И еще неизвестно, какой пойдем дорогой на этот раз.

Оцените материал

Просмотров: 7614

Ксения Федорова и рояль

Радиф Кашапов · 18/11/2010
Певица-пианистка «разговаривает» с инструментом на дебютном сольном альбоме «Оом Ра»

Имена:  Ксения Федорова · Леонид Федоров · Макс Руденко · Олег Гаркуша

©  Араик Фитингоф

Ксения Федорова и рояль
Группа «Кубикмагги» появилась в Петербурге в 2003—2004 годах. Нынче это трио; ритм-секция и пианистка Ксения Федорова — главное действующее лицо. Много умелого чудачества, контрастов, экспрессии, вставок как бы ни к селу ни к огороду, но без явного хулиганства и ёрничества (хотя и есть треки c названиями типа «Жопа Ницше. Погружение» и «Шахиды»). У них очень размытые пресс-релизы и странное положение в музыкальном мире, где для успешного продвижения нужно точно определить стиль своей музыки. Их не берут в джазовые клубы и с подозрением косятся в «рокешных». Можно это, к примеру, назвать поп-музыкой от Лобачевского — когда пересекаются условно-спонтанное и тщательно отрепетированное — при этом слушатель и не разберет, что где. Осенью этого года «Кубикмагги» наконец отправились в довольно продолжительный тур — по Украине. На их сайте висит объявление о поиске администратора — для гастролей по Европе.

У группы есть всего один альбом, «Оно не требуется», изданный в 2008 году. Записан он на Петербургской студии грамзаписи: сплошь акустика, подкрепленная необычными, дезориентирующими сэмплами. Сейчас группа готовит материал ко второму. Сольный диск пианистки Федоровой «Оом Ра» зафиксирован в максимально живом и аскетичном формате — на концерте в московском КЦ «Дом». Появилась удачная запись песен, которые Ксения делала в одиночку — и ее решили издать на лейбле «Геометрия». Хотя надо отметить, что и сольники Федоровой, и концерты «Кубикмагги» проходят с большим количеством импровизации. Придя на презентацию, вы можете эти же треки вообще не узнать.

Федорова и на выступлениях с «Кубиком» позволяла себе подобные «одиночные» прогоны — почти все песни с «Оом Ра» там можно было послушать. Однако она считает, что, возможно, и у ее сольных концертов должны быть совершенно другие слушатели: «По каким-то отзывам я понимаю, что аудитория разнится. В “Кубикмагги” много игры. В смысле игры с материалом, сопоставлений, аналогий. В сольном творчестве меньше этого, больше конкретики».

У выпускницы музыкального училища имени Мусоргского и истфака СПбГУ Федоровой первый опыт работы в студии был еще в 1995-м: ее голос можно услышать в треке «Бобэоби» на «Жильце вершин» «АукцЫона» — группы ее отца Леонида Федорова (там же поет-танцует дядя, Олег Гаркуша). В принципе, можно даже сказать, что именно в хлебниковском словотворчестве можно найти истоки пластинки «Оом Ра», хоть будетлянин тут служит, скорее, удобным определением для формы, а не примером для подражания. Похоже, да не то. Ксения пишет тексты сама, она не берет чужие. К тому же оба автора, и отец-москвич, и дочь-петербурженка, развиваются самостоятельно. Возможно, Ксения просто прошла путь пресыщения стихами гораздо раньше — как поэт.

Как замечает сама Ксения: «Для меня слова — это больше звучание. Мне в данный момент интереснее, как это все звучит. И тот смысл, который за словами, мне кажется, во многом идет от звучания». Особенно отчетливо желание отказаться от смысла слышится в двух треках. В «Сказочке», более всего похожей на монолог Тофслы или Вифслы из «Муми-Тролля», ни одного конкретного слова — одни отрывистые слоги, произнесенные высоким голоском. И колыбельная «Sonya», с красиво искаженными словами: «Белые соныя, шли на небесыя».

«Сказочка»


Безусловно, Федорову хочется причислить к числу девушек, поющих под фортепиано, и поставить диск рядом с альбомами Алины Орловой, Нины Карлссон, Гали Чикис (и чего там, думаем, по шаблону — с Тори Амос и Региной Спектор).

Однако сделать это совершенно невозможно. Здесь мы имеем дело не с сонграйтером, аккомпанирующим себе на клавишах, или поп-моделью. Ксения порой тоже играет немного, однако у нее получается пластинка именно от двух участников: активного рояля и причитающей-щебечущей вокалистки. Они то расходятся, то сходятся, но никак не оставляют слушателя спокойным. Тут скорее вспоминаешь аккордеонистку Эвелину Петрову или скрипачку Лори Андерсон, когда важна не сама песня, мелодия, текст, а то, как прорывается сквозь нее автор. Не трек, а сплошное переживание, которое не переложишь на ноты. Где нет четких границ у каждого фрагмента — их и не обозначишь как куплет, припев, проигрыш — это скорее как первый, второй акт, интермедия. Драматические сцены на двоих — я и мой рояль со мною идем сквозь дождь и метель к финалу. И еще неизвестно, какой пойдем дорогой на этот раз.

Когда в одном треке «Оом Ра» появляется мелодика коллеги по «Кубикмагги» Макса Руденко, не чувствуешь, что это некая инородная добавка — звуков уже так много, что новые просто растворяются в старых. Даже аплодисменты в конце пластинки искажены до такой степени, что превращаются в интершум. Артист явно играет для себя, разбирается в себе, говорит с собой — то останавливаясь, то прибавляя шаг. И инструмент для него — основной собеседник.

Московская презентация «Оом Ра» пройдет 2 декабря в клубе «Мастерская»

 

 

 

 

 

 

Все новости ›