Из-за отсутствия свободных выборов мы все мыслим примитивно.

Оцените материал

Просмотров: 23770

Критик перед лицом насилия

Екатерина Дёготь · 18/11/2010
ЕКАТЕРИНА ДЁГОТЬ о «зоопарке авангарда», о том, какова должна быть политика защиты художников, и о том, существуют ли «левые критики»

Имена:  Олег Мавромати

©  Люсинда Девлин / 49-я Венецианская биеннале

Люсинда Девлин. Электрический стул в исправительном учреждении Гринсвилл, Джаррат, штат Виргиния. 1999

Люсинда Девлин. Электрический стул в исправительном учреждении Гринсвилл, Джаррат, штат Виргиния. 1999

О политизации

Моя статья про Олега Мавромати вызвала сильные реакции, и некоторые похвалы огорчили меня больше, чем ненависть и угрозы. Не всякий союзник мне нужен – и уж точно не тот, кто полагает, что у художника нет права на акции, идущие против общественной морали: нет, у него есть такое право. И также не тот, кто считает, что если Олег Мавромати не подходит на роль политического борца, то эта роль дискредитирована в принципе: нет, она возможна. И не тот, кто злорадствует из-за того, что художник «мерзок, как мы». Да, я представила своего героя в качестве слабого человека из плоти и крови, – но это, мне кажется, не оскорбление, а путь к сочувствию. Кто из нас не Мавромати? Осмоловский пишет, что, с одной стороны, имеется «амбициозный, страдающий от невнимания художник», а с другой – «благополучный критик-сноб, работающий в "буржуазном" издании», но в нашем кругу трудно найти человека не амбициозного и не страдающего от невнимания, в то время как со стороны все мы кажемся благополучными снобами – кто из богатой страны, а кто из не такой богатой, зато безвизовой. Вся эта история показывает, насколько быстро эта система ломается.

Перед Олегом Мавромати я должна извиниться за неточности – вероятно, перспектива получения болгарского гражданства более долгая, чем мне представляется. И да, в тот софийский вечер я действительно развернула перед ним целую идеолого-эстетическую программу представления его в качестве религиозного диссидента и христианского еретика. Но потом, уже дома, прочитала его интервью, где он говорит, что к церкви относится лояльно, а также с удивлением узнала, что вся эта акция была вообще не акцией, а сценой из художественного фильма, где действовал не Мавромати, а его персонаж. И это заставило меня думать, что я поторопилась с интерпретацией и что автор на самом деле никакой интерпретации не хочет – и его можно понять, поскольку еще неизвестно, как все повернется, и всякая интерпретация может оказаться невыгодна и даже опасна.

Я также не считаю, что Олегу Мавромати не нужно помогать. Если кто-то может воздействовать на Болгарию, чтобы та дала ему статус политического беженца, – я очень рада. Чем можно ему помочь в Москве, мне пока непонятно, это зависит от юридической стороны дела, за которой хотелось бы следить. Для того чтобы изменить ситуацию с преследованием художников в целом, необходимо исследование феномена православного фундаментализма в целом. Задача эта трудная и интеллектуально, и практически. Пока не нашлись журналисты, готовые рисковать головой. Будем думать на эту тему.

Однако я определенно хочу защитить свое право писать грустный литературный текст о болгарском вине, о сложности жизни и о несовершенстве ее агентов, по сути дела – рассказ, а не петицию в защиту или приговор в исполнение. Я уже предвижу упреки в том, что так писать нельзя, когда человеку, возможно, угрожает тюрьма. Но будущие результаты наших и чужих действий и текстов нам неведомы, и к этому стоит отнестись с должным смирением.

Предвижу также упреки в том, что литературный подход здесь выступает как «правый», подобный позиции «чистого художника». На это скажу, что это будет метафора, а склонность к политическим метафорам в современном арт-мире России связана исключительно с тем, что возможности выражения реальной политической воли ничтожны. Мне, например, тяжело читать форум Grundrisse из-за того, что там происходит не дискуссия, а грубый обмен взаимными политическими оскорблениями, – создается впечатление, что участники яростно разминаются в тренажерном зале, как те запертые в своих автомобилях американцы, у которых нет возможности ни шагу пройтись пешком.

Мы все находимся в ситуации скрытого или открытого морального шантажа, когда работу нельзя оценить, а о художнике написать, потому что они поставлены за грань нормы – либо силой власти, либо волей самого художника. Из-за отсутствия свободных выборов мы все мыслим примитивно. Художники совершают акции с элементами насилия – на что они имеют право; но насилие этих акций направлено не только, скажем, на милицейские машины, но и на нас всех, кому морально выкручивают руки, не давая оценить проект.

Насилие в мире неуничтожимо, и это нужно принять. Но его нужно видеть, ему нужно оказывать интеллектуальное сопротивление. В частности, я настаиваю на праве автора – не будем говорить «критика», это слишком цеховой термин, но на праве того, кто называется writer, автор, – видеть и слышать нюансы и писать о событиях и людях с более сложной точки зрения, нежели точка зрения пользы для чего бы то ни было.

О логике авангарда и логике либерального порядка

Нет никаких сомнений, что российское художественное сообщество не встает единодушно на защиту Мавромати. Почему? За границей меня часто об этом спрашивали. Более того, сейчас открывается перспектива нового судебного процесса: арестованы активисты группы «Война». Уже жду вопросов, почему сообщество не протестует и не требует их немедленного освобождения на том основании, что они художники.

Авдей Тер-Оганьян из своего далека думает, что все тут так или иначе коррумпированы и причина в этом. Однако я считаю, что причина скорее в том, что наша арт-среда как раз еще недостаточно профессионально коррумпирована, чтобы встать на защиту корпоративных интересов. Даже люди, которые, скажем так, коррумпированы скорее международной общественностью, чем местным контекстом (а у нас есть такие – и художники, и кураторы), и которым было бы выгодно представить себя защитниками угнетенных, чувствуют глубокое внутреннее противоречие с собственными убеждениями и в итоге сделать это так, как им предлагается, просто не могут.

Постараюсь объяснить.

