Мне даже актеры с упреком говорят: «Что за балет, Вася?»

Оцените материал

Просмотров: 24961

Василий Бархатов: «У меня Луиза с Фердинандом знакомятся на рок-концерте»

Андрей Пронин · 24/06/2011
Известный оперный режиссер рассказал OPENSPACE.RU, что общего у Шиллера с Ником Кейвом, а у пьесы «Коварство и любовь» – с пьесами Юрия Клавдиева

Имена:  Василий Бархатов · Зиновий Марголин

©  Дарья Пичугина / Пресс-служба театра «Приют комедианта»

Василий Бархатов во время репетиции спектакля «Коварство-любовь»

Василий Бархатов во время репетиции спектакля «Коварство-любовь»

С 24 по 26 июня в петербургском театре «Приют комедианта» показывают предпремьеру спектакля «Коварство-любовь» по мотивам хрестоматийной пьесы Шиллера. Накануне показов мы решили узнать у Василия Бархатова, кто, с его точки зрения, виноват в смерти Луизы и Фердинанда и зачем он освещает сцену при помощи торшеров.


— Что заставляет успешного оперного режиссера вдруг обращаться к драматическому театру?

— Ну, это немножко другой язык и несколько другие возможности. Если рассуждать в понятиях музыки, композитор, аранжируя партитуру, понимает, что эту тему должна играть медь, а другую тему — скрипки. А иногда требуется, чтобы хлопали дверью холодильника, ревели болгарки, бетономешалки — и так появляется совершенно иная эстетика, которая не имеет никакого отношения к языку классической музыки. В принципе, на все шиллеровские сюжеты Верди написал оперы, но мне в данном случае хочется взять именно первоисточник и как-то по-своему его рассказать. Такое естественное желание — поговорить на другом художественном языке. У спортсменов есть такое понятие, как общефизическая подготовка: вот и режиссура — она и есть режиссура, и музыкальная, и драматическая, и киношная: какая-то идея, какая-то мизансцена, какая-то мысль, которую через эту мизансцену хочется выразить. А дальше разделяют уже частности — говорят или поют, сценический портал или кадр.

— Когда первый раз вы вышли репетировать в драме, вы с кем-то из мэтров консультировались?

— Человек, которому я буду всегда благодарен, — это покойный Роман Ефимович Козак, у которого в Театре Пушкина я ставил шиллеровских «Разбойников». Роман Ефимович хорошо знал особенности актеров, а еще у него был удивительный талант вникать в стилистику режиссера, который у него работает. Без всякой ревности худрука. Он подсказывал, как в моей стилистике добиться от актера того, что мне нужно. «Я понял, чего ты хочешь. Ты должен такому-то артисту сказать то-то и то-то».

©  Дарья Пичугина / Пресс-служба театра «Приют комедианта»

Репетиция спектакля «Коварство-любовь»

Репетиция спектакля «Коварство-любовь»

— В драмтеатре отдыхаете от музыки?

— А вот и нет. Так или иначе, во всех моих спектаклях музыка играет важную роль. В «Разбойниках» герои пели песни Шуберта, в «Коварстве» — другая музыка, современная. Это будут произведения Ника Кейва, Nirvana, Muse, Queen. Они оба у меня слушают рок — Фердинанд и Луиза, современные подростки. Только он сын крупного предпринимателя, а она — дочка таких фриковатых хиппи, для которых ролевыми моделями служат Леннон и Йоко Оно. И папаша Луизы, кстати, держит такую странную полуподвальную студию звукозаписи, куда приходят музицировать всякие эксцентричные дарования. В Питере, к слову, много таких студий, вот на Моховой была, рядом с Театральной академией, там постоянно какая-то удивительная жизнь кипела. У нас, правда, спектакль будет не про Россию, действие в Западной Европе происходит…

Читать текст полностью

Ссылки

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:2

  • Vladislava Kuprina· 2011-06-25 00:40:04
    Какой глупенький)))
  • Tania Frolova· 2011-06-26 20:58:58
    ой как напомнило постановку в Шаубюне Фалька Рихтера "Kabale und Liebe"...
Все новости ›