Это, если хотите, такая арт-терапия.

Оцените материал

Просмотров: 12598

Тандем Пряжко-Волкострелова в Москве

Андрей Пронин · 15/05/2012
Спектакли Дмитрия Волкострелова – что это? Театр? Антитеатр? Дурной театр? Хороший арт?

Имена:  Дмитрий Волкострелов · Павел Пряжко

©  Павел Пряжко

Фото из спектакля Дмитрия Волкострелова «Я свободен»  - Павел Пряжко

Фото из спектакля Дмитрия Волкострелова «Я свободен»

«Я свободен» театра Post на днях показывали в Москве – говорят, даже при большом стечении народа. Одна из самых интимных и неамбициозных работ драматурга Павла Пряжко и режиссера Дмитрия Волкострелова имеет все шансы неожиданно для себя обрести звучание манифеста. Волкострелов, говоря об инсценируемых им пьесах, давно уже использует слово «текст»: вы поставили пьесу? нет, я поставил текст. Хороших пьес, как водится, не хватает, а текстом может быть что угодно. На этот раз Пряжко не поленился и сделал текст из 535 фотоснимков, снабдив тринадцать из них лаконичными подписями. Волкострелов выступает не актером, не режиссером, а исполнителем текста: нажимает на кнопки компьютера, организуя на большом экране часовое слайд-шоу. К финалу уходит, словно отказавшись примазываться к проекту, в котором без него прекрасно можно обойтись.

©  Павел Пряжко

Фото из спектакля Дмитрия Волкострелова «Я свободен»  - Павел Пряжко

Фото из спектакля Дмитрия Волкострелова «Я свободен»

«Я свободен» при кажущейся провокационности (спектакль без актеров! Пьеса без пьесы!) совершенно невозможно предать анафеме – даже выступая с самых реакционных позиций. Можно, конечно, посетовать в очередной раз на проклятую «новую драму», гадкий «постмодернизм» и какой-то второй еще «постпостмодернизм», на разрушение устоев и отсутствие костюмов веселенького ситчика. Но сетовать надо осторожней. Никто не даст гарантий, что завтра свои 535 фотографий не предложит публике (скажем, по случаю юбилея) Юрий Мефодьевич Соломин, а, допустим, Сергей Васильевич Женовач не согласится понажимать на кнопки и почитать подписи. И не будет там никакого ситчика, и глупую ругань троллям придется припрятать в потайной карман. У каждого есть фотографии, которые хочется показать. Есть какие-то вещи святые – потому что обыденные: строительные кирпичи жизни, с ними осторожней. Каждый, буквально каждый оказывался порою в положении демонстратора собственных фотографий – дача, отпуск, поездка, а еще чаще – в положении покорного зрителя: смотришь и смотришь, начинаешь думать о своем, думать, когда это кончится, заставляешь себя вернуть внимание, включаешь фантазию, как будто оказываешься в чужой голове. Эти минуты даже оказываются порой уроками взаимопонимания и уважительной коммуникации.

©  Павел Пряжко

Фото из спектакля Дмитрия Волкострелова «Я свободен»  - Павел Пряжко

Фото из спектакля Дмитрия Волкострелова «Я свободен»

Сколько угодно спорьте, спектакль «Я свободен» или не спектакль, театр это или антитеатр, или, возможно, дурной театр, но хороший арт. Но вот этот неожиданный аттракцион: зритель идет на представление, а оказывается в житейской ситуации – неотменим. Я уже в который раз после спектаклей Дмитрия Волкострелова слышу от людей, вполне интеллектуально развитых, детский вопрос: «А что мне дает этот спектакль?» Наткнувшись на него в очередной раз, я догадался – это именно тот редкий случай, когда спектакль что-то дает, и именно эта, не искусствоведческая, а человеческая, очень человеческая вовлеченность в происходящее провоцирует детские вопросы.

Составляющий с «Я свободен» своеобразный диптих спектакль «Хозяин кофейни», в котором актер Иван Николаев от первого лица читал сбивчивый монолог Павла Пряжко, был посвящен «проблеме инфантильности». «Пряжко» на сцене бесконечно прикидывал – а вот так я не буду выглядеть инфантильным, а вот эдак? Это как-то даже раздражало, вроде умный, взрослый дядя, а мучится такой ерундой. Нет, мне известна пара-тройка сотен человек, которые произносили передо мной схожие монологи, но разве Пряжко такой же? Новый спектакль с его последовательностью инфантильно-беспечных снимков леса, дачи и взморья, минского сквера и убежавшей собаки, новостроек и магазина диванов полностью снял раздражение и дал разгадку. Вся эта бессобытийная, порой утомительная, порой трогательная россыпь фотографий сделана не от имени Замечательного Драматурга Пряжко, а от имени его собирательного зрителя. Это я могу на пьяной кухне сетовать близким людям на собственную инфантильность, и это я могу совать им бестолковые засвеченные снимки. И да, тут, конечно, есть «конструирование героя», есть ирония над героем – но не более чем каждый из нас конструирует себя даже в слезной исповеди и иронизирует над собой, если у него есть чувство юмора.