Обычно ожидается, что художники и кураторы будут защищать искусство на платформе свободы (само)выражения. Это звучит прекрасно, тем более что либеральная идеология, основанная на понятии свобод, каждого видит в качестве художника, проявляющего свою самобытность. Тем не менее сами художники – во всем мире – почему-то испытывают от этого неловкость. Например, Мавромати прекрасно почувствовал, что если его представлять в качестве искреннего христианского еретика, то это – по крайней мере пока в искусстве не произошли серьезные изменения – сделало бы его «наивным художником» и поставило вне искусства вообще.

Дело в том, что современное искусство ведет свое происхождение от авангарда, который логику самовыражения как раз резко отвергает. Малевич требовал, чтобы произошло «изгнание природы, любви и искренности из пределов творчества». Кулик бегал на четвереньках и кусался не потому, что его к этому искренне влекло.

Кроме того, так говорить было бы юридически опасно: если художника обвиняют в изображении голых детей, как это сейчас часто бывает, то адвокату не стоит утверждать, что его подзащитный чувствовал к этому сюжету «непреодолимую творческую тягу». Скорее он может говорить, что художник хотел «привлечь внимание к теме», то есть совершил жест критический, рефлексивный, а не искренний.

В таком случае искусство предлагается защищать на основе свободы слова. Но для этого нужно представить произведение в виде политического мнения – в США, например, только в этом случае оно подпадет под первую поправку к Конституции. В последние годы во всем мире возникло массовое художественное движение «критического искусства», которое как раз ответило на эту ситуацию: художники делают сознательно политические работы. Однако это тоже не помогает, так как законодательство теперь – во всем мире – в первую очередь учитывает права тех, кого чужая свобода слова может оскорбить (свобода слова говорящего оказывается второстепенной по отношению к свободе самовыражения всех остальных). Чтобы избежать таких обвинений, а также потому, что они считают, что смысл их работы тем самым обедняется, многие художники буквальное политическое измерение своего творчества отрицают. Так поступали практически все русские участники выставок «Осторожно, религия!» и аналогичных случаев.

В таком случае арт-сообщество начинает настаивать на том, что у художников должна быть «просто свобода» (не политическая и не свобода самовыражения) бегать голым, распинать себя на кресте, изображать голых детей, рисовать Христа с бутылкой кока-колы, переворачивать машины и т.п., если это объявляется произведением искусства. Свобода провокации, которую – с точки зрения арт-мира – должно быть запрещено ограничивать.

Это довольно парадоксальная ситуация. Провокативные художественные акции возникли в контексте авангарда – футуризма и дадаизма, а те многое унаследовали от анархистов. Анархистам и авангардистам, однако, не пришло бы в голову требовать закона, который защищал бы их право нарушать закон: это парадокс нашего времени, которое пытается вписать логику авангардной трансгрессии в систему либеральных буржуазных институций. Современный арт-мир и его институции – которые всегда стоят на страже искусства и художника и никогда не защищают права зрителя – есть попытка воплощения идеи искусства как легитимной зоны трансгрессии. Можно сказать, зоопарка авангарда. Художник на Западе (ну, скажем так, за границами России) чувствует себя в первую очередь членом хорошо обеспеченной и уважаемой корпорации «со связями» и лишь во вторую – гражданином страны с общими для всех правами.

Специфика России в том, что искусство у нас долгое время, а на памяти нынешних поколений всегда, существовало только в логике авангарда и никогда – в логике либеральных институций. У нас пока толком нет «зоопарка авангарда», несмотря даже на ГЦСИ на Зоологической улице, который первый мог бы претендовать на это. Ни во времена неофициального искусства 1970-х, ни в 1990-е (не будем даже брать Малевича) искусство не было признано ни властью, ни обществом. Автономия искусства была предметом ежедневной битвы, предметом завоевания, а не гарантией.

Художники и кураторы продолжают жить в этой логике, интуитивно ощущая ее как более честную, с чем я полностью согласна. Они не могут найти в себе силы защищать искусство только потому, что это искусство: сама институция искусства как безопасной зоны вызывает у них вопросы. Мы знаем, что бывают такие художественные жесты, которые состоят именно в том, чтобы попасть в участок: это то завершение акции, которое позволяет сказать, что она состоялась. Так было в случае с ранними акциями Кулика, со знаменитой акцией Бренера с картиной Малевича – я те проекты как раз очень ценю. Искусство – не стакан кефира, чтобы воплощать пользу и добро.

В таком случае встает вопрос: что делать и на основании какой платформы защищать художников? Могу высказать свое мнение.

Сейчас в Польше разгорелся скандал вокруг работ художника Кшиштофа Кушея, который изображает священников-педофилов и которого самого обвинили в педофилии (спасибо Алексею Радинскому за ссылку на польский онлайн-журнал Krytyka Polityczna). Картина Кушея называется «Чудотворный образ Богоматери из Елени-Гуры, где рыскал католический священник-педофил Рышард Ш» и представляет собой изображение голой девочки и священника с крестом – на грани острой провокации. Что интересно, польский журналист Ярослав Липшиц, который возмущен преследованием автора, делает упор вовсе не на то, что обвиняемый – художник и ему позволено больше других, а на то, что закон о педофилии, как и закон о терроризме, в принципе используется для подавления инакомыслия и ограничения свободы слова.

Я считаю, что мы все должны – политически и юридически – атаковать скорее сами законы, чем конкретные случаи их применения. Мы должны выступать в принципе против того, что ограничения свободы слова, связанные с «прямым нанесением вреда» (о чем говорил Джон Стюарт Милль), после 1985 года сменились ограничениями в связи с потенциальным «оскорблением чувств» (термин американского юриста Джоэля Файнберга). Это опасная формулировка, которая стала препятствием для свободы слова и должна быть пересмотрена. Мы должны защищать не свободу искусства, а свободу критики.

О левой теории

Я должна также ответить на ряд чисто личных хуков и апперкотов. Большинство из них промазали: Анатолий Осмоловский заблуждается, считая, что у меня есть претензия быть «левым теоретиком». О левых чуть ниже, пока про теорию: в отличие от некоторых моих коллег-кураторов, написавших за свою жизнь одну теоретическую статью, и некоторых же художников, написавших только манифесты своего творчества, я никогда в жизни не называла себя теоретиком, и горизонты мои куда скромнее. Теоретические построения (чужие) интересуют меня лишь в своей относительности, в историческом развитии от прошлого к актуальности, они не представляются мне раз и навсегда данным «базисом». И мне совсем не близко то, что под словом «теория» в современной России стала пониматься вовсе не критическая междисциплинарная деятельность, а квазирелигиозное прокламирование истин: для кого-то это Деррида, для кого-то теперь Клемент Гринберг или Никлас Луман, а для кого-то, боюсь, и Маркс (хотя с ним этот фокус проходит гораздо труднее). Иногда мне начинает казаться, что поиск Святого Грааля «теории» в современных художественных кругах в России превращается в поиск окончательной «национальной идеи». Теория должна была бы увеличивать количество вопросов, а не уменьшать их.

