Оцените материал

Просмотров: 12121

Ясеневский стрелок и его братья

Дмитрий Ткачев · 15/06/2009
ДМИТРИЙ ТКАЧЕВ решил изучить подоплеку недавнего бума вокруг обстрелянного в Ясенево детского сада и выяснил, что за деревьями не видно леса
Итак, МВД усилит контроль за оборотом пневматического оружия. «В основе правонарушений, связанных с применением пневматического и иного оружия, лежит правовая неграмотность и нигилизм, считают в МВД». «Министерство готовит нормативно-правовые акты, направленные на введение обязательного обучения граждан, впервые приобретающих оружие».

Это абстракционистское сообщение из семи строк появилось на ленте «Интерфакса» 9 июня в 13.10 и не содержало даже обычной в таких сообщениях формулы «в связи с участившимися в последнее время случаями N». МВД усилит контроль за оборотом просто так, без причины и объяснений. Трогательный магизм — как будто, называя зло по имени, мы рискуем его притянуть или умножить; воображению предстает, конечно, милицейский пресс-секретарь, осеняющий себя торопливым, испуганным убористым крестом.

Колебаний в блогосфере усиление контроля за оборотом не вызвало никаких, что странно: статистика «Яндекса» изображает популярность темы «стрельба по детям» в виде кривой, которая после 1 июня устремилась вверх почти вертикально. Впрочем, по порядку.

9 августа 2007 года пятеро мальчишек 10—12 лет из питерского пригорода Тярлево играли на улице. Для точности: это была Нововестинская улица, дом 26. Примерно в 15.30—15.40 из подъезда напротив вышел мужчина с пневматической винтовкой, отстрелялся и победителем вернулся домой. Задержали его позже, а единственного пострадавшего (12 лет) госпитализировали «с незначительной травмой» (ушиб затылка).

30 сентября 2007 года трое, предположительно, недоумков («ученик восьмого класса столичной школы, студент одного из московских вузов и продавец коммерческой фирмы») пристреливали пневматическое ружье «Байкал-512» на территории детсада № 2534 в Митино. «В результате обстрела ранен один воспитанник детского сада: ушиб мягких тканей получил мальчик 2002 года рождения».

15 апреля 2008 года сайт dni.ru, не утруждая себя подробностями, написал о малолетних питерских хулиганах, обстрелявших из пневматической винтовки ясли-сад.

30 апреля 2008 года в Москве из пневматики прострелили ногу семилетнему мальчику, который гулял под присмотром бабушки во дворе своего дома на Варшавском шоссе.

20 мая 2008 года три девочки из микрорайона Поволжский, Тольятти, скакали по крыше железного вагончика. Грохот, надо думать, они подняли адский: из-за забора ближайшего дома по девочкам открыли пневматический огонь. «Скорая» промыла 12-летней Насте «ссадины от пуль в области левого плеча и поясницы» и уехала, а тольяттинский городской портал tlt.times с понятным классовым чувством уточнил, что ближайший к вагончику дом принадлежит директору санатория «Газпрома» Леониду Школьникову.

Новогодней ночью 2008—2009 года 30-летний Валерий Пахомов из Воткинска, Удмуртия, наставил пневматический пистолет на свою спящую дочь Ульяну и расстрелял ее в упор. Отец изгонял вселившихся в девочку бесов. Ульяна, двух лет от роду, выжила, хотя и лишилась глаза; участь бесов неизвестна.

17 мая 2009 года «Комсомольская правда» пугала «Ворошиловским стрелком из Нижнего Тагила»: 63-летний Владимир Зверев из пневматического пистолета «Байкал» прострелил колено шестилетнему Владику — чтобы не плескался водой из его бочки.

21 мая 2009 года в поселке Касьяново Иркутской области пенсионер Константин, 76 лет, палил по детям картечью: дети кидались камнями в его теплицу. У пятилетнего Никиты были зафиксированы огнестрельные ранения ноги и брюшной полости. Константина показали в региональных «Вестях»: он был, как это ни смешно, в ушанке, курил и оправдывался.

Не стесняя себя хронологическими рамками последних двух лет и границами РФ, список можно продолжать до бесконечности. Стреляли и раньше. Плюс и на Украине и, например, в Молдавии с пневматикой, судя по криминальной хронике, упражняются тоже не в тире.{-page-}

Список, однако, лишь предыстория — история же началась 22 мая 2009 года в 0.47 по московскому времени, когда пользователь skirnevsky оставил в ЖЖ лаконичный пост: «По детскому саду палят из пневматики — помогите найти идиота!!!»

Около часа дня канал «Рен-ТВ» вострубил апокалипсис: неизвестный обстреливает окна ясельной группы детсада №1051 на Голубинской улице, что в Ясенево. Обстрел, похоже, продолжался с 9-го мая, когда пуля попала в живот одиннадцатилетнему мальчику, проходившему мимо. «Ситуация беспрецедентная». «Три сквозных отверстия в окнах». «Десятки дыр от пуль в метре от детских голов». «Милиция запретила рассказывать об этом родителям, — призналась директриса Валентина Козинева. — Всё это время в окна били пули, и никто ничего не знал. …Детей без прогулки по режиму оставлять нельзя, мы их эвакуировали в более безопасное место».

