Оцените материал

Просмотров: 31430

Беззвучный шум: Александр Долгин vs. Демьян Кудрявцев

18/09/2008
ШУМ В СЕТИ. — ЭКОНОМИКА ДАРА. — ЗАЧЕМ 10 ЦЕНТОВ МИХАИЛУ ПРОХОРОВУ?

Владимир Санин. Я бы хотел вернуться чуть назад, к реплике Долгина про облегчение горизонтальных транзакций. У меня есть ощущение, что оно происходит не только в культуре, но и, например, в экономике. Сети облегчают эту горизонтальную транзакцию во всех системах или нет?

Александр Долгин. Сложная система часто поглощает, снижает выигрыши, которые возникают на старте. В случае социальных сетей легкость высказывания сводится на нет бесконечным количеством реплик. Да, транзакции дешевые, но выбор качественного контента затруднен, эфир зашумлен. Это своего рода потоковая лента, беда технологий web2.0, то есть контента user generated. Эту потоковую ленту можно сравнить с магнитофонной, которую замучаешься перематывать, чтобы найти нужное место.

Но сейчас уже созданы компьютерные технологии, которые радикально повышают КПД выбора. Они позволяют обнаружить среди ассортимента, стократно превышающего возможности человеческого восприятия, то, что тебе действительно понравится. Они позволяют не перелопачивать все, что обречено уйти в отвалы. Это web3.0 (user certificated content), который грядет на смену сегодняшнему web2.0 (user generated). Web3.0 неразрывно связан с рекомендательными сервисами на базе пользовательской фильтрации — и такую систему я создал и развиваю в Рунете под названием Имхонет. Будущее за технологиями отбора, который осуществляется коллективными усилиями участников сети.

Есть еще один важный вектор эволюции — это монетизация блогерской активности. До сих пор, когда речь заходила о деньгах в социальных сетях, сразу пахло катастрофой, потому что игра тут идет по вдохновению, она немеркантильная, а как только туда привносятся деньги, все портится. Но есть один цивилизационный ход, который, я уверен, решит эту проблему. Это когда весомые, читаемые авторы в сети будут получать деньги за свою работу. Только они будут получать их не в качестве рекламных поступлений и не за участие в «джинсе» (что не особо и получается, потому что интернет-сообщество мигом это раскусывает). Они будут получать такие средства в виде добровольных благодарственных платежей от своих читателей и почитателей. И в тот момент, когда сумма вознаграждения, которую автор сможет получать в сети, станет соизмеримой с сегодняшними гонорарами в СМИ, возникнет рабочая, продуктивная ситуация конкуренции.

Демьян Кудрявцев. Не будет работать. Но затея очень благородная.

Владимир Санин. Почему?

Демьян Кудрявцев. По многим причинам. Дело даже не в том, что я тут представляю традиционные СМИ, а в том, что я человек, который первый начал платить за блоги в интернете в 1996 году. Тогда это не называлось «блоги», тогда это называлось русским словом «обозрение». Их было около десятка, и все они были на содержании нашей компании. Эти обозрения не должны были писать про наш бизнес. Просто если человек пришел в интернет, он там должен же что-то делать, что-то читать, и поэтому не важно, что там пишут, даже пусть пишут «Кудрявцев дурак».

Владимир Санин. Вы пытались его задержать, потому что речь шла о dial-up и повременной тарификации.

Демьян Кудрявцев. Конечно. И на Западе есть примеры подобного рода активности; есть люди, которые получают деньги давно; не говоря уже о Technorati, о ребятах, которые зарабатывают много и успешно.

©  Евгений Гурко

 Демьян Кудрявцев

Демьян Кудрявцев


С чем я совершенно согласен, так это с тем, что вопрос рекомендаций главный. Рекомендации должны существовать поверх поисковых сервисов. Так работает рейтингование фильмов в AppleTV или книг в «Амазоне» — через произвольные и непроизвольные действия пользователя. Одно дело — сколько людей прочли, а другое — сколько людей плюнули или погладили по головке. И у того и у другого есть коэффициенты при оценке. Другой вопрос, что такая комплексная машина не может быть, к сожалению, сделана в одном конкретно взятом месте. Потому что она работает только в том случае, если одновременно обрабатывает большой массив и является дочкой этого массива, то есть следствием тех связей, которые внутри него образуются. Это сегодня может сделать, скажем, Google, но проблема в том, что тогда это будет восприниматься почти как «правительственное» действие. Эта технология должна народиться на стыках больших массивов.

Вот у «Амазона» есть свои рейтинги, им доверяют, потому что сообщество за тебя уже отобрано. То же самое в блогах. Есть два миллиона русских блогеров только в LiveJournal. Ну и что? Мне от них не тепло и не холодно. Я уже отфильтровал себе ту референтную группу в моих 100 человек, которая обязательно сошлется на то, что мне надо.

Теперь что касается пользователей. Смотрите, будут платить — слава богу. Но на сегодняшний день ни один из блогеров, пользующихся реальным читательским интересом, не зарабатывает 500 долларов, или даже 3 тысячи, или 5. Они зарабатывают гораздо больше. Они потому и интересны как пишущие, что состоялись вне рамок письма. Вот Михаил Прохоров, вот Дмитрий Воденников, который собирает по четыреста человек в зале, — зачем им ваши 10 центов? Они потому и интересны читателям онлайн, что без них обходятся. Если Дмитрий Воденников начнет хотеть у читателей10 центов, сначала ему дадут их, а потом в него же кинут помидором. И правильно ему будет эти 10 центов не брать.