Для себя я, впрочем, делаю вывод такой: мы на OPENSPACE.RU должны больше писать о чисто художественной теории, ставя ее в определенный контекст. Вы можете рассчитывать на это.

Что касается левизны, то об этом мне давно хотелось высказаться, – спасибо, Толя, за повод. Это понятие оказывается фетишизировано точно так же, как и понятие теории. Я призывала бы вернуться к строгому пониманию этого слова, поставив его в политическую плоскость: левый – это человек соответствующих убеждений, выражающий это в своем электоральном действии. Человек, выражающий это в социальном и политическом действии, является левым активистом.

Но проблема нашей страны, как известно, в том, что голосование за левых (КПРФ не в счет, естественно) с самого начала свободных выборов так и не было возможно и продолжает оставаться невозможным (даже если признать, что и в США, и в Европе левым не всегда есть за кого голосовать). За исключением небольшой группы людей, занимающихся реальной низовой политической борьбой (а не ее художественной имитацией), левизна у нас относится к области чистого, не подкрепленного действиями и сильно эстетизированного убеждения, даже можно сказать – вкуса, стиля или художественного направления. Во многом речь идет о том, что людям просто эстетически комфортно в компании друг друга (в чем я, кстати говоря, не вижу ничего плохого и сама разделяю этот вкус). Но когда возникает понятие «левого писателя» или «левого художника» (по отношению к людям, не являющимся активными членами политических движений) – это, как мне кажется, аберрация, не полезная ни для эстетики, ни для политики. Во всяком случае, если кто-либо когда-либо слышал из моих уст фразу «я – левая», прошу рассказать мне об этом.

Меж тем Осмоловский напрасно обвиняет меня в том, что эта тема открыта мною «внезапно». Я не имею чести быть левым теоретиком, но я вполне уверенно чувствую себя в роли историка левого искусства с довольно большим стажем. Разочаровавшись, как и многие в моем поколении, в некогда манившем нас неолиберализме, с 1995 года я не голосую, с 2000-го не работаю в газете «системной оппозиции» и с того же 2000-го посвящаю себя исследованию коммунистического искусства и советского левого социального дискурса, начиная с выставки «Память тела» и заканчивая пока что «Борьбой за знамя», «Кудымкором – локомотивом будущего» и Уральской биеннале.

В целом же, я уверена, в России вскоре исчезнут как комичные заявления типа «здесь быть левым в России "означает не уважать ни себя, ни историю своей страны"» (так про нас недавно написали), так и уморительные разборки в духе «я уже был левым, когда вы все еще Бердяева читали». Политическая ситуация в России развивается так, что практически все социально протестные силы – будь то общественные, журналистские или внутрикультурные – сегодня стремительно осознают левый характер своих позиций и перестают бояться произносить это слово. Места справа просто нет, и, как выразился Павел Пепперштейн в одном из своих рассказов, «капитализм заебал», тем более отечественный. Вся общественная и политическая деятельность «снизу» везде в Европе идет на левом фланге, у нас тоже очень скоро будет так, это нормально, и так и должно быть. Фрондирующие глянцевые журналы типа Esquire скоро прямо признаются в своих симпатиях и станут нашей gauche caviar, OPENSPACE.RU тоже в этом, естественно, обвинят. Но, по крайней мере, мы будем не «враги народа», это уже будет какой-то прогресс.

Для настоящих левых, готовых к политической борьбе, это создаст новую и, возможно, еще не освоенную ими ситуацию – приобретения поддержки за счет потери эксклюзивности. Все будет зависеть от степени левого снобизма – надеюсь, его удастся преодолеть.

P.S. Я должна извиниться, что обычно не отвечаю на комменты к старым текстам, так как они не попадают мне на глаза. Поэтому Марине Мунк, которая ошибочно полагает, что я ей не отвечу, потому что «кто она для меня такая», отвечаю, что летом не писала о деле Ерофеева, потому что летом OPENSPACE.RU не выходил. Что же касается того, что в своем тексте для журнала «Артфорум» я не упомянула о фактах преследования художников (хотя размеры текста невелики и оттуда кое-что выпало), я действительно не думаю, что главная задача этого текста – пожаловаться американскому читателю на то, как нам в России плохо; эту стадию мы давно прошли. Я считаю более важным показать, что люди в России не являются пассивными «жертвами режима» и думают и о своей собственной ответственности за происходящее. То, что происходит, – признак глубокого неблагополучия не только преследующих, но и преследуемых.

Поэтому – также отвечаю Марине – я не считаю, что проведение проекта «Запретное искусство» в сети, а не в Сахаровском центре принесло бы только больше жертв и ничего бы не решило. Я полагаю, что показ этого проекта не в качестве художественной провокации, а в качестве социального документа и политического требования (в виде открытой дискуссии или международной конференции о цензуре; показа проекта в сети, в самиздатовской книге, в уличной выставке – пусть даже там пришлось бы ограничиться, например, описаниями и текстами, чтобы избежать цензуры) лучше послужил бы задаче привлечения внимания к проблеме и создания широкой общественной платформы протеста, если такая задача вообще ставилась. Свобода искусства не является самоцелью и должна была бы стать частью защиты свободы как таковой. Если же ставилась задача чисто художественная – исследования механизмов эстетического запрета (внутри авангарда, например, который весь строится на этом), – то и выставка должна была бы быть другой. Например, куратор мог бы сам выбирать работы, а не повторять выбор цензурных инстанций.

P.P.S. На мой предыдущий текст обрушился шквал в основном анонимных оскорблений, что, я думаю, произойдет и сейчас. В мои планы не входит считать, сколько народу за, а сколько против. Однако для полноты картины было бы интересно, чтобы высказались и те, кто со мной согласен, а также, чтобы те, кто не согласен, назвали свое имя. Предлагаю от логики насилия перейти к логике аргументированного спора. Поэтому прошу преодолеть свою природную брезгливость, зарегистрироваться под своей фамилией и сказать, что вы думаете обо всем этом.

