Оцените материал

Просмотров: 23599

Цао Фэй и ее компьютерные утопии

Валерий Леденёв · 02/09/2009
Молодая художница раскрыла миру загадочную китайскую душу. В этой душе царит западная поп-культура

Имена:  Цао Фэй

©  Pekin Fine Arts

Цао Фэй. Из проекта «Взбесившиеся псы». Голодный пес. 2002

Цао Фэй. Из проекта «Взбесившиеся псы». Голодный пес. 2002

Кто она такая

В кругу китайских художников, стремительно ворвавшихся за последнее десятилетие на мировую арт-сцену, Цао Фэй (которую еще иногда по-русски называют Шао Фэй) — из самых молодых, самых перспективных и самых продуктивных. Едва ли не самые первые ее проекты были уже отобраны для участия в значимых мировых фестивалях и биеннале. Возможно, на фоне остальных представителей своего поколения она выглядит гораздо более «критичной» — благодаря тому, что обращается к исследовательскому, социально ангажированному искусству, столь распространенному в Западной Европе и Америке. Однако это не уменьшает ее шансов превратиться в «национальный бренд» современного, более либерального Китая.

Цао Фэй родилась в том же 1978 году, когда Дэн Сяопин начал реформы по строительству «рыночного социализма» в Китае. Массовая урбанизация и индустриализация особенно затронули ее родину, провинцию Гуандун в дельте Жемчужной реки, богатейшей и наиболее развитой области Китая. Вместе с иностранными инвестициями (на территории провинции было создано несколько специальных экономических зон) в регион устремились и западные культурные тренды; к тому же совсем рядом находился тогда еще не подконтрольный центральной пекинской власти Гонконг — как бы и часть Китая, но основательно переформатированная западной цивилизацией. Эта новая реальность одновременно конфликтует с традицией и вырастает из нее. Цао Фэй, дочь скульптора-соцреалиста, выпускница вполне консервативной Академии изящных искусств в Гуанчжоу, оказалась далеко за пределами официального искусства. Впрочем, работы предшествующего поколения китайских художников, политизированный китайский поп-арт и «циничный реализм», тоже не слишком ее занимали: гораздо больше уроков Цао Фэй, по собственному признанию, извлекла из своего интереса к экспериментальному, преимущественно гонконгскому кинематографу.

Что она делает

Для размышлений на тему современного Китая Цао Фэй подобрала неожиданный ключ: западную поп-культуру в наиболее пестрых и массовых проявлениях, вроде канала MTV. По ее словам, поп-культура для нее не язык, а мост. По одну сторону — заимствования и цитаты, по другую — китайская повседневность. Ее фильмы балансируют на грани документалистики, игрового кино и перформанса. Цао Фэй практически никогда не приглашает профессиональных актеров, привлекая для работы случайных прохожих с улицы. Зато в ее фильмах нередко задействованы самые разные смежные виды искусства — от танца до компьютерных игр. В последнее время виртуальная реальность игры Second Life становится для нее основным художественным средством.

О чем это всё

Социальные, экономические и культурные сдвиги в современном Китае трудно с чем-либо сопоставить. Небоскребы, вырастающие на месте глухих деревушек, гигантские производства, разворачивающиеся на месте рисовых полей, ломают привычный жизненный уклад миллионов людей, оборачиваются тяжелой травмой. Но и способы изживания этой травмы тоже появляются заново. Однако тотальный партийно-государственный контроль придает этому изживанию форму бегства.

Для Цао Фэй, как и для других художников континентального Китая, возможность прямой политической критики закрыта. Однако возможность документировать течение новой жизни со всеми ее противоречиями остается — и при этом Цао Фэй активно взаимодействует со средой и персонажами, в окружении которых оказывается. По словам критика Бенджамина Тореля, ее работы — «антропологические исследования, в которые наблюдатель включает самого себя, разделяя культурные установки и ценности своих героев». В фокус внимания этих исследований постоянно попадают границы между реальным и ирреальным, переход в фантазийный и виртуальный мир, агрессия и ее симуляция.

Главные проекты

1. «Взбесившиеся псы». 2002

©  www.caofei.com

Цао Фэй

Цао Фэй

Шумное постановочное действо, в котором корпоративные служащие, загримированные под собак, ползают на четвереньках по офису, лают, бросаются друг на друга, валяются на полу и едят из миски. Все они одеты в костюмы популярной во всем мире марки Burberry (импортером которой стал в числе прочих и Китай). При этом звучат европейские поп-хиты, исполняемые на китайском языке. В тексте, предваряющем работу, говорится: «Мы ручные, терпеливые и послушные. Хозяин может созвать или разогнать нас одним своим жестом. Мы жалкая свора собак и готовы быть животными, пойманными в капкан модернизации. Когда же мы, наконец, покусаем хозяина и станем настоящими взбесившимися псами?»

