Я буду участвовать в этом обязательно, потому что я снайпер.

Оцените материал

Просмотров: 15239

Тонкая белая линия

27/02/2012
АЛЕНА АРТАШЕВА, АЛЕКСАНДРА ДОБРЯНСКАЯ и МАКСИМ МАРТЕМЬЯНОВ расспросили участников «Белого круга» о жизни после выборов

©  Денис Синяков / Reuters

Участники акции «Белый круг» в Москве 26 февраля 2012 г. - Денис Синяков / Reuters

Участники акции «Белый круг» в Москве 26 февраля 2012 г.

1. Протесты этой зимы многие упрекают в том, что они были слишком веселыми. А вам как кажется?

2. Если протесты станут более агрессивными, вы примете в них участие?

3. Среди ваших знакомых есть поклонники Путина? Что они говорят про него?

4. Как вы представляете свою жизнь и жизнь общества в апреле 2012? А в июле?


Алексей, бизнесмен
К вопросам

1. Людям не хватает праздника в России как такового, у нас сплошные будни, поэтому люди совместили протест и праздник. Я считаю, что это правильно.

2. Протесты обязательно станут более агрессивными, если 4 марта будет то же самое, что и 4 декабря. У людей мирных способов выразить свое мнение не останется. Поэтому где-то через полгода, в августе-сентябре, Россия скатится к гражданской войне. Я буду участвовать в этом обязательно, потому что я снайпер.

3. Мои родители, но я их переубедю. Я к ним отдельно приду и подарю им две бумажки, на которых будет написано «похороны Алексея» и «похороны Лены» (это дочь их). И скажу, что когда вы будете ставить галочки напротив Путина, вы Путина закройте этими надписями – и ставьте галочки. Чтобы, когда вы будете детей своих хоронить, вы знали, чьих это рук дело.

4. Сложный вопрос. Я думаю, что в апреле власть постарается убедить остальную часть общества в том, что с нами невозможно договориться, что мы не принимаем диалога, не идем ни на какие компромиссы и вообще не реагируем. То есть нас выставят в качестве таких экстремистов, которых можно только гасить. Это будет апрель. После этого начнутся полицейские акции (где-нибудь май-июнь), и где-нибудь в августе-сентябре это перерастет в вооруженное противостояние. Когда они поймут, что общество настроено против них, что его оболванили и сказали, что мы – вот такие бандерлоги, которые не понимают человеческого языка, начнутся полицейские акции. Буду ли я стрелять? Нет. Я уже дубинку купил, 815 рублей стоит, очень удобная штука – для скрытого ношения. Я буду применять те же средства, которые против меня будет применять власть. Если применят оружие – пусть пеняют на себя.


Валерий, фотограф (в руках держит палку с шариками из презервативов, на них надписи «Пуй-Хутину!»)
К вопросам

1. Я веселый человек, и чо: пока меня никто по лицу не бьет – я очень веселый и законопослушный. За мои «шары» меня сегодня не ругали, я даже спрашивал тут вот омоновцев, не оскорбит ли их это. Сегодня ведь Прощеное воскресенье, я надеюсь, они меня простят, за то, что я их заставил сюда придти и отработать сегодняшний день.

2. Конечно, если они не собираются санкционировать наши акции, если они занимают наши площади, что же нам делать? По-хорошему ничего не получится. Если они не разрешат на Площади Революции, все равно туда пойдем. Бить они могут только тогда, когда приходят 500 человек, мы ведь стремимся к миллиону – если выйдет миллион, то милиции не хватит. Когда Путин начнет валиться, мы узнаем это по реакции Жириновского. Как только он начнет лаять на Путина, значит – все.

3. К сожалению, есть люди, которые поддерживают Путина. Это просто, мне кажется, любовь к царю, любовь к начальству. Это настоящее быдло, ведь у этого слова в словаре есть определенное значение – люди, которым не нужна свобода, им нужен хозяин, потому что они без хозяина ничего сделать не могут. Как в том фильме, где барин отпустил крепостного, а тот в ответ взмолился: «Ты что, хозяин, что же я с этой свободой буду делать?»

4. Протесты после выборов усилятся, властям придется после выборов повысить тарифы ЖКХ, на метро, и тогда люди будут недовольны еще больше, а к ним присоединятся еще и еще. А на счет агрессии... Главное, чтоб не было смертей, как в 90-е. Прямо на этом месте, на моих глазах тогда совершенно по глупости погибло трое молодых ребят. Вот чего мы должны не допустить.