Агентства взорвались, цитаты и ссылки разлетелись, и новость зажила своей жизнью, размножаясь со скоростью, доступной лишь простейшим.

В 13.14 сайт infox.ru уже приводил уточненные данные о потерпевшем, а то и двух, свидетельства очевидцев, опровержения из детсада, версии следствия, домыслы блогеров и суждения экспертов. (Справедливости ради: цитируя исходный пост skirnevsky, сайт ни разу не сослался на первоисточник.)

Где-то в 13.20 прогулка, но в более безопасном месте, превратилась в срочную эвакуацию детей; в заголовках она шла полным ходом (сайт «Аргументов и фактов», РИА «Новый регион»).

К половине второго понять, что именно происходит на Голубинской, было решительно невозможно — но происходящее казалось величественным, как блокбастер; тревожным, как зарево; и неправдоподобным, как НЛО.

Около трех УВД ЮЗАО выступило с опровержением — о, этот трогательный магизм. «Сегодня никакой стрельбы там не было, и нас никто не вызывал»; «Подобный инцидент был один — 9 мая»; раненый мальчик действительно находится в больнице, но «никакие пули в здание детского сада не попадали». Дело возбуждено по статье 111 УК (умышленное нанесение тяжкого вреда здоровью), «подозреваемые есть, и скоро они будут задержаны».

Дальнейшее общеизвестно: следы таинственного ясеневского стрелка и его мнимых подражателей находили в некрасивом пьяном эксцессе (потому что стреляли на Голубинской и из пневматики) и в романтическом эксцессе ревности (потому что стреляли недалеко от детсада). На стрелка повесили тушки дохлых белок в Битцевском парке, голубей в Коломенском и ворон на улицах генерала Антонова, 6, и Введенского, 20. Когда 3 июня четырнадцатилетний Сережа Ч. выгуливал на Знаменской щенка бигля по кличке Мартин и получил пулю в левое предплечье, стрелка даже задержали (ветеран спецслужб Игорь Гусаков, «пожилой мужчина в очках с толстыми линзами», не любил собак, голубей и соседей; «хранил дома целый арсенал оружия», но в Ясенево, как выяснится позже, не ездил). Кривая «Яндекса» тянулась к небу; на первую строчку в новостях mail.ru выползало сообщение о хулиганах с рогаткой (потому что стреляли шариками для пневматического ружья, а пострадал ребенок); источники в МВД что-то скупо опровергали; увлеченная своим детективом Москва и не знала, что 26 мая глухонемой Евгений Терентьев, житель тамбовского села Заречье, пятидесяти трех лет, выпил.

Выпив, Терентьев отправился пострелять скуки ради по бездомным собакам, но был осмеян невоспитанными школьниками, обиделся и разрядил дробовик в десятилетнего нахала («множественные огнестрельные ранения кисти и обеих ног»). Пошлый провинциальный казус не вызвал никакого резонанса, потерявшись в тени загадочных событий в столице.

Не знала Москва и о том, что 1 июня, в День защиты детей, УВД по Рязанской области рапортовало о задержании сторожа из поселка Ленино. Как и глухонемой Терентьев, сторож был пятидесяти трех лет и тоже с претензиями к собакам. Этот выстрелил в бродячего пса из охотничьего ружья ТОЗ; разлетевшаяся дробь попала восьмилетней девочке в бедро, а ее шестилетнему брату — в предплечье.

Резонанс вышел опять нулевым: глухонемой и сторож не тянули ни на «подражателей ясеневского стрелка», ни на участников «жестокого флешмоба» — «возможной интернет-акции, организованной ради садистского развлечения». В их скучных делах не было качественных деталей — ни пуль «в виде елочки», ни «дорогой прокачанной пневматики», какую «используют в страйкболе». В них была пресловутая банальность зла, и только. Мерзость, неразличимая на мерзком фоне, — двойная мерзость.

Контекстное соседство с бездомными собаками, которое само по себе указывает на место ребенка в этом обществе; свобода агрессии как норма пещерного этикета самцов; мрак, мрак, мрак.

Когда мрак сгущается настолько, что опровергать его уже глупо, можно объявить усиление контроля за оборотом мрака и с головой уйти в подготовку нормативно-правовой базы.

Существует, по счастью, и другая, более эффективная и современная психотехника, проверенный способ релаксации, позволяющий разом выгрузить из головы весь негатив: для этого достаточно представить себе будничное как сенсационное, типичное как беспрецедентное, регулярное как случайное. Представить во всех подробностях — с дырками от пуль в метре от детских голов, со срочной эвакуацией и глазами свихнувшегося силовика-мизантропа за толстыми линзами очков. Станет страшно. Дайте своему страху какое-нибудь имя, например Ясеневский Стрелок. Галлюцинируйте им. Дождитесь кульминации.

А потом побыстрее забудьте.


Другие материалы раздела:
Евгения Пищикова. Горькие слезы Сьюзен Бойл, 09.06.2009
Елена Костылева. Кое-что о морде, 04.06.2009
Безработица. Провинция, 02.06.2009

 

 

 

 

 

Все новости ›