©  Павел Пряжко

Фото из спектакля Дмитрия Волкострелова «Я свободен»  - Павел Пряжко

Фото из спектакля Дмитрия Волкострелова «Я свободен»

Главная заслуга тандема Пряжко и Волкострелова в том, что их спектакли с неожиданной силой и органичностью совместили острую рефлексию над природой современного театра с внутренним монологом современного обывателя. Что дает мне этот спектакль? Право посмотреть его еще раз – как нечто близкое и смутно-родное, в позе понимающей и сострадательной, бесконечно инфантильной, или как нечто ироничное, как ребус, местами сатиру: так ведь смотрят взрослые люди. Он дает мне право даже поставить собственный спектакль – вот так же, за три копейки, без цехов, гонораров и чиновничьих инструкций. Это, если хотите, такая арт-терапия: я больше не стесняюсь говорить. Спектакль напоминает мне подзабытую истину, что даже такой плохонький я – все-таки по природе своей свободен. ​

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:8

  • laternamagica· 2012-05-15 22:24:13
    Напоминание хорошее, но вопрос, спектакль или не спектакль - остаётся. Всякое искусство распознаётся по качеству доставляемых им переживаний. Искусство фотографии, например, или искусство кино. Если автор спектакля ни разу не показался "в кадре" и вообще ни один человек не вышел на сцену, то где же здесь театр? Это на самом деле вопрос - не упрёк.
  • Andrey Pronin· 2012-05-16 02:39:02
    Насчет Вашего определения искусства не могу выразить солидарности: переживания - вещь субъективная. Но в данном конкретном случае спектакль (или антиспектакль) апеллирует именно к пережитому, к опыту, присутствующему у каждого, и моделирование театральной ситуации происходит в голове у зрителя даже помимо его воли. А так как переживание это связано с общением, с коммуникацией с близкими людьми, с общностью или разностью визуального образа природы, социума, etc, то это довольно тонкое переживание
  • laternamagica· 2012-05-16 21:42:19
    Может быть, я плохо сформулировала. Вопрос не в том, к какому опыту апеллирует данный текст и тонкое ли доставляет переживание. А в том, к какому виду искусства его стоит отнести? К театру? А почему не к кино, не к фотографии? Ведь не всякое зрелище - театр. Всё-таки у театра есть свои конституциональные признаки, и один из них - актёр. Ну, Вы и сами знаете:)
  • Andrey Pronin· 2012-05-16 23:28:09
    Может быть. Я не спорю. По факту ожидания - это спектакль. Зритель настроен на спектакль, и режиссер учитывает этот момент ожидания. Как положительный пример
    для подражания "Я свободен" никуда не годится. Но годится именно как пример художественной дерзости и свободы, один и неповторимый
  • ot_kristiny· 2012-05-17 15:53:19
    да, Андрей, точно выразили ощущение
  • Aleks Tarn· 2012-05-19 11:52:41
    Вопрос "спектакль это или нет?" вполне законен (в пределе его можно расширить до более общей дискуссии "искусство это или нет?")
    Мне кажется, что ключевой тут является концепция конвенционального языка. Лотман в свое время писал о системе "ожиданий", которая определяет отношение зрителя/читателя/слушателя к предмету искусства. В каждый отдельный момент ожидается та или иная нота, слово, действие - то, что диктуется неким образом конвенционального языка, который существует в голове у реципиента. Ясно, что эти образы часто разнятся в деталях и в объеме, но это уже не столь важно - важно, что человек подходит к произведению, уже "настроив" свой приемник на определенную волну. Если ожидания сбываются всегда, то зритель начинает скучать. Если они не сбываются вовсе, то сообщение теряет смысл (становится непонятным, то есть неоличимым от шума). Таким образом, секрет истинного искусства (по Лотману) заключается в балансе сбывшихся и несбывшихся ожиданий.

    Андрей здесь тоже ссылается на "ожидание" - зритель ожидает спектакля. Но права и
    г-жа laternamagica: зритель ожидает еще и актера, и еще много чего (сюжета, диалогов, смыслового месседжа, художественного решения, мизансцен, развития образа и проч.). Ничего этого, как я понял из рецензии, он не получает (или получает, но не посредством конвенционального языка театра). Поэтому, скорее всего, речь тут идет не о событии искусства, а просто о событии, точка.
  • Pavel Rassolko· 2012-06-07 09:19:16
    Инфантильным человеком Павла Пряжко никак не назовёшь. Ничего такого нет ни в его рассуждениях, ни в его образе жизни, ни в его творчестве. Есть совсем другое понятие, более точное для данной ситуации. Пряжко просто задрот. И этот факт он пытается зачем-то прикрыть словом «инфантильность». Не инфантилен он и мир вокруг него (что за чушь) и герои его пьес – персонажи зачастую сами просто задроты («Злая девушка», «Закрытая дверь», «Хозяин кофейни», «Солдат»(?)), как и автор. Ну так ничего страшного! Не надо стесняться: задрот так задрот, с кем не бывает?
    Критики говорят об актуальной теме, которая поднята в «Закрытой двери», например – тема некоммуникативной молодёжи. Тема людей, которые ничем не живут и абсолютно инертны как в мыслях, так и в действиях своих. Разве это сплошь и рядом сейчас настолько, чтобы стать актуально-злободневным? Что это за высосанная история в пьесе? Спокойно. Встречаются один или два задрота на квадратный километр и всё. Да и то они по домам сидят и редко куда выходят («Злая девушка»).
  • Pavel Rassolko· 2012-06-07 09:25:49
    что касается "Я свободен", то по мне так это просто куча фоток, которых полно в каждом мобильнике. Остальное - притянутая за уши концепция. Но Паша ещё должен выстрелить! Не может такого быть, я его хорошо знаю. Мы все ещё увидим офигительное кино или спектакль по его тексту, где никто не будет задавать этих неудобных вопросов "Что это было".
Все новости ›