Оцените материал

Просмотров: 13652

Сам дурак. Реплика на реплику

Ксения Лученко · 30/10/2008
В дискуссию о людях с крестом включается КСЕНИЯ ЛУЧЕНКО, которая обвиняет интеллектуалов-безбожников в мракобесии и отсутствии знаний о гигиенических привычках священнослужителей

©  WGA

 Неизвестный автор. XV век

Неизвестный автор. XV век

Федор Сваровский открыл тему, написал о пережитом, о том, как трудно быть верующим православным христианином и при этом оставаться «нормальным» профессионалом, входить в корпоративную среду, быть состоятельным на рынке труда. И его высказывание, безусловно, заслуживает уважения. Уже потому, что автором сделана попытка структурировать аргументы, которые ему, по-видимому, регулярно приходится приводить в дискуссиях с сослуживцами и друзьями. На мой взгляд, в его тексте есть два существенных недостатка: периодически автор переходит на интонацию оправдывающегося и к тому же говорит с глубоко приватной позиции одиночки.

Единственный сильный ход, который возможен в этой полемике, — выступить медиатором, посредником между двумя группами людей. Назовем их условно «интеллектуальной общественностью» (я специально не пишу «либеральной», чтобы разговор не приобретал лишних политических коннотаций) и «православной».

Дело в том, что диалог, происходящий в последние несколько лет между этими двумя социальными группами (которые, безусловно, оказывают колоссальное влияние на общественное мнение), строится на стереотипах и приобрел уже совершенно гротескный характер. Причем удивительно, что потрясающей дремучестью (политкорректным словом «некомпетентность» это явление уже не описывается) отличаются не православные, а светские интеллектуалы. В их головах образ верующего человека и Церкви до сих пор соответствует картинкам из большевистского пропагандистского органа «Воинствующий безбожник». С этими химерами и воюют.

Свежий пример. Талантливый медиаменеджер, один из корифеев российского издательского бизнеса, Сергей Пархоменко совершенно справедливо сетует на то, что у нас люди не читают нон-фикшн, потому что не сформирована культура общественного диалога. И вдруг выдает: «У нас проблемы религиозной и антирелигиозной пропаганды носят тупой политический характер — это вопрос о том, каким образом церковь встраивается в машину возрождения или восстановления этой дутой имперскости, ходят у нас начальники со свечками или не ходят, лезет ли церковь в тюрьму, в школу и в больницу в лице сального безграмотного попа или не лезет». Вот, пожалуйста, полный набор. Как-то странно объяснять хорошо образованному и уважаемому человеку, что попы весьма грамотные, а некоторые с научной степенью и голову моют каждый день. А если вдруг обнаружится, что священник пахнет иностранным парфюмом, раздастся хор: «Небось олигархов доит! А где аскетизм, где духовность? Где благородная нищета?» На колу мочало, начинай сначала.

Господину Пархоменко могу порекомендовать ознакомиться с материалами, например, Международной богословской конференции, любой докладчик которой подошел бы в качестве автора нон-фикшн самого высокого уровня.

Менее химерические аргументы изложены в реплике Ивана Боганцева «К статье Сваровского»: «Как совместить понятие греха, т.е. нарушения закона Божьего, и понятие преступления, т.е. нарушения закона мирского». И дальше: «Власть, оказавшись в руках даже умеренного православного человека — без топора и думающего исключительно о своей душе, — приведет к реальным ограничениям гражданских прав и свобод».

©  WGA

 Ян ван Эйк. Гентский алтарь. Поклонение агнцу (деталь)

Ян ван Эйк. Гентский алтарь. Поклонение агнцу (деталь)

Здесь, думаю, не лишним было бы напомнить, что мирские законы, по которым живут государства нынешней цивилизации, как русская литература из гоголевской «Шинели», вышли из Декалога и Евангелия. И, в общем, было бы неплохо иногда обращаться к первоисточнику, иначе рано или поздно мы окажемся в обществе, в котором будет «все дозволено».

Дискуссия о правах, свободах и их возможных ограничениях десятилетиями ведется во всем мире. Русская православная церковь, со своей стороны, в июне этого года приняла на Архиерейском соборе документ «Основы учения Русской Православной Церкви о достоинстве, свободе и правах человека», с которым хорошо бы ознакомиться, прежде чем приписывать воображаемому оппоненту гипотетические утверждения.

Что касается мотивации действий власти, то вопрос вопросов: должна ли быть у этой мотивации нравственная основа или власть — это всегда абсолютный примат закона, исключающий все моральное или человеческое. В Евросоюзе полно политиков, не скрывающих свою христианскую ориентацию, вышедших, например, из католического движения Communione e liberazione (Марио Мауро, Рокко Бутильоне). И у них есть свой устойчивый электорат — почему-то это воспринимается не как ограничение прав и свобод, а как демократическое завоевание.

