Творческий ресурс человечества – это почти нефть

Оцените материал

Просмотров: 15796

Современное искусство vs. массовое художественное производство

Екатерина Лазарева · 18/03/2011
Когда каждый – сам себе художник на YouTube, как себя чувствует художник профессиональный?

©  РИА Новости

Современное искусство vs. массовое художественное производство
Луначарский писал: «Как каждый образованный человек обязан носить часы, так он должен уметь владеть карандашом и фотографической камерой. И со временем будет. В России будет как всеобщая грамотность вообще, так и фотографическая грамотность в частности». Сегодня мы живем в ситуации не только массового потребления культуры, но и ее массового производства, — в ситуации, открывающей широким слоям населения возможности активного участия в искусстве. Право на самовыражение, а также право на зрителя, прежде принадлежавшие представителям творческих профессий, благодаря сети интернет и цифровой фотографии стали доступны огромному множеству людей во всех концах планеты. Вести блог, публиковать свои фотоальбомы и выкладывать видео может практически каждый. По замечанию Бориса Гройса, «современное искусство стало сегодня массовой культурной практикой». OPENSPACE.RU решил узнать у деятелей московской арт-сцены, как они относятся к наступлению эры массового художественного производства.


В ОПРОСЕ ПРИНИМАЛИ УЧАСТИЕ:

Арсений ЖИЛЯЕВ, художник и куратор программы «Старт»;

Андрей МОНАСТЫРСКИЙ (выступающий также под псевдонимом Семен Подъячев), художник, лидер группы «КД»;

Николай ОЛЕЙНИКОВ, художник и активист;

Кирилл ПРЕОБРАЖЕНСКИЙ, художник, руководитель мастерской «Новые медиа» Московской школы фотографии и мультимедиа имени Родченко;

Анастасия РЯБОВА, художник, автор проекта artistsprivatecollections.org;

Алексей ШУЛЬГИН, художник, пионер нет-арта, руководитель мастерской «Новые медиа» Московской школы фотографии и мультимедиа имени Родченко.


1. Меняет ли доступность цифровой фотографии и видео, а также возможность репрезентации массового творчества в интернете ваше представление о границах искусства? Что отличает «профессионального» художника от «любителя», кроме институциональных критериев? Подписались бы вы под лозунгом Бойса, что «каждый человек — художник»?

Андрей Монастырский
нет, на представления о границах искусства не влияет
профессионала отличает умение учитывать контексты
нет, не подписался бы

Арсений Жиляев
Конечно, меняет. Искусство перестало быть монополистом в области производства и распространения образов, и это по-своему замечательно. Над сегодняшней ситуацией работало не одно поколение медиахудожников... Проблема в том, что реализация радикальных утопических проектов часто сопровождается разочарованием. Кто бы мог представить некоторое время назад, что индивидуальные радости типа размещения видео в сети будут приносить кому-то (но, очевидно, не создателям) колоссальные прибыли?! Творческий ресурс человечества — это почти нефть: «Просто будь собой! Просто будь художником, будь креативным! Об остальном мы позаботимся». Для меня искусство начинается там, где начинается размышление. Просто быть художником сегодня недостаточно.

Николай Олейников
Это меняет не столько мое представление о границах искусства, сколько раздвигает рамки творчества для пользователей и участников социальных сетей. Помимо этого, я вижу потенциал сетей в качестве информационных и мобилизационных активистских ресурсов плюс фактор «очевидца». Благодаря ему у нас есть возможность видеть нецензурированные свидетельства преступлений властей и полиции против демонстрантов. Есть возможность включаться в интернациональные кампании солидарности. Генерировать эти кампании самостоятельно. И т.п.
Отдельный вопрос — отличие «профессионала» от «любителя» в искусстве. И тут я бы скорее привел различие Эрнста Теодора Амадея Гофмана, который делил людей на художников и нехудожников. Если художник — это человек, чье творчество имеет отношение к осмыслению реального мира, исходит из текущего исторического момента и сопоставимо с Историей Человечества и, что важно, с Историей Искусства, то многое из того, что мы можем увидеть в социальных сетях под тэгом «арт», имеет отношение только к индивидуальному самовыражению (что, разумеется, само по себе неплохо), но к искусству — нет. Разделение же на профессионалов и любителей возможно только при условии наличия определенных производственных отношений, которые как раз необходимо преодолеть. Бойс в своем утопическом высказывании как раз и имел в виду то, что Маркс определил еще в середине XIX века как «богатство субъективной человеческой чувственности: музыкальное ухо, чувствующий красоту формы глаз, которые способны к человеческим наслаждениям… развивается, а частью впервые порождается». Ключевое слово здесь — «развивается». Поэтому скажем так: каждый человек потенциально может развиться в художника.

Кирилл Преображенский
Нет, моего представления о границах искусства это не меняет. Трудно говорить, что институции нечто полностью легитимируют, потому что и сами институции сегодня ставятся под вопрос, и зачастую они представляют очевидное неискусство, например дизайн, то есть сами институции занимаются расширением контекста. Саму сеть я не воспринимаю как что-то тотально новое. На протяжении всего ХХ века пространство репрезентации, площадки искусства уточнялись бесконечное количество раз, и этот вектор расширения экспозиционного жеста или сведения подчас к чему-то противоположному — характерная черта последних ста лет. Что касается критериев художника/нехудожника, то на сегодняшний день нет общих принципов, и мне кажется, что художнику проще всего отвечать на этот вопрос традиционно — как он себя ощущает, тем он и является.

Анастасия Рябова
Доступность цифровых технологий не меняет моего представления о границах искусства. Интернет не расширяет границы искусства, но его переосмысление может быть этапом к созданию нового произведения.

