В нашем спектакле будет произведена попытка поставить оперетту по оперным законам.

Оцените материал

Просмотров: 11379

Василий Бархатов, Зиновий Марголин: «Перьев у нас не будет, а вот фонтан – да. Но только маленький»

Дмитрий Ренанский · 15/03/2010
Режиссер и сценограф «Летучей мыши» в Большом – о своем спектакле

Имена:  Василий Бархатов · Зиновий Марголин · Иоганн Штраус

©  РИА Фото

Сцена из опретты «Летучая мышь», презентация 12 марта на сцене Большого театра

Сцена из опретты «Летучая мышь», презентация 12 марта на сцене Большого театра

— Когда вы планировали постановку «Летучей мыши», вы осознавали, во что ввязываетесь? Ведь оперетта — это не только брызги шампанского, но и…

Василий Бархатов: …предельно бессмысленный и нефункциональный жанр, entertainment в чистом виде, который был по-настоящему нужен разве что во времена Великой Отечественной войны. Люди нуждались в инъекциях щенячьей радости жизни, и тогда единственная функция оперетты — поднимать настроение — была очень актуальна. Но в мирное время какая-нибудь «Марица» оставляет только…

Зиновий Марголин: …чувство неловкости: плохие голоса, дешевые декорации, отсутствие режиссуры. Оперетта — это лишь плохой музыкальный театр, жанр-сателлит. Причем не только в экс-СССР: «Летучая мышь», которую я видел в венской Volksoper, ничем принципиально не отличалась от «Летучей мыши» в театре какого-нибудь областного центра России.

— Разве «Летучая мышь» вполне оперетта?

В. Б.: Разумеется, нет. Так не считал даже сам Иоганн Штраус, жаловавшийся в письмах на то, что его opus magnum принимали за комическую отписку. «Летучая мышь» производит ложное впечатление сочинения простого и бесхитростного — в действительности оно очень конструктивно сложно. Для меня эта партитура своего рода музыкальный «Код да Винчи», в ней зашифровано невероятное количество информации. История Европы, национальные конфликты, социальные спарринги — обо всем этом Штраус умудряется говорить смеясь.

З. М.: Вот-вот, смеясь. Мы старались ни на секунду не забывать о том, что ставим не «Воццека», скажем, а именно «Летучую мышь». Подтексты подтекстами, но я не думаю, что в этом произведении существуют какие-то избыточные содержательные планы. Их, конечно, можно притянуть за уши — но зачем? Современному постановщику сложнее всего удержаться от поиска тех смыслов, которых в сочинении нет. Разобраться бы с теми, что есть.

— Про что тогда, по-вашему, «Летучая мышь»?

В. Б.: Про зарю эмансипации. Не нужно забывать, что породившая «Летучую мышь» Вена не только столица штруделей, но и город Зигмунда Фрейда. Это произведение — дитя той эпохи, когда европейское общество начинало психологически и сексуально раскрепощаться. Герои «Летучей мыши» — по-разному сытые люди, которые жаждут от жизни нового опыта, новых ощущений.

— «Летучая мышь» как трехактная ролевая игра?

В. Б.: Это произведение о глобальном разрушении границ. О том, что все человеческие законы и заповеди можно легко нарушить, извиниться, свалив все на затуманившее рассудок шампанское (пока еще брют, а не кокаин, который заменит в Вене шампанское через каких-то двадцать-тридцать лет), отряхнуться — и пойти дальше.

Читать текст полностью

Ссылки

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:10

  • egonbay· 2010-03-18 20:46:21
    Случилось то, что и должно было случиться. Провал. Полный и окончательный. Торжество бездарности во всем, в режиссуре, в кастинге, в сценографии, в идее, креатуре, времени подачи. Это даже не всплывший посреди болота зловонный пузырь. Это вакуум.
  • abyrvalg· 2010-03-18 23:21:10
    то что случилось - месть Штрауса.. Благородная идея создания авторского спектакля требовала убедительного ее воплощения..увы
  • egonbay· 2010-03-19 00:00:04
    Это не месть Штрауса, а вопиющая некомпетентность и ремесленничество.
Читать все комментарии ›
Все новости ›