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:39

  • yuri· 2010-11-18 16:07:32
    Согласен почти со всем.
    Только я поостерегся бы определять сложившийся у нас строй как капитализм. На мой взгляд это ближе всего к феодализму, когда преимуществом является не капитал как таковой, а насилие и/или административный ресурс. Сами по себе частная собственность и свободное ценообразование были и в древней Греции и в средние века и не являются достаточными условиями капитализма. Из-за непонимания этого и вся неразбериха с правым/левым в нашей стране.
  • 9567766· 2010-11-18 17:28:26
    Уважаю. С самадуровом и Ерофеевым как-то не понятно. Вроде и жалко их, а вроде они кураторы и взрослые мальчики. Если они попали в такую ситуацию, чтоб заработать очков или по глупости, это выбор взрослого человека. Не понятно только почему художники должны участвовать в аукционе и отдавать свои бабки - платить по счетам Самодурова и Ерофеева. О политике - да осмоловский сам говорил. что став перед выбором заниматься политикой и искусством - выбрал искусство. Я не могу понять кто такой Мавромати - до инцкндента с паспортом он вроде ничего (лет десять) не высказывал публично - ни как правозащитник, ни как художник, который критикует клерикализм в русском обществе - тут важнее говорить об иконах которые церковь забирает с территории искусства.
  • Delphinov· 2010-11-18 17:55:10
    Мне кажется, что понятия "капитализм", "социализм", "левое", "правое" в наше время настолько замылились, как и "фашизм", как и "демократия", что надо проводить целую медицинскую, прости Господи, герменевтику, чтобы их заново понять.
    Очень часто мы собственную социальную некомпетентность и свойственный людям творческих профессий эгоцентризм путаем с капитализмом или с "системой", к-я нас, якобы, давит. А текст хороший получился, да и предыдущий был ничего, только с фактами надо поаккуратнее))
  • sredni-vashtar· 2010-11-18 18:18:25
    Про "левых" очень странная казуистика. Выходит, что раз человек в силу каких-то внешних причин не голосует, то он и не левый. Это, простите, какая-то ерунда. Левый - это человек определённых политических убеждений и взглядов на мир. Что он делает в уединении избирательной кабинки - это не более чем частность.
  • kustokusto· 2010-11-18 18:29:10
    Мдааа... Прошу прощения за природную тупость, но , в блеске философских сальто-мортале, так и не понял - прокурор сегодня арт-критик - или адвокат. Нет , ария "фигаро здесь - фигаро там" - бессмертна - но мне всегда казалось , что арткритика как-то "над схваткой". Ан нет. Т.е. художественное сообщество сегодня " в окружении" и "батальоны просят огня", чтобы "спасти рядового Райна".
    Т.е. надежда общества , что связисты протянут линию связи , чтобы объективно узнать "как там наши" - снова накрылась медным тазом. "Мы все погибли , выполняя приказ".
  • zAdorno· 2010-11-18 18:43:40
    Мне кажется, что в контексте идей, высказанных в статье, было бы интересно заменить слово (или термин) «искусство» на слово, например, «артпропаганда», ведь были же «окна РОСТА». Тогда всё становится на свои места. «Артпропаганда» занималась бы исследованиями социума, социальных и классовых отношений, активной критикой, провокациями, субкультурами и т.п.. Искусство, как и всегда – исследованием метафизики человека. Разделяем же мы сейчас искусство и дизайн. И не было бы такого бессмысленного и беспощадного смешения разнородных информационных полей, ведь в результате одна волна находит на другую и возникает штиль. А сейчас 2 в 1, и получаем, к примеру, коллизию между свободой искусства и свободой критики в стакане кефира. Хотя, чем кефир хуже болгарского вина, я, простите, не понял.
  • asl· 2010-11-18 19:02:09
    т.н. современные левые художники хотят и рыбку съесть, и костьми не подавиться - разрушить своим творчеством социальные устои современного мира - репрессивного по отношению к человеку, но при этом не получить от этого репрессивного и жестокого мира в ответ по голове. про милицию, про суды - все правильно. это реакция на угрозу разрушения, которую несет творчество, доказательство его действенности, силы. Уход от наказания, попытка избегнуть его апелляциями к искусству, творческой свободе и свободе творчества - признак слабости "левого" начала. как говорил путин в своем автомобильном интервью - протестуешь без разрешения, получи дубинкой по голове. дубинкой по голове - доказательство того, что попытки искусства изменить структуру общества несут угрозу и ощущаются охранителями существующего строя как угроза. Сделать из такого искусства исключительно художественный жест, который избегает нападок своим "художественным", это отказаться от левого начала. если бы за смерть мавромати проголосовало больше, чем за его жизнь, и электрический стул бы сработал, это было бы доказательством его левизны. но если бы его искусство было левым, то он бы сработал независимо от результатов голосования.
  • marina-munk· 2010-11-18 19:39:06
    Контакты адвокатов Мавроматти в Болгарии

    Информация в основном для прессы и правозащитных организаций, которые готовы подключиться к поддержке Олега Мавроматти.
    Это контакты адвокатов Мавроматти, ведущие его дела в Болгарии. Именно они знают все точные юридические подробности "случая Мавроматти".


    Diana Daskalova
    Legal Adviser
    Attorney at Law
    Center for Legal Aid - Voice in Bulgaria
    www.centerforlegalaid.com
    daskalova.diana@gmail.com
    Tel./fax: +359 2 9810779 +359 2 9810779
    Mobile: +359 894760180 +359 894760180
    5B, Triaditsa Str., fl. 2, office 226
    Sofia, Bulgaria