Вообще, на мой взгляд, тупик, в который, толком не начавшись, зашел разговор между светскими и церковными интеллектуалами, объясняется тем, что обе стороны смотрят друг на друга из-под опущенных забрал. Как известно (и этот аргумент почему-то работает в случае с разнообразными меньшинствами), страхи и вражда происходят от незнания, боятся всегда чужого и необъяснимого. Концепция «понять другого» вполне вписывается в либеральный культ толерантности. Только христиан у нас почему-то даже за «других» не считают.

На Западе диалог интеллектуалов из двух лагерей имеет давние традиции и успешно продолжается в наши дни. Изданы, стали бестселлером и переведены на русский язык «Диалоги о вере и неверии» Умберто Эко и кардинала Мартини; Фредерик Бегбедер выпустил книгу бесед с Монсеньором Ди Фалько. Биолог-атеист Ричард Докинз, которого восхваляет Пархоменко, встретил отпор в лице великого генетика Фрэнсиса Коллинза, считающего работу над расшифровкой генома человека изучением «языка, на котором пишет Бог».

В России же дискуссия низведена до уровня «дурак — сам дурак», до которого, как только речь заходит о религии, опускаются даже яркие и талантливые интеллектуалы.

Автор — редактор телепередачи «Русский взгляд» (3-й канал), исследователь религиозных коммуникаций


Еще по теме:
Федор Сваровский. Кто боится человека с крестом
Должен ли куратор спрашивать разрешения у церкви?
Виктория Никифорова. Казнить нельзя смотреть
Иван Боганцев. Против Сваровского. Реплика

Ссылки

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:13

  • seafarer· 2008-10-30 15:03:00
    Проблема в том, что "интеллектуальная общественность" в основном хорошо образована в области художественной. Война и Мир и Братья Карамазовы успешно заменяют историю и философию.

    Поэтому любой серьезный разговор автоматически переводит в область морали, нравственности и личных свобод: "да-да, в Германии в 30-х тоже так начиналось".

    Кроме этого существует убеждение, что единственная проблема , которую нужно решить для построения гармоничного общества - это обеспечение максимальной свободой отдельного человека. Общество как некий субъект , перед которым у человека есть ответственность и долг, обычно не рассматривается. (Отсюда, кстати, происходит глубокое убеждение, что Православная Церковь должна на коленях просить прощения перед обществом за геноцид ведьм, который устроили католики, да и вообще за все : ) )

    Наша Церковь, да и вообще любая традиционная религия, оперирует другими ценностями. Я думаю, сейчас немного людей понимает, какие цели преследовали цари и духовенство, когда объявляли Москву Третьим Римом, и в чем истинный смысл Империи.

  • aeremenko· 2008-10-30 16:03:42
    На мой взгляд, из этой дискуссии исчез социальный аспект, и совершенно зря. Потому что страх не-православных перед православными - это во многом страх среднего класса перед нашими ширнармассами, которым сейчас удобно идентифицировать себя как "верующих". Хотя о вере тут речи не идет, а идет она о социальном напряжении, ненависти к богатеньким и очкастым, и прочим известным реалиям российской жизни.
  • kro-p· 2008-10-30 19:07:08
    Действительно, разговор глухого со слепым. Нет, не социальный здесь спор, а экзистенциальный – не побоюсь этого слова. Раньше мне тоже казалось, что православных не любят из-за РПЦ, из-за пошлой неоправославной риторики властей. Теперь я практически не сомневаюсь в том, что это не так. Мои наблюдения показывают: образованные люди НЕ ЛЮБЯТ (в порядке убывания, наверное) местное православие, православие, христианство, Евангелие, религиозность вообще. Каждая нелюбовь имеет свои обоснования. Например: «У вас всегда так: Бог терпел и нам велел»; «Вам лишь бы пострадать»; «Православие как основа русской средневековой культуры не породило культуры диалога, вредило развитию индивидуализма, вредило эстетическому развитию и т.д.»; А ещё религия ограничивает свободу и делает это каким-то занудным старинным способом. А ещё, если религия нравится власти, значит, в ней точно что-то не так. И злым старухам, и бородатым патриотам она тоже нравится... И сколько религию не защищай, сколько не говори: «Религия это круто! Читайте тексты!» - никого это не убедит, и текстов, кстати, тоже никто читать не станет. Лет десять назад многие относились к верующим с интересном, даже с симпатией – почти как к диссидентам, а теперь быть православным неловко и смешно. Я критиков религии понимаю. Они правы во многом. Быть одновременно честным с самим собой, религиозным и современным – я не знаю, как это возможно.
Читать все комментарии ›
Все новости ›