©  Татьяна Макеева / Reuters

Участники акции «Белый круг» в Москве 26 февраля 2012 г.

Участники акции «Белый круг» в Москве 26 февраля 2012 г.



Михаил, инспектор по кадрам (в руках у него конь из папье-маше в белом халате)
К вопросам

1. Кто веселится, тот веселится, почему бы и нет? Мой конь в пальто... Даже не в пальто, в халатике – пальто тяжело носить... Ну, что я могу сказать, он показывает, что животные тоже за нас!

2. Возможно. Мне нравится Удальцов – будущее нужно связывать с молодежью.

3. Я вообще не знаю в России хоть одного человека, который поддерживает Путина. Даже его жена, хотя, как я понимаю, ее у него нет. На Поклонную приехали люди, которым оплатили проезд. Для них это единственная возможность погулять по Москве.

4. У нас сейчас только одна идея – чтоб не было Путина. Это выборы без выборов – из кого выбирать? У меня два высших образования, а зарплата – 7,5 тысяч, и 4 года не повышалась, как и пособие по безработице... Путин сказал, что он будет повышать зарплату армии и полиции, чтобы она его защищала, в десять, двадцать раз. Но если он придет к власти, скорее всего, будут какие-то репрессивные меры по отношению к тем людям, которые протестовали этой зимой.


Инна, активист движения «Солидарность»
К вопросам

1. Я считаю, что грустных протестов за эту зиму было полно, и просто рада за тех, кто участвовал только в веселых. Эта власть тем и плоха, что чувством юмора не обладает.

2. Я в любом случае буду участвовать в протестах, но если люди будут вести себя агрессивно, буду пытаться их уговорить. Просто не знаю, насколько хватит моих сил.

3. Многие люди относятся равнодушно к власти Путина, многие боятся коммунистов настолько, что если выбор встанет между Зюгановым и Путиным, будут голосовать за Путина, но я хочу сказать: эти люди, вынужденно оказавшиеся сторонниками Путина, не являются его поклонниками.

4. Я не представляю, что будет происходить в России весной. Перед зимними событиями я думала, что до возникновения гражданского общества в России 200 лет. А сейчас уже считаю, что предполагать, с какой скоростью будут развиваться события, мы не можем, а можем только стараться снизить агрессию. После того, как люди поучаствовали в этом зимнем карнавале, они стали другими, почувствовали свою силу – равнодушия точно не будет, а каких-то серьезных резких перемен прямо в день выборов, ждать, конечно, не стоит.


Георгий Боровиков, руководитель объединения «Русские» в Москве
К вопросам

1. Протест должен быть радостным, веселым, скучный протест – это вообще не протест. Умирать надо радостно, и садиться в автобус ОМОНа нужно тоже радостно – это я говорю, как отсидевший пять суток. Вместе с Навальным, кстати.

2. Если протесты будут против сегодняшнего режима, против Путина, конечно, я буду участвовать во всех возможных. Я не хочу говорить некоторые вещи, которые могут стать для меня проблемой, но я призываю активно протестовать, потому что Карфаген должен быть разрушен, сегодняшнюю власть нужно заменить на нашу народную, настоящую демократическую власть.

3. Я думаю, что у людей, которые вышли на Поклонную сами, плохо с мозгами или они плохо учились в школе.

4. Что будет весной, или позже – это знает только Господь Бог и, может быть, чуть-чуть могут смоделировать аналитики. Но все зависит от нас, нашей воли, и если мы захотим, то устроим наш русский Майдан. Предлагаю тотальный бойкот. Хотя на выборы, ходить, конечно, стоит, чтобы на следующее утро проснуться с осознанием фальсификаций. Как говориться, выбора нет – выборам нет!

©  Фадеичев Сергей / ИТАР-ТАСС

Участники акции «Белый круг» в Москве 26 февраля 2012 г.

Участники акции «Белый круг» в Москве 26 февраля 2012 г.



Элвис, режиссер
К вопросам

1. Митинги у нас крайне веселые, с апокалиптичным предчувствием конца света и гражданской войны, я бы сказал.

2. Возможно.

3. Да, я знаю людей, которые любят Путина. Они итальянцы, хорошо знакомы с мафиозным управлением, и хотят просто поцеловать Путина в его накаченный пресс.

4. После выборов... Я думаю, если он победит, я буду сидеть на горе трупов противников Путина, где-нибудь рядом с Историческим музеем, и мне останется только, как Марине Абрамович, счищать мясо с костей.
Страницы:

Ссылки

 

 

 

 

 

Все новости ›