    Valeria Ilareva
    Head Lawyer
    Legal Clinic for Refugees and Immigrants
    Bulgaria
    www.lcribg.wordpress.com and www.lcri.hit.bg
    valeria.ilareva@gmail.com
    tel.: +359 888 401 489 +359 888 401 489
  • chahal· 2010-11-18 20:50:35
    Хороший текст. Даёт надежду, что у искусства в России есть шанс не только как у прикладной дисциплины. Но буду настаивать и впредь на «комических» заявлениях о том, что быть левым радикалом в России «означает не уважать ни себя, ни историю своей страны». Да и, честно сказать, комичного в этом столько же, сколько в еврее-нацисте.
  • bartoli· 2010-11-18 20:58:14
    А мне кажется, что надо было бы начать с самого начала. Вот откуда взялась идея, что Мавроматти - художник?Я так понимаю,что теперь каждый желающий может объявить себя художником. Пара перформансов, участие в какой-нибудь биеннале - и ты художник.По умолчанию то, что ты делаешь, объявляется искусством. Как у вас всё просто.А уж требовать при этом каких-то эксклюзивных прав - это абсолютно уже перебор.
    ______
    Статья в целом мне кажется интересной, потому что Е . Дёготь пытается честно разобраться в очень сложных вещах. Но есть тезисы, которые меня, честно говоря, шокировали.Что закон о педофилии, оказывается, используется для подавления инакомыслия.Странно,что люди, которые считают себя людьми культуры, не понимают, что любая культура держится системой табу, иначе всё рухнет в какое-то варварство.
  • bartoli· 2010-11-18 21:00:19
    И Пушкина хотелось бы процитировать, я, конечно, понимаю, что он неактуальное искусство:-)))
    Мне не смешно, когда маляр негодный

    Мне пачкает мадонну Рафаэля,

    Мне не смешно, когда фигляр презренный

    Пародией бесчестит Алигьери
  • dbshchelov· 2010-11-18 21:21:08
    То, что Деготь местами оправдывается и извиняется, уже хорошо. Остальное - риторика-риторика. OpenSpace никогда не был и не будет левым, в противном случае превратится в дыру. Впрочем, он никогда не будет и правым, и каким-то там еще. Речь постоянно идет о конъюнктуре. (Все)чество которым постоянно ляпает Деготь не менее подзаебало, чем умозрительный капитализм Пепперштейна. Москва, Питер (может быть Пермь:)) не есть вся Россия. Пора бы это запомнить раз и навсегда. В Москве и Питере есть зоопарки всего чего угодно, в том числе и так называемого авангарда. Подлинный авангард всегда рождался, рождается и будет рождаться на периферии. Про либеральный порядок вообще каша. В нужной мере его нет даже в США, потому как есть хороший адвокат стоит хороших денег. В России нет ни того ни другого по отдельности.
    И проблема, не столько в самой статье 282, сколько в непрофессиональности коррумпированности судов. А дальше и вообще скучно говорить. Тоска.
  • dbshchelov· 2010-11-18 21:31:52
    bartoli пишет "Вот откуда взялась идея, что Мавроматти - художник?Я так понимаю,что теперь каждый желающий может объявить себя художником. "
    Совершенно правильно понимаешь. Объвить себя художником может каждый. Далеко не каждому удается быть актуальным художником. Многим удается быть успешными и, как мне видится, спекулятивно-актуальными, т.е. паразитирующими на проблемах в обществе постольку-поскольку. Именно такие, как я заметил, и устраивают Деготь. А действительно актуальное искусство Мавроматти, Тер-Оганьяна и др. следует немедленно перемаркировать, используя какие-то, так до конца и непонятные рассуждения о "художественности", которой им не хватает. На самом деле Деготь занимается ни чем иным, как пометкой территории, своей территории.
  • bartoli· 2010-11-19 00:04:12
    to dbshchelov
    Актуальное - опасный термин. То, что актуально сегодня, уже не актуально завтра.
    Так что актуальное "искусство" - продукт скоропортящийся. А вообще - всё это ерунда, есть искусство и то, что им не является.
    И не надо устраивать истерики на публику со своими электрическими стульями.
  • teroganian· 2010-11-19 00:42:34
    Катя Деготь в статье «Критик перед лицом насилия» http://www.openspace.ru/art/projects/89/details/18780/?expand=yes#expand извиняется перед Мавроматти.

    Она пишет: «Моя статья про Олега Мавроматти http://www.openspace.ru/art/projects/89/details/18780/?expand=yes#expand вызвала сильные реакции, и некоторые похвалы огорчили меня больше, чем ненависть и угрозы. Не всякий союзник мне нужен – и уж точно не тот, кто полагает, что у художника нет права на акции, идущие против общественной морали: нет, у него есть такое право. И также не тот, кто считает, что если Олег Мавромати не подходит на роль политического борца, то эта роль дискредитирована в принципе: нет, она возможна. И не тот, кто злорадствует из-за того, что художник «мерзок, как мы».»

    Ясное дело. Но она в отличие от многих других понимает в какую мерзкую компанию она попадает. Но ничего не поделаешь. От своей позиции она не может отказаться, по тому что это ее настоящая позиция. Позиция начальника. А начальники добры только на вечеринке. А вообще они строги и справедливы.

    Конечно ее волнуют более серьезные проблемы: « Для того чтобы изменить ситуацию с преследованием художников в целом, необходимо исследование феномена православного фундаментализма в целом.» Она говорит о том, что таджикский рабочий гораздо более уязвим, чем Мавроматти, как бы забывая, что у Маврика нет паспорта и ему грозит тюрьма. Что делать она не знает: «Чем можно ему помочь в Москве, мне пока непонятно, это зависит от юридической стороны дела, за которой хотелось бы следить. ... Задача эта трудная и интеллектуально, и практически. Пока не нашлись журналисты, готовые рисковать головой. Будем думать на эту тему»

    Вместе с тем она не хочет отказываться от своего права писать разгромные статьи о художниках. Законное право критика, возразить нечего. Но у нее было время высказаться о Мавроматти и о Войне когда им не грозила расправа.

    И сейчас, когда: она говорит: «Нет никаких сомнений, что российское художественное сообщество не встает единодушно на защиту Мавромати. Почему? За границей меня часто об этом спрашивали.» Вместо того, чтобы что-то сделать, она пускается в рассуждение о стратегиях защиты, при этом все эти рассуждения являются просто критикой тех идиотов, которые неправильно защищают Маврика, а не руководством к собственному действию.

    Сейчас, когда арестовали активистов Войны наши начальники выступили единым фронтом с Катей.

