Вряд ли есть кто более отвратительный, нежели Чипполино. Человек, сельский пролетарий, у которого вместо головы – огромная вонючая луковица!

Оцените материал

Просмотров: 21271

Павел Пепперштейн. Весна

Павел Пепперштейн · 18/12/2009
Фрагмент из нового сборника рассказов, готовящегося к выходу в издательстве Ad Marginem.

Имена:  Павел Пепперштейн

Фрагмент обложки книги «Весна»

Фрагмент обложки книги «Весна»

Сфальц!

©  Ивана Разумова / Ад Маргинем Пресс

...УБИВАЮЩИЙ ЛУЧ ХЛЫНУЛ ПРЯМО В РАСПАХНУТОЕ ОКНО ВЕСЕННЕЙ КОМНАТЫ...

...УБИВАЮЩИЙ ЛУЧ ХЛЫНУЛ ПРЯМО В РАСПАХНУТОЕ ОКНО ВЕСЕННЕЙ КОМНАТЫ...

Некие проведали, что должна треснуть колоссальная статуя в центре площади. Узнали, что в тот миг из новорожденной трещины хлынет убивающий луч. Куда луч устремится — неведомо.

Нашлись усердные — подгадали, рассчитали, подстроили. В ожидаемый момент — сфальц! — трещина разъяла тело гиганта, и убивающий луч хлынул прямо в распахнутое окно весенней комнаты, где над бумагами сидел человек, на которого решили покуситься.

И не стало этого человека. Вот такое изощренное убийство. Убийство. А меня вот тошнит при одной лишь мысли о насилии! Сколько можно плескаться в жестокостях, как в жидком говне?! Поигрались в мутное — и хватит! Довольно, говорю, заигрывать с яростью.

***

Маскубинов и Сайбирский

©  Ивана Разумова / Ад Маргинем Пресс

...ТАКИМ РЕБЯТАМ ВСЕ ТРЫН-ТРАВА...

...ТАКИМ РЕБЯТАМ ВСЕ ТРЫН-ТРАВА...

Маскубинов и Сайбирский, на первый взгляд, типичные шестидесятники, немолодые, оттепельные парни. За плечами у обоих — бурные жизни. Студенческая молодость, стройотряды, алкоголь, песни, любовницы, жены… У каждого несколько детей разбросаны по разным городам. Часто меняли место жительства и род занятий. Хоть жизнь и потрепала их, но есть в них что-то неизбывно бодрое, прочно-ворсистое, скрученное жгутом. Таким ребятам все трын-трава.

На самом деле, если присмотреться, Маскубинов и Сайбирский — это вовсе не люди, а кончики усов австрийского гусара Отто фон Гурвинека, который во весь опор мчится на своем скакуне сквозь взвешенную дорожную пыль, приближаясь к замку Кинжварт жарким весенним днем 1868 года. Ох, весна, весна…

***

Любезный язык

©  Павел Пепперштейн / Ад Маргинем Пресс

...ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ К НАМ, ОЧЕНЬ ВАШЕМУ ПРИБЫТИЮ РАДЫ...

...ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ К НАМ, ОЧЕНЬ ВАШЕМУ ПРИБЫТИЮ РАДЫ...

Один язык, живя во рту у человека, все не мог толком разглядеть внешний мир. То ли человек был немногословен и не зевака, но язык все никак не удовлетворит свое любопытство. Чуть откроется его пещера — какая-нибудь еда, пирожок там или горсть риса, а то и дымящаяся картофелина застит вид. Вдруг открывается рот, а в него кто-то строго заглядывает да еще светит фонариком.
— Проверка! — испугался язык.
На самом-то деле это был зубной врач. Сразу вслед за светом и взглядом влезает что-то жужжащее, железное, потом и другие агрегаты: явно проводят технические работы и что-то собираются менять. И точно — один зуб из наиболее неказистых увезли куда-то, а на его месте установили новый — золотой, сверкающий. Когда закончилась работа, язык, надеясь на то, что появился новый собеседник, кланяется золотому: «Добро пожаловать к нам, очень вашему прибытию рады».

А золотой ему с достоинством отвечает: «Спасибо, вы очень любезны».

***

Проговорился

Жил один средних лет. К нему приходят, рассаживаются, он их угощает чаем — все как положено. Наконец один из гостей говорит:
— Отчего бы и вам не навестить нас?
А тот в ответ:
— Я в гости не хожу.
— Почему? — все заинтересовались.
А тот вдруг:
— Потому что я в этом мире не гость, а хозяин.
И сам же — хохотать. Стыдно, конечно, что проговорился, а все же потеха.

***

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:2

  • Trepang· 2009-12-18 23:17:09
    какой-то микс Пепперштейна с Горчевым.
  • oneofus· 2009-12-21 17:37:15
    так сборник же вроде не готовится, а вышел уже и продавался на non/fiction
Все новости ›