Будущие московские сюрреалисты найдут много пользы в раскапывании реваншистского сомнамбулизма эры Церетели.

Оцените материал

Просмотров: 23467

Оуэн Хэзерли: «Единственное, что можно сказать в пользу “лужковского стиля”, – это то, что ему абсолютно на всех насрать»

Алексей Радинский · 25/05/2011
Исследователь постсоветской и британской архитектуры – о судьбе памятников модернизма и о том, что есть хорошего к востоку от Эльбы

Имена:  Оуэн Хэзерли

©  www.made.org.uk

Оуэн Хэзерли

Оуэн Хэзерли

Оуэн Хэзерли — один из самых заметных писателей, журналистов и блогеров современной Британии. Его первая книга Militant Modernism, вышедшая в 2009 году, стала событием не только благодаря ее эксцентричной форме и способу изложения (архитектурный анализ перемежается пространными цитатами из советских научно-фантастических фильмов, теориями сексуального освобождения пролетариата и отступлениями в брехтовский эпический театр). Книга Хэзерли запомнилась прежде всего тем, что стала неожиданным манифестом поколения, лишенного не только будущего, но и прошлого. Это отнятое прошлое — грандиозное наследие модернизма, уничтожаемое в ходе безостановочного «конца истории». При этом Хэзерли далек от аполитичной ностальгии по масскульту прошедшей эпохи. Он роется в руинах прошлого как житель рухнувшего дома, в развалинах которого можно найти не только семейные фотографии, но и утилитарные предметы, вполне пригодные к употреблению в новых условиях. Описанием этих условий Хэзерли занялся в своей второй книге «Гид по новым руинам Великобритании» — разгромному анализу архитектурной политики времен Блэра и Брауна. В последнее время Хэзерли все сильнее притягивают постсоветские города: по его утверждению, их архитектура была несправедливо отброшена вместе с породившей их идеологией. Реабилитации этой архитектуры будет посвящена его новая книга.


Начнем с истории, которая так поразила тебя во время последнего приезда в Киев: из ролика, который рекламирует Украину как страну, принимающую «Евро-2012», вырезали статую Ленина с твоей любимой площади Свободы в Харькове. Это очень характерный эпизод: готовясь к наплыву западных туристов, власти первым делом избавляются именно от того, что больше всего может заинтересовать европейцев в постсоветских городах. В Киеве, например, сейчас сносят великолепную спортивную инфраструктуру, построенную к 1980 году, чтобы на ее месте поставить ларьки для туристов. Мне кажется, твоя оборона архитектурного модернизма, провозглашенная в книге Militant Modernism, крайне актуальна и в постсоветских странах…

©  Wikimedia.org

Площадь свободы в Харькове

Площадь свободы в Харькове

— Если учесть, что в прошлом году в Запорожье открыли памятник Сталину (даже несмотря на то, что его довольно быстро обезглавили), то удалять памятники Ленину — это уже полный гротеск. Особенно в Харькове, где этот памятник — часть невероятного архитектурного ансамбля. С циничной точки зрения, восточноевропейским городам стоило бы сохранять свою советскую архитектуру: посмотрите на бывшую восточную Германию, где процветает так называемый East Bloc tourism. Хотя и там сносят выдающиеся здания, как гэдээровский Дворец Республики в Берлине (при том что бывшее министерство Люфтваффе не только не снесли, но оно сейчас является одним из самых важных правительственных объектов). Одно из главных туристических мест в Будапеште — это Парк «Мементо», куда с городских площадей свезли советские памятники, от сталинистского кича до монумента интернациональным бригадам испанской гражданской войны. Кстати, мне совершенно непонятно, почему такой монумент может стоять в Лондоне и многих других британских городах, а в Венгрии — нет. Особенно если учесть ее политическую ориентацию в 1930-е (Венгрия во Второй мировой войне воевала на стороне гитлеровской коалиции. — OS). В обоих случаях — и в Берлине, и в Будапеште — историю превращают в некоторое подобие тематического парка. Наследие модернизма оказывается в резервации, а все, что остается за его пределами, ждет сомнительная судьба.