    Смотрите!
    Гельман: http://teroganian.livejournal.com/313965.html?mode=reply
    Бакштейн: http://teroganian.livejournal.com/310770.html?nc=5
    Рубинштейн: http://teroganian.livejournal.com/310924.html?nc=20
    Рифф: http://www.svobodanews.ru/content/article/2222015.html
    Художгики: http://teroganian.livejournal.com/306701.html?nc=19

    Казалось бы, простая мысль, - если арестовали человека и вы симпатизируете действиям за которые он арестован, хотите чтобы его освободили. Вы не будете, как попка повторять аргументы в пользу ментов. Будете приводить аргументы в защиту, а не надеяться на милосердие суда. Не будете дискредитировать этих людей и людей им помогающих в глазах общественности.

    Нужно, просто, быть за или против.

    И заявить об этом предельно ясно.

    А аргументы в пользу слива оставьте для самооправдания в тусовке.

    Не оправдывайся Катя, говори что думаешь.

    Говно, на то и говно, что не может ни при каких обстоятельствах выглядеть привлекательно!
  • kustokusto· 2010-11-19 03:37:01
    http://j-volfson.livejournal.com/188946.html#cutid1
  • nikadubrovsky· 2010-11-19 03:54:46
    ::Перед Олегом Мавромати я должна извиниться за неточности – вероятно, перспектива получения болгарского гражданства более долгая, чем мне представляется.

    Не хочу показаться занудой, но неточностей было гораздо больше.
  • marina-munk· 2010-11-19 12:09:11
    Уважаемая Екатерина Юрьевна, я поняла, что Вы иначе видите освещение феномена цензуры, чем А. Ерофеев. Ваш подход к этому вопросу выходит за рамки искусства (а тем более изобразительного) в область политики. Но тогда его не под силу решить специалисту в сфере искусства. Надо подтягивать остальные области культуры, а также политиков и массу кого еще. То есть вопрос размазывается и грозит не вылиться в конкретное действие вообще. То есть мне кажется, что Ваши требовния - или завышены, или утопичны. Лучше все-таки высказываться в своей области, как это сделал Ерофеев, и, по-видимому, ему было реально сделать именно так, а не иначе. Другое дело, что срашно высказываться по-одиночке - можно, как и он, загреметь под суд. Но тогда так и надо сказать и признать, что все-таки "люди в России являются пассивными «жертвами режима». А все их сознание "своей собственной ответственности за происходящее" ограничивается отмалчиванием или не деланием своих проектов, чтобы не навредить тем, кого уже прихватили, или своей институции. Создать широкую политическую платформу, на которой развернуть протест - это сколько лет понадобиться, да и возможно ли это...((( В общем тупик.
  • kustokusto· 2010-11-19 12:38:11
    Выход из тупика прекрасно показала j-volfson , ссылка на текст которой выше - это профессиональный разбор художественного произведения - что в случае с "Войной", что в случае с Мавроматти. Именно квалифицированное мнение о событии как художественном произведении - и есть единственная действенная помощь. Если же у вас хватает мужества на мнение гражданина - высказывайте это в разделе "Общество"- именно об этом в образной форме выше пишет zAdorno.
    В неумении это делать обвинять профессионального историка искусства язык не поворачивается - значит есть другая причина.
    А вот какая - вопрос.
  • arsenev· 2010-11-19 13:38:42
    по-моему очень здраво: защищать, скажем, Леню, не потому что он Ебнутый (или художник), а потому что он активист и осуществляет критику делом, способен атрибутировать в публичном пространстве свои действия как критические (а не только карнавальные).
  • kustokusto· 2010-11-19 14:22:02
    Единственно здравая мысль ( давно обиходованная на Западе) - это жёсткое разделение территорий: к художественному произведению не применяют уголовные статьи , а уголовные поступки не обсуждают с художественных позиций. (банк не торгует семечками , а я не даю в долг ). Если же в художественном произведении присутсвуют элементы УК - то то , что это является художественным произведением - является смягчающим обстоятельством ( или вообще исключает обвинения ). Это конвенция цивилизованного общества.
    В России она всё ещё не артикулирована.
  • nikadubrovsky· 2010-11-19 15:18:03
    to Kustokusto: Это конвенция цивилизованного общества.
    В России она всё ещё не артикулирована.

    ---- На Западе ничего подобного нет. Да и вообще предложение довольно гадкое.
    Мне в этом случае, гораздо симпатичнее агрессивные антихудожественные призывы Деготь.

    Однако, есть текст Олега Мавроматти, в котором он указывает на фактические ошибки (или сознательные передергивания), допущенные в тексте Кати Деготь.
    Почему Катя решила исправить и извиниться только по нескольким пунктам, а не по всем?
    Почему нет ссылки на опровержение Мавроматти из текста-извинения?
    Или кому Катя отвечает? Перед кем извиняется?
  • kustokusto· 2010-11-19 16:28:28
    2 nikadubrovsky
    Ай молодца! И конвенции нет , и Банкси на стенах не хулиганит, да и вообще никакого "Запада" не существует ( ведь земля круглая). А в Индии живут одни плешивые люди.
    Ну, уж если про "сипатично" - тут не попрёшь - как с тем свиным хрящиком.
  • zAdorno· 2010-11-19 20:17:16
    для nikadubrovsky:
    Так ведь извинились же, как смогли. Что теперь, на коленях размазаться?

    Катерина, Вы находитесь в центре полемики. Тут поневоле "наваляют" с какой-нибудь стороны. А художники - это такие больные животные (господа - вы звери), которым, прежде всего, необходимо максимальное уважение, т.е. понимание (ну и денюшков немного). Это их хлебом не корми.
  • marina-munk· 2010-11-19 21:36:52

    To kustokusto.
    Ответ на вопрос, почему профессиональный историк искусства воздерживается от профессионального разбора произведения, находится в тексте Е.Деготь:
    "Мы все находимся в ситуации скрытого или открытого морального шантажа, когда работу нельзя оценить, а о художнике написать, потому что они поставлены за грань нормы – либо силой власти, либо волей самого художника".

