Оцените материал

Просмотров: 56340

Дело Ерофеева и Самодурова. Что делать и кто виноват?

Екатерина Дёготь · 17/06/2008
ЕКАТЕРИНА ДЁГОТЬ о фигурантах, обвинителях и сочувствующих в самом громком культурно-политическом скандале года, а также об ответственности художника перед обществом и о том, почему она решила написать этот текст, несмотря на предостережения друзей

©  На фото: Юрий Самодуров  ⁄  РИА-новости

Дело Ерофеева и Самодурова. Что делать и кто виноват?
Мой друг, правозащитник со стажем, уговаривает меня не писать этот текст. «Что бы ты ни написала, это будет только на руку прокурору», — говорит он.

Мой друг не верит ни в публичную дискуссию, ни в общественное мнение. Он исходит из того, что свободы слова в современной России нет и что все сказанное публично можно истолковать и использовать только против человека. И никогда — в его пользу.

Да, сложно писать, когда людям угрожает тюрьма. Но я все-таки пока отказываюсь признать, что этика в нашей стране перестала действовать, а работает только моральный шантаж. Я все еще верю в возможность высказывания.

Хотя бы о том, что все сложнее, чем кажется.

ОСКОРБЛЕННЫЕ

7 марта 2007 года в Музее и общественном центре имени Сахарова открылась выставка «Запретное искусство-2006». Куратор выставки, искусствовед Андрей Ерофеев собрал на ней работы, снятые с выставок в Третьяковской галерее в 2006 году. Всякий раз речь шла об устном требовании директора или зама «а вот это убрать», и в основе запрета лежал, конечно, страх. После разгрома выставки «Осторожно, религия» в том же сахаровском Центре в 2003 году, когда с погромщиков, религиозных фанатиков из праворадикальных кругов РПЦ, обвинения были сняты, а директор музея Сахарова, напротив, осужден за разжигание религиозной розни, всякий директор трясется от страха.

В этом-то и был смысл приговора, формально мягкого (штраф): создать прецедент и устрашить.

Чтобы сделать видимыми не только работы, но и этот страх, Ерофеев показал экспонаты так, что на них можно было смотреть только через дырочки в фальшстенах.

Что самое интересное, почти половина работ, которые сочли опасными, была сделана еще в советское время и представляла собой критику тогдашней власти при помощи сравнения коммунистической идеологии с религией. Какие точно работы были на выставке, пусть следствие выясняет само. Но это могла быть, например, классическая работа покойного Михаила Рошаля «Дадим угля сверх плана», где этот лозунг написан на стилизованной иконе. Уж, конечно, не икону Рошаль высмеивал в 1972 году. Вроде бы также кое-где присутствовала ненормативная лексика. Например, есть такая работа со стреляющей «Авророй» и словом «х*як!». Предоставляю читателю самому решать, представителя какой религии это слово призвано было оскорбить.

Далее произошло примерно то же, что и в 2003 году, но без погрома. Ультраправые организации «Народный собор», «Народная защита», Союз православных граждан, Движение против нелегальной эмиграции, заручившись поддержкой фундаменталистского крыла православной бюрократии, обратились в прокуратуру, утверждая, что русский народ оскорбили и провоцируют.

Была проведена экспертиза, причем, как и в случае с «Осторожно, религия», экспертами выбраны не специалисты, а ангажированные правым крылом РПЦ люди с шовинистическими взглядами, утверждающие, что «русская ментальность неразрывно связана с православием». Экспертом по современному искусству выступила, как и тогда, научный сотрудник Центра изучения истории религии (!) Н.Т. Энеева. В искусствоведческих кругах она неизвестна, но я встречала ее в 1987 году. Тогда она, помню, очень стремилась в эти круги современного искусства попасть, но то ли ей это не удалось, то ли ее с тех пор полностью поглотила православная вера.

ЭКСПЕРТЫ

Энеева утверждает, что выставка направлена «на дискредитацию традиционных культурных и духовных ценностей основного населения именно Российской Федерации». Эксперт воздержалась от употребления фашистского термина «титульная нация», но смысла это не меняет. Эта откровенность насчет русских — новая. Остальное все как в экспертизе 2003 года. По-прежнему утверждаются некие особые права православной церкви на общекультурные символы иудеохристианского происхождения. По-прежнему любой коллаж сакрального с несакральным расценивается как святотатство. Про старую работу Александра Косолапова «Икона-икра», в которой пустой оклад от иконы заполнен фотографией черной икры, написано, что она особо оскорбительна потому, что икра взята черная (то есть грязная).

Есть и новое. В ответ на напрашивающийся аргумент, что эта «Икона-икра» критикует фарцовку, а не религию, Энеева пишет, что «понятие религии в любом случае выступает здесь как негативное». Следовательно, это для религии оскорбительно. Впрочем, она считает, что «искусство есть (...) область человеческой деятельности по культивированию духовных ценностей», поэтому для нее оскорбительным является любое критическое суждение в искусстве. Что и говорить, опасное это дело — суждение! «Культивирование» куда лучше.

Вот и эксперт-психолог В.И. Слободчиков утверждает, что выставка провоцирует у зрителя такую ужасную вещь, как «осмысление увиденного с угрозой потери жизненных ориентиров». Осмысления, разумеется, допустить нельзя. Эксперту кажется, что посетители выставки подверглись «сильнейшему, экстремальному воздействию на психику, несущему прямую угрозу целостности личности и разрушения сложившейся у нее картины мира», что «причинило им невыносимые нравственные страдания и вызвало стресс». Остается добавить, что эксперт является специалистом по психологии детей дошкольного возраста и явно уравнивает зрителей с этой категорией граждан.

На основании этих экспертиз 15 мая этого года директор Музея и общественного центра имени Сахарова Юрий Самодуров и заведующий Отделом новейших течений Третьяковской галереи Андрей Ерофеев привлечены к уголовной ответственности по статье 282 УК РФ. Таганская прокуратура утверждает, что они совершили публичные действия, направленные на возбуждение ненависти и вражды, на унижение достоинства группы лиц по признакам отношения к религии. В ближайшее время старший следователь следственного отдела по Таганскому району юрист 1 класса Е.Е. Коробков передаст дело в суд. Профессор Московской духовной академии диакон Андрей Кураев требует для подсудимых «запрета на профессию» (именно так!).
Страницы:

 

 

 

 

 

Все новости ›