Оцените материал

Просмотров: 3800

Подать ее сюда

Алексей Ерёменко · 04/12/2008
Историк АЛЕКСЕЙ ЕРЁМЕНКО о хозяевах «Троицы», сходстве Кремля с Версалем и других любопытных подробностях скандала вокруг Рублева

©  Getty Images / Fotobank

Подать ее сюда
В споре вокруг «Троицы» Рублева много говорят об истории. Причем в основном тема поднимается, условно говоря, «клерикалами», а не «музейщиками», и поднимается в атакующем ключе: дескать, это же награбленное церковное имущество, надо возвращать. Первым высказался священник Владимир Вигилянский, руководитель Пресс-службы Московской Патриархии, назвавший музейных работников «хранителями краденого». Его поддержали многие другие — включая таких честных и хороших людей, как Федор Сваровский.

Увы, у хороших людей не обязательно хорошие аргументы. И в данном случае апелляция к тому, что проклятые большевики все разграбили, есть не что иное, как старая добрая ревизия истории. Этот вид спорта особенно популярен в России, тысячелетняя история которой пересматривается активно и постоянно, однако ничего хорошего в нем все равно нет. Ведь это та же самая логика, по которой всех белых и черных из Америки нужно выселить, а континент отдать индейцам.

Революция 1917 года была не заговором кучки злобных евреев, а ключевой точкой грандиозных исторических процессов. Это был прорыв плотины, который снес старое, уже нефункциональное социальное и политическое устройство и создал новое общество и новую страну. Они тоже были уродливыми, но, как писал Довлатов, «Советская власть — не форма правления, а образ жизни многомиллионного государства».

К историческим событиям, собственно, можно относиться как угодно, но загонять исторический процесс в рамки юриспруденции — идея обреченная. А падение Русской православной церкви, равно как и дворянства и прочих дореволюционных реалий, было историческим процессом. Его санкционировала новая власть. Его поддержало тогдашнее общество — большая его часть. Более того, с тех пор прошло почти сто лет. Той церкви больше нет. Поэтому у церкви больше нет «Троицы», как нет у Романовых власти в России.

Американцы не уедут из Америки. Косово заселено албанцами, а не сербами. Турция не будет платить за армянский геноцид, а Москва — за Голодомор. Список можно продолжать очень долго. Но и так ясно, что потеря православной церковью храмов, утвари, земель, икон и статуса государственной религии в него вписывается. Это может быть некрасиво с моральной точки зрения, но это реальность исторических и социальных процессов, которые назад не отматываются. У общества нет кнопки Rewind.

Конечно, в жизни все непросто. Жертвы Холокоста, например, по-прежнему получают компенсации за то, что потеряли. Однако Холокост был такой один, он был позже революции, и, наконец, он был на Западе. В России букву закона никогда не блюли всерьез. Неслучайно ельцинский указ о реституции церковного имущества тоже не выполняется — причем в большинстве случаев и общество, и РПЦ с этим согласны. В такой ситуации кропотливые выяснения, кому принадлежит «Троица», выглядят ханжеством. «Закон что дышло, куда повернешь, туда и вышло».

Здесь, кстати, уместно напомнить предположение, высказанное на Радио «Свобода» священником Яковом Кротовым. По сведениям Кротова, идея вынести «Троицу» изначально исходит вообще не от РПЦ, а от Светланы Медведевой и ее духовника Владимира Волгина. Естественно, подтверждений нет и быть не может: как верно подмечено, у нас и олигархи секретятся не хуже Джеймсов Бондов, что уж говорить о представителях «вертикали власти». Но если — в порядке мысленного эксперимента — допустить, что это было бы правдой, получается совсем некрасиво. При «короле-солнце» фаворитизм был в моде. Но XVII век кончился, и Кремль не Версаль.

А впрочем, даже если и не Медведева. В деле все равно есть социальный аспект, и он в том, что в серьезное и массовое благочестие, направленное на «Троицу», не верится. Нет, не у всех: Сваровский наверняка искренне пишет, что для него перевод церковных предметов из музеев в храмы — «часть […] веры и уважения к святыням». Однако Сваровский говорит за всех православных, а за вычетом просвещенного меньшинства основная масса россиян, называющих себя последователями РПЦ, мало задумывается о вопросах веры и иконопочитания.

Основная масса россиян вообще мало задумывается. И в церковь ходит в лучшем случае два раза в год. А веру использует как удобный маркер самоидентификации, в 99 процентах случаев увязанный с национально-имперской гордостью, шовинизмом и классовой ненавистью. Для многих икону нужно вынести уже потому, что очкастые против.

Openspace.ru цитировал блогерскую фразу: «Зад оторвать и приехать помолиться в Лаврушинский — неохота, доставьте нам “Троицу” сюда». Хорошо сказано, одна проблема: большинство даже и не знает, что «Троице» можно поклониться в Лаврушинском. И не интересуется знать. Именно поэтому и остается возражать фразой более близкой и понятной — той, которая из рекламного ролика: «Не дышите на шедевры!» Что тоже, правда, кстати.


Еще по теме:
Фаина Балаховская. Мы вам не верим, 4.12.2008 Федор Сваровский. «Троица» и ее хозяин, 24.11.2008
ГТГ строит Троицемобиль, 20.11.2008
Третьяковка уступит «Троицу»? 19.11.2008


Последние материалы рубрики:
Алексей Ерёменко. Ругни пиндоса, 19.11.2008
Ксения Лученко. Сам дурак. Реплика на реплику, 30.10.2008
Иван Боганцев. К статье Сваровского. Реплика, 23.10.2008
Федор Сваровский. Кто боится человека с крестом, 7.10.2008

Ссылки

 

 

 

 

 

Все новости ›