    Ответ- несвобода критики в нашей стране. Там написано, что критика (автора, райтера) шантажирует власть. Он ее боится. Екатерина Деготь опасается дать анализ акции Мавроматти, потому что придется сказать, что его акция - социально-политическая по содержанию, художник моделирует суд народа (минуя коррумпированные и ангажированные институты суда в нашей стране) Он дает возможность людям вынести приговор в соответсвии со своей совестью и этим почувствовать ответственность за приговор.
    Так что никакого выхода из тупика нет, пока критик боится высказываться. Что касается предложения И. Вольфсон - рассмотреть кто именно разжег религиозную и прочую вражду (художник, куратор или те, кто подали на них в суд), то этот вопрос сто раз обсуждался в ходе процесса над Ерофеевым-Самодуровым. Их адвокаты (на основе показаний и бумажек и пр. и пр.) доказывали, что "разожгли" обвинители, а прокурор утверждал, что наоборот. Общество наше тоже разделилось на две половины в соотвествии с этой дилеммой. И суд в конце концов решил, что "разожгли" кураторы. Так что бесполезно сейчас снова идти по недавно пройденному пути - никто ничего другого пока не докажет.
  • 9567766· 2010-11-20 02:44:43
    А правда что акцию Мавроиати придумал поэт Пименов и затем разочаровался исполнением?
  • marina-munk· 2010-11-20 12:30:52
    To 9567766: А Вы - кто? Вы думаете анонимам кто-то серьезно ответит?
  • zAdorno· 2010-11-20 14:06:25
    для marina-munk
    «To 9567766: А Вы - кто?» Вопрос философский. Из раздела « а ты кто такой».
    Вам нужно видеть «врага в лицо» или знать социальный статус оппонента, на всякий случай? «9567766» – псевдоним и только. К тому же мы, вроде бы, в «открытом пространстве .ру», куда приходят не только приглашенные интеллектуалы.
    «Вы думаете анонимам кто-то серьезно ответит?».
    А Вы думаете, Вам и Е.Дёготь кто-то серьёзно ответит, если у кого-то голова набита опилками или винегретом?
    На ответ не претендую. И что это за манера, отвечать вопросом на вопрос (это я о себе)?
  • a_bondarenko· 2010-11-20 19:52:38
    текст очень хороший! Можна указывать на отдельные недостатки позиции Е.Деготь, но, по-моему, у нее есть и очень ощутимые преимущества - желание двигаться дальше. Потому что, тупик всей этой политико-художественной ситуации уже более как очевиден. Не случайно, много комментариев заканчиваются этим словом. Если в актуальной системе координат выхода не наблюдаеться, то нада двигаться куда-то. И мне, кажеться, Екатерина усиленно пытаеться это сделать. Когда-то мы бы двигались,конешно, вперед, а сейчас неизвестно куда . Но после прочтения этой стати у меня появились смутные предчувствия возможного направления. Предчувствие скользкое как рыба, но за него - Екатерине - большое спасибо.
  • dbshchelov· 2010-11-21 03:18:01
    "но, по-моему, у нее есть и очень ощутимые преимущества - желание двигаться дальше." - куда, дальше? В очередную стадию разглагольствований? Т.е., дождаться посадки Мароматти и продолжать далее в том же духе: какие в России неправильные законы и надо ведь что-то делать, более того, кто-то должен это что-то делать, а вот кто и как, загадка. А так как делает Мавроматти уж точно нельзя, ну нельзя и все тут. Пока дискурс Деготь мне видится именно таким. А вот почему он такой, большой и больной вопрос.
    Левизна Деготь заканчивается ровно там, где начинается "минное поле". И казалось бы, что все будет хорошо, если не наступать на это минное поле. Но вот же, какая зараза, оказывается, что писать о ситуации с Мавроматти можно, либо убирая привычные для себя коннотации (разумеется, как для критика), либо не писать вообще. А не писать вообще Деготь не может. Вот и получается, что не удержалась и захлебнулась. И захлебывание это видно чуть ли не в каждой строчке "той самой" статьи о Мавроматти.
  • zAdorno· 2010-11-21 14:41:26
    Что, неужели полемика окончена? Разрешите спровоцировать.
    Тема: о солидарности левых-нелевых критиков с левыми артрадикалами.
    Позволю себе процитировать старый анекдот о любви:
    «…- Эй, кто там ссыт как лошадь!
    - Это я, папочка!
    - А-а-а, это ты доченька, ну писай, писай деточка. »

    А-а-а, это ты Мавромати…
  • CortoMaltese· 2010-11-21 14:48:15
    Нет ни "свободы" вообще, ни "свободы критики". Критика ведется с определенных позиций от лица конкретной социальной группы или среды. OpenSpace в разделе "Искусство" как раз-таки этим и занимается. Разным группам нужны разные свободы. Та свобода, за которую борется Мавроматти, большинству художников и критиков (включая вас) без надобности. Он пассионарий и вполне себе ортодокс: если бы вы залезли в интернет хотя бы на полчаса до того, как ехать в Болгарию, вы бы увидели, например, акцию, в рамках которой он с Боряной с постными лицами и иконами сидели в Софии на шумной улице во время хэллоуина. Причем это была, так сказать, духовная, а не институциональная критика, произведенная на полном серьезе. Ему поза "еретика" не подходит не потому, что он сразу станет "наивным художником". Он и так наивен до крайности, тут и поклонники, и противники сходятся. Он не еретик потому, что он ортодокс.
    Если вы, Катя, претендуете на более широкий охват и хотите расширить пространство критики, то идите в новые Лимоновы и окучивайте протестный электорат из маргиналов, склонных к левизне. Критики художественного сообщества, то есть той среды, к которой вы принадлежите, я на OpenSpace не вижу, кроме общих и весьма обтекаемых фраз, рассчитанных на то, чтобы вызвать раздражение у многочисленных оппонентов: кажется, что-то сказано, но непонятно, почему мы, собственно, должныв принимать на веру "очевидности" очередного deus ex machina. Вам хочется жить в борьбе, ну так и бросьте "зоопарк авангарда" и паситесь на полях политической деятельности, правозащиты и т. д. Ерунда, что его нет. Он есть, даже несколько. Если бы "Запретное искусство" сделали в галерее Гельмана или в том же ГЦСИ, реакции было бы если не ноль, то меньше. А вот в правозащитном Музее Сахарова, политически неблагонадежном и слабом, существующем без особой общественной поддержки, такая выставка стала мишенью, поскольку была вне "зоопарка".
    И кстати, борьба за правильные законы не изменит в нашей стране практики использования других законов в тех случаях, когда это будет кому-то выгодно с политической или экономической точки зрения.
    Еще момент. Вы сами наконец поняли, что акция Мавроматти не была акцией, а эпизодом из фильма. Помните процесс Самодурова-Ерофеева? Помните бесконечные объяснения экспертов, что работы, использующие религиозную символику и сделанные в СССР, вообще не имеют отношения к современным верующим? Это как, помогло? Убедило судью? Прокурора? Сумасшедших "соборщиков"? Преодолели ли эксперты свойственную оппонентам Самодурова-Ерофеева магию отождествления автора с произведением и глубокого убеждения в том, что любое изображение - это плакат? И вы хотите еще сильнее упростить месседж, вынудить художников принять самое общее политическое прочтение? Куда уж проще? На суде все и так все поняли.
    А изучать православный фундаментализм - не первоочередная задача. Сначала давайте посмотрим на верования и обычаи класса интеллигенции, для которого в советское время православие было союзником, а сегодня - важной частью повседневной жизни. В этой среде акции Тер-Оганьяна не найдут поддержки.
  • marina-munk· 2010-11-21 17:38:20
    To ZAdorno: Обратите внимание на конец статьи, где Е.Деготь просит называть свое имя, потому что открытость - это необходимое условие заинтересованной беседы. Представляясь, человек тем самым проявляет уважение к собеседнику и, следовательно, может рассчитывать на ответ (уважающий себя человек, как правило, анонимам не отвечает). Заметьте, что в этой статье Е. Деготь ответила только тем, кто называл свое имя. Но, разумеется, если ответ Вам не нужен, а просто посплетничать, то...скрывайтесь дальше под ником.
  • chahal· 2010-11-21 23:37:16
    To marina_munk
    Ответ на вопрос, почему профессиональный историк искусства воздерживается от профессионального разбора произведения, находясь в ситуации скрытого или открытого шантажа может быть и таким: осуществлять профессиональный разбор художественных достоинств произведения художника, находящегося под следствием, или под судом, невозможно. Любая критическая оценка сразу вызывает шквал обвинений в непорядочности и возгласы типа: раньше надо было писать критические тексты, а сейчас не время, человек под судом! Дальше следует подробное описание ужасов российских тюрем, необъективности суда и т.п.

