квадратную тарелку, но увы, еды там только раз слизнуть. Голод не утолён, а только распалился, а Вас опять предупреждают, сейчас опять принесём. Несут. Стопку пустых тарелок, больших-пребольших а на верху верхней, еды с гулькин нос, чёрт подери!!! (Знали же куда шли, в ресторан современной кухни. Надо для объективности заметить что зал тут прекрасный, обслуживание на высшем уровне, люди доброжелательные, мебель недешёвая, обставленно всё нешутейно, бабок наверное стоооииииит....) Отвлеклись. Съели, что дают. Через 3 мин. подали прямоугольную тарелку 80 см. на 150 см. с узнаваемым съедобным листом. Через 5 мин. на верхней тарелке из стопки пожалованных ничего нет! Через 2,5 мин. на маленькой (обычной тарелке, которая стала восприниматься анахронизмом) более-менее обнаружилось блюдо, не ахти какое, но лучше чем ничего. Были ещё тарелки в крапинку, в форме тенисной ракетки, живой ёж с букетом, звон посуды при выключенном свете. По выходе выдали блюдо-презент с просверленной дыркой. Купил по дороге домой 2 слойки, с сыром за 15 руб. и с картошкой за 14, съев их с чаем на ходу, разглядывая кипучую вечернюю жизнь у метро Новослободская. Мероприятие запомнилось.

    P.S. Говорят что подавали еще "Красный баклажан", но его так подали, что повар после того тихо собрал все "нужные" вещи и перешёл границу дозволенного, где его по горячим следам не могут найти 27 однофамильцев Розенталя, Спивака, Кабакова и одна сянган-уйгурская плягавая собачка.

    2 зона критериев тоталреализма: http://www.pervov.ru/info.html
Читать все комментарии ›
Все новости ›