Владимир Санин. Есть ли у Александра Долгина что возразить на это?

Александр Долгин. Демьян постулировал две вещи, несколько, простите, кавалерийским образом: не может быть, потому что не может быть никогда, что подтверждает его, Демьяна, собственный опыт. Экономика ближайшей пятилетки (и уж точно десятилетия) — это экономика дара, микропатроната. То есть добровольной подачи сигнала в адрес создателей чего-либо — сигнала, символизирующего, что они тебя порадовали. Это уникальное и весьма ценное право и одновременно высшая свобода — сформулировать и выразить свое персональное мнение так ясно и с такой пользой для общего дела. Можно привести несколько примеров в подтверждение этой логики. Во-первых, как вам известно, модель street performance protocol (чаевые уличным музыкантам) во многих случаях работает. Известный пример — эксперимент Стивена Кинга: он выкладывал свою книгу «Растение» частями в сети, и любой желающий мог бесплатно скачивать текст; правда, набрав где-то полмиллиона долларов, Кинг так и не довел дело до конца. А группа Radiohead недавно собрала порядка 8 миллионов долларов за свой альбом «In Rainbows», позволив скачивать его бесплатно и потом платить в соответствии с полученным удовольствием. Но я вспомнил об этих прецедентах совсем не в защиту, а скорее в опровержение того, о чем идет речь. Потому что любой подобный эксперимент, когда он, единичный, успешен уже в силу своей маргинальности.

Совсем другое дело — масштабная, устоявшаяся практика. Когда она войдет в обиход как общественная норма или утвержденное добро, к ней лавинообразно присоединится множество хороших людей. Технически, инструментально это будет выглядеть так: у тебя есть на счете 10 долларов — это бюджет на месяц, который ты можешь распределить между авторами статей, песен, фильмов. Одним нажатием кнопки со счета списывается некоторая сумма. Процесс очень прост, и речь идет о микроплатежах. Это вполне работоспособная модель — достаточно посмотреть на статистику sms-голосований, когда из какого-нибудь города, даже не миллионника, в течение вечера поступает SMS на десятки тысяч долларов: люди хотят, чтобы Чубайс победил или чтобы их любимец с «Фабрики звезд» вышел на первое место.

Владимир Санин. Это в каком городе у нас люди хотят, чтобы Чубайс победил?

Демьян Кудрявцев. Ничего-ничего, есть много людей, которые готовы заплатить за это сто тысяч долларов.

Александр Долгин. Так вот, потребность в благо-дарении в человеке присутствует, и только невнятное инструментальное оформление не позволяет ей реализоваться.

Демьян Кудрявцев. А можно вопрос? Скажите, пожалуйста, а при наличии пиратской музыки разве факт покупки легального диска не является даром, который вы и так делаете, покупая диск?

Александр Долгин. Кому?

Демьян Кудрявцев. Тому, кто этот диск произвел.

Александр Долгин. Продюсеру, дистрибьютору или автору? В легальном диске вознаграждение автора составляет от 5 до 12, в случае со звездами — 16 процентов. Всё остальное — оплата дистрибутивной и промоутерской цепочки...

Демьян Кудрявцев. Нет, в России это не так. Приведу пример. Если очень грубо, общий доход последнего диска, который мы выпускали, был миллион, из которых 200 тысяч нужно было, чтобы его напечатать, 300 стоили права, еще 300 — распространение и продвижение и 2000 тысяч — наша прибыль. Так что автору, он же владелец прав, досталось 300 тысяч из миллиона. Но я хочу вернуться к покупке легальной продукции как к проявлению поддержки. Ведь вы можете скачать текст Пелевина из сети, вы можете взять книжку у знакомого и прочитать, но вы идете в магазин и ее покупаете...

Александр Долгин. Поддержка, о которой вы говорите, деперсонализирована. Факт покупки в сегодняшней культуре не означает прямого волеизъявления. Box office, кассовые сборы — это очень косвенный признак, как и чарты. Возьмите лондонский Top-20 или американский Hot-100 — скорее всего, вам ничего там не понравится. Это не про вас, поскольку построено на продажах. А продажи — это функция промоушена, брендинга и прочего. Все это очень косвенный сигнал, его никак нельзя путать с тем, что лично я этому продюсеру, автору, издателю адресно перечислил деньги. Это беспосредническая схема, которая приведет к радикальному переустройству торговой системы.

Теперь что касается сертификации и фильтрации. Упоминая об экспертизе, язык не поворачивается говорить о рейтингах. Рейтинги построены на усреднении, во время которого стирается важнейшая информация, это малоинформативный инструмент... Что на «Амазоне» нет фильтрации по художественному вкусу, это уж поверьте. Так что говорить о доверии рейтингам опрометчиво. Посмотрите индивидуальную оценку многих людей, сопоставьте ее с рейтингом — и вы увидите различие.

Ссылки

 

 

 

 

 

Все новости ›