    А раньше критик, возможно, не считал нужным писать об этом человеке, поскольку его творчество не представляло интереса для профессиональной критики.

    Поддержка же художественным сообществом призыва: «надо спасать художника!» делает ЛЮБОГО человека ХУДОЖНИКОМ безотносительно достоинств его художественных произведений.
  • halfaman· 2010-11-22 00:33:59
    если честно, я в недоумении.
    типа развилка.
    1) катя деготь придумала (или подумало о возможности) двухходовки. Тип сперва так а если. то отреагировать
    2) катя на самом деле оказалась вынуждена реагировать на возмущение

    Если все это чисто в гуманитарном аспекте рассматривать то второй вариант конечно же симпатичней. Он и добрее, и кроме того предполагает некоторую способность к самокритике которая часто утрачена даже у молодых активистов левого искусства.

    Ситуативная комуфляция конечно же разоблачает в Кате матерого сторонника буржуазного фашизоидного мегаговна со всем потоком последущих в ее сторону инвектив.

    Максимум на что можно способиться, это дать ей возможность легитимизоровать себя как НАЧИНАЮЩЕГО левого критика.

    Почему бы нет?
  • 9567766· 2010-11-22 00:54:04
    Если разделить провокационные акции наших художников и кураторов то акции Тер-Огоньяна в Манеже, Бренера в ЦДХ, текст Мавромати в Радаке, акция Осмоловского на КП, Кулика с Бренером у Гельманаи, Ковылина с табуреткой и петлей, некоторые акции Войны, группы Радек на мавзолее, даже въехавшего на джипе в Стеллу - это художествено, а нынешняя акция Мавромати, проект Ерофеева и Самодурова с сах центре, сизое тело Лизы Морозовой это не художественно. Если искусство получилось - надо поддержать, а если плохо сделано - зачем поддерживать - это будет безответственно - значит вы даете возможность и другим делать некачественное искусство. Говорят безответственность это грех.
  • 9567766· 2010-11-22 00:59:34
    Так вот - наверно Катя Деготь и должна брать на себя эту ответственность - ведь критики в конце концов решают искусство это или нет. А если вы хотите кого-то поддержать по-человечески - то это ваша частная жизнь. Ведь Катя не социальный работник и не правозащитник - она критик ИСКУССТВА а это другая профессия
  • halfaman· 2010-11-23 10:56:46
    Кое-какие мысли по этому поводу:

    Война и Мавроматти
    Где-то между ними сейчас и пролегла граница арта определенная авангардной конвенцией.

    Война давно заступила и ушла дальше, а Мавроматти не хочет. Как будто боится.
    Деготь ходила между.
    Интересно подумать об этом сюжете.

    Во второй статье Деготь, где она извинившись за первую статью, рассказывала и о том, что хотела бы изобразить Мавроматти настоящим сектантом есть забавный момент. Но в какой-то миг вдруг поняла, что Олег эне хочет в это влипать. Ведь если он станет на самом деле сектантом, то перестанет быть художником-авангардистом, будет переписан в разряд наивных, каким становиться не в его интересах. По этому он продолжает по-старому: с дистанцией, с фигой в кармане, как и предполагает авангардисткая ковенция.
    С ее слов, отказавшись от мавроматти-наивного-художника (интересного ей сюжета), она в вольной и едва ли не литературной форме изобразила Мавроматти-человека, за что немедленно получила по носу. Ведь на Олега-человека оказывается политическое давление и типа нельзя.
    Так как поляна политической борьбы ее пугает, Деготь демонстративно вернулась на свою экспертную, откуда ей все удобнее в том числе и извиняться.

    Для меня в этой истории интересен и другой момент.
    Мне кажется во всех этих Катиных телодвижениях (с физическим пересечением морей и границ между прочим) была и какая-то перформативная правда. Выйдя на короткое время в чистый социум ей тотчас же пришлось ретироваться и писать оправдательные статьи, что она вообще-то арт-критик и ее дело бороться с насилием пытаясь его помыслить из своей эбонитовой башни.
  • halfaman· 2010-11-23 18:36:56
    Война, Деготь, Мавроматти.
    Небольшая дискуссия.
    Высказываются:
    я (Антон Николаев)
    Алексей Иорш
    Марина Перчихина
    http://halfaman.livejournal.com/426106.html
Все новости ›