Прилежные и исполнительные, согласно распространенному представлению, китайцы предстают здесь глубоко интегрированными в расширяющуюся систему всемирного производства и потребления. В глобализованном корпоративном мире они остаются «покорными псами», способными принять навязанные им роли, новизна и чуждость которых также обыгрываются в этом видео.

Саму работу и серию фотографий, сделанных на ее основе, можно посмотреть здесь и здесь.

2. «Хип-хоп». 2003—2006

©  Pekin Fine Arts

Цао Фэй. Кадры из фильма «Хип-хоп». 2003-2006

Цао Фэй. Кадры из фильма «Хип-хоп». 2003-2006

Этот видеопроект состоит из трех частей. Цао Фэй снимала его на протяжении нескольких лет в Гуанчжоу, японской Фукуоке и нью-йоркском Чайнатауне; целиком он был показан в 2006 году в нью-йоркской галерее Lombard-Freid. Случайным прохожим на улицах предлагалось перед камерой сымпровизировать танцевальные движения хип-хопа под соответствующее музыкальное сопровождение. При этом в каждом городе выбирались одинаковые «типовые» персонажи: служащий, полицейский, строитель, кто-то из представителей старшего и молодого поколения.

Свою персональную любовь к хип-хопу Цао Фэй подчеркивала неоднократно (в юности она сама исполняла его на местном телевидении). Несмотря на его афроамериканское происхождение, художница видит в нем нечто универсальное, что позволяет танцу стать единым языком самовыражения для людей, принадлежащих к разным социальным слоям и различным культурам. Это не только способ коммуникации. Перформативный язык поп-культуры, словно мост, позволяет перейти от повседневных привычных явлений к проблемам более глубоким, причем не только личного, но и социального характера. Так, танец строителя, приехавшего в большой город на заработки, выглядит скорее жестом усталости и физической реакцией на собственное неблагополучие.

Кадры из фильма можно посмотреть здесь.

3. Cosplayers. 2004

©  www.caofei.com

Цао Фэй. Cosplayers. 2004

Цао Фэй. Cosplayers. 2004

Одна из наиболее известных работ Цао Фэй, неоднократно демонстрировавшаяся в Китае (например, на Шанхайской биеннале в 2004 году) и за его пределами (галерея Lombard-Freid, Нью-Йорк, 2005; Le Plateau, Париж, 2008). Фактически она стала визитной карточкой художницы.

Фильм посвящен молодому поколению Китая, увлеченному популярной субкультурой «костюмированных игр» (англ. costume play, сокращенно cosplay), в которых участники отождествляют себя с персонажами, заимствованными чаще всего из японских комиксов манга или аниме, а также исторических фильмов, звездных опер и компьютерных игр. В течение всего фильма молодые люди, переодетые в экстравагантные костюмы, перенявшие агрессивную атрибутику и не менее агрессивное поведение, свободно курсируют по городским улицам, разыгрывают между собой импровизированные сражения, к удивлению ничего не подозревающих прохожих. Похожие то на гротескных самураев, то на супергероев фантастического кино, они полностью приняли на себя придуманные роли, которые заменяют им реальную идентичность.

Распространенные ныне по всему миру «костюмированные игры» имеют явное японское происхождение. К началу нулевых стремительно набравшие популярность в Китае, они представляют собой материализацию культуры, которую старшее поколение китайцев, помня о японской интервенции и последующем длительном противостоянии двух стран, еще способно воспринимать как враждебную (в 40-е годы издание манги финансировалось правительством Японии и служило военным пропагандистским целям (см. об этом здесь). Но для косплееровов это не столько территория чуждых культурных ценностей, сколько виртуальное пространство, предоставляющее возможность бегства от повседневной жизни, которая сама по себе ощущается как чуждая и враждебная. В финальной сцене молодые герои фильма оказываются у себя дома вместе с родителями, которые явно смущены нарядом и поведением своих детей. И этот контраст обнажает как дискомфортный характер наличной реальности, так и неудачу этого наивного эскапизма.

Фрагмент фильма здесь. Кадры из видео, а также фотографии по его мотивам здесь.
Страницы:

Ссылки

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:2

  • adeptys· 2009-09-02 14:34:32
    Хороший обзор, сразу все ясно. Только вот желания посмотреть её работы не возникло, арт-акции это вообще такой недолговечный жанр, для тех кто не претендует на вечность.
  • yasha_kazhdan· 2009-09-03 11:40:19
    to adeptys: претензии к вечности есть у всех.
Все новости ›