©  Wikimedia.org

Снос здания Дворца Республики в Берлине

Снос здания Дворца Республики в Берлине

Я не сомневаюсь, что советская архитектура будет пользоваться большим успехом среди туристов, чем какое-нибудь барокко (по крайней мере вне таких очевидных туристических центров, как Краков или Львов). Меня бесит, как местные жители относятся к советской архитектуре: здание Госпрома в Харькове или Дом культуры имени Русакова в Москве заслуживают такого же ухода, как произведения Ле Корбюзье или школы Баухаус. Вместо этого их или оставляют гнить или подвергают глупой, обывательской «реставрации». Вокруг культурное раболепие и чувство неполноценности, вызванное тем, что, если достаточное количество раз назвать вас дерьмом, вы в конце концов сами в это поверите. Но постройки советских времен ценны не только в плане архитектуры, но и в плане идеологии: они предлагают возможности организовывать городское пространство и саму повседневную жизнь иначе, чем это происходит в одержимых приватизацией современных городах. Вопрос в том, является ли эта тоска по утерянной утопии действительно политической или это просто праздное увлечение мира искусства, не имеющее значение для реальной политики. Поэтому я осторожен, когда пишу об этом − будь то моя диссертация о 1920-х годах или будущая книга, которая, возможно, будет названа «Реально существующий урбанизм». Чтобы дать соответствующий контекст, в котором возникали все эти пространства, − какая политика их порождала, что пошло не так, а что так.

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:3

  • Dmitrij_Chmelnizki· 2011-05-26 03:46:44
    "С циничной точки зрения, восточноевропейским городам стоило бы сохранять свою советскую архитектуру: посмотрите на бывшую восточную Германию, где процветает так называемый East Bloc tourism. Хотя и там сносят выдающиеся здания, как гэдээровский Дворец Республики в Берлине (при том что бывшее министерство Люфтваффе не только не снесли, но оно сейчас является одним из самых важных правительственных объектов."
    .......................................

    Действительно, циничная точка зоения. Город, в котором люди живут, немножко отличается от кунсткамеры, куда люди приходят посмотреть на уродцев.

    Что до Дворца республики. то снесли его в первую очередь, потому что это было очень плохое здание. Просто жуткое.
    А министерство Люфтваффе наоборот, прoсто очень хорошое. Его, в отличие от Дворца республики, делал хороший архитектор. Есть разница.
  • Sergey Yermakov· 2011-05-27 02:19:01
    Вы не совсем уловили, в чем здесь цинизм - он в том, что архитектурные осколки утопии могут являются прекрасным товаром, так что цинизм по отношению к утопии, а не к жителям, вынужденным жить в постсоветских городах. И с цинично-рыночной т.зр. все правильно, это очень выгодный товар - когда французов или итальянцев спрашиваешь о впечатлениях от моего родного Питера, то отвечают "очень, очень красиво. Но не интересно." Некрасивая Москва с кучей сталинизма и прочей советскости им куда интереснее, этакий постсоветский Вавилон, "я был в столице этих чертовых коммиз!". И это их желание можно хорошо использовать, если, конечно, хоть что-то можно сделать с московской инфраструктурой.
    В любом случае, Хэзерли лишь просит не сносить знаковые сооружения, вряд ли он против сноса хрущевок.

    Что до Дворца республики. Это было замечательное здание, этакая попытка запоздало продолжить недореализовавшийся в Германии из-за нацистов Баухаус (баухаусовское решение двух фасадов очевидно) и при этом сделать поклон восточному соседу (все эти ордерные элементы и т.д.). А вот агрессивно-невзрачное здание Рейхсминистерство - ну даже и не знаю, как оно понравиться может.
  • елена гонсалес· 2011-05-28 10:20:49
    это хрущевки не знаковые сооружения? С ума сойти
Все новости ›