У художников довольно сложные отношения с профессией. Профессионал и любитель — если я не ошибаюсь, исключительно институциональные категории. Все современное искусство пропитано процессами институциональной легитимации. Если ты не играешь по этим правилам, то ты, стало быть, любитель?

Как я понимаю, Бойс, когда утверждал, что «каждый человек — художник», имел в виду, что человек может проживать искусство как повседневную практику. Этот ракурс мне близок, нечто подобное мы прорабатывали в одном проекте, где повседневная практика рисования превращалась в искусство.

Алексей Шульгин
Да, конечно, представление об искусстве драматически меняется с развитием сетей и вовлечением огромной массы людей в новое пространство обмена креативными идеями, выраженными в той или иной internet-friendly форме. С одной стороны, меня этот процесс радует, он размывает наше представление об искусстве и отбирает у арт-институций эксклюзив на руководство процессом. Получается реализация мечты авангардистов — полная демократизация искусства. Но, с другой стороны, все обращается в хаос, и понять, что хорошо и что плохо, уже не представляется возможным. Границ больше нет, можно делать все, что не запрещено законом, и при этом иметь свою аудиторию. В результате молодые художники просто тонут в море информации, которую они не в состоянии переварить, и либо «осуществляют недеяние», парализованные безграничностью выбора, либо лихорадочно делают примерно одно и то же, ведь количество креативных личностей сегодня на порядки превышает количество актуальных идей, носящихся в воздухе. К тому же в интернете существует ограниченное количество форм творческого высказывания: картинка, видео, текст, анимация. Все это генерирует огромное количество контента, с которым непонятно, что делать.

Противопоставление «любительского» и «профессионального» более не актуально, достаточно посмотреть на Mr. Brainwash или Петра Налича: кто набрал больше кликов и сгенерировал больше медийного шума, тот и герой.


2. В октябре 2010 года Музей Соломона Гуггенхайма проводил биеннале креативного видео YouTube Play. Не чувствуете ли вы конкуренции со стороны этого массового креативного пространства сети?

Андрей Монастырский
нет, не чувствую, у меня самого есть канал на YouTubepodjachev, куда я выкладываю ролики

Арсений Жиляев
Хм. Вы считаете, что конфета в виде участия в подобного рода биеннале — достойная плата за геометрический рост капитализации YouTube? Было бы шикарно, если подобного рода сети когда-нибудь вообще отменят капитализацию и Гуггенхайм. И ведь такой потенциал у них есть! Знаете, в СССР возникло много красивых новых имен, связанных с революционной борьбой и ее наследием. Вилен, Владлен или Нинель — от Владимир Ильич Ленин. Или Ким — Коммунистический интернационал молодежи. Помните благодарного революционера-египтянина, назвавшего свою дочь Фейсбук? Потенциал социальных сетей гигантский, однако часто он используется в качестве ресурса для получения прибыли ограниченным кругом людей. Спрашивается, зачем мы собственными идеями кормим смертоносные паразитирующие механизмы?

Кирилл Преображенский
Да, YouTube и Vimeo стали феноменами сегодняшнего дня, но попытка с территории искусства наложить лапу на этот самостийный контент мне кажется запоздалым жестом. Искусство пытается из последних сил привлечь к себе внимание. В свое время возникал интерес к первобытному или ориентальному искусству, и были выставки Жан-Юбера Мартена, на которых аутентичные предметы ремесленного или культового назначения выставлялись в музее современного искусства. Но тогда же не возникал вопрос, не станут ли их авторы конкурентами современных художников! Мне кажется, это просто попсовая попытка, в расчете на медийный успех, привлечь внимание к музею современного искусства, завязать очередную горячую, а на самом деле бесплодную дискуссию.

Анастасия Рябова
О подобной выставке скорее можно говорить как об исторической, которая фиксирует глобальное культурное явление. Конкуренции я не чувствую, скорее наоборот, YouTube и мне приносит много радости.

Николай Олейников
В связи с упомянутой выставкой было бы интересно обсудить, отчего у корпорации YouTube возникла нужда в костыле «традиционного» музея современного искусства. Ведь если речь идет об аудитории, даже Гуггенхайму никогда не снилось столько людей, которые бы выступали в роли не просто пассивных зрителей, но постоянных потребителей и одновременно производителей контента. Ведь пользователи работают на YouTube ежедневно, 24 часа в сутки и повсеместно, где только существует интернет. Без выходных, перерыва на сон, прием пищи и гигиену. Этих людей миллиарды. И всем этим людям ни для производства, ни для потребления даром не нужны стены музея.

Алексей Шульгин
Нет, мы такой конкуренции не чувствуем, ведь мы (Electroboutique, совместно с Аристархом Чернышевым) занимаемся уникальным материальным производством. Наши работы светятся по блогам, но также востребованы в традиционном музейно-галерейном пространстве и в пространстве креативной рекламы. Таким образом, мы по максимуму охватываем все экспозиционные пространства.

Надо сказать, что я много лет занимался «чистым» интернет-творчеством и ушел оттуда, как только это пространство стало густонаселенным. Мне стало неинтересно; я понял, что, во-первых, слишком обострилась конкуренция и, во-вторых, корпорации стали слишком активно вторгаться в творческий процесс масс, используя его для своих нужд. Например, все, что вы сотворили в Facebook, по договору принадлежит не вам, а ему, а основной платформой для software art стал проприетарный AppStore — с его недемократичной системой цензуры и контроля.
Страницы:

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:1

  • rupoet
    Комментарий от заблокированного пользователя
Все новости ›