Он разговаривал на спокойном языке вечности.

Оцените материал

Просмотров: 37047

Александр Синицын. «Голос Звездочета»

Олег Нестеров, Александр Олейник · 13/01/2012
«Снегири Музыка» и OPENSPACE.RU представляют сборник лучшего/неизданного поэта, мистика и автора знаменитой песни «ВВС»

Имена:  Александр Олейник · Александр Синицын · Олег Нестеров

©  Снегири-музыка

Александр Синицын. «Голос Звездочета»

©  Снегири-музыка

Александр Синицын. «Голос Звездочета»
Как минимум одну песню Александра Синицына знают все (или почти все) рожденные в СССР — это психоделическое танго про «наших летчиков», под которую в фильме «АССА» герой Александра Баширова опасно вальсировал, положив голову на грудь украденной красотки. Песню «ВВС» приписывали Борису Гребенщикову и «Аквариуму», но на самом деле она принадлежит проекту «Отряд имени Валерия Чкалова», который к моменту издания пластинки «АССА» уже не существовал. История этого проекта, песни «ВВС» и выдающегося магнитоальбома, на котором она вышла в 1984-м, подробно рассказана в книге А. Кушнира «100 магнитоальбомов советского рока». «Снегири Музыка» и OPENSPACE.RU представляют другие песни автора «ВВС», инициатора «Отряда имени Валерия Чкалова» Александра Синицына, отобранные Олегом Нестеровым — лучшие и ранее нигде не появлявшиеся.



Cкачать сборник одним архивом


Олег НЕСТЕРОВ об Александре Синицыне
С Синицыным нас познакомил Александр Олейник — личность легендарная, в начале 1990-х мы с «Мегаполисом» попали к нему на BSA Records, где он издавал разную музыку — от «Русских песен» Агузаровой до «Ночного проспекта». Там же был выпущен и сольный альбом Александра Синицына, который осел у меня в домашней коллекции.

Лет через десять песней с этой пластинки, «В шумном платье муаровом», я поставил точку в компиляции «Легкая осень» — синицынская декадентщина органично вписалась в счастливую электронику того времени. Потом удалось вставить две его песни в саундтрек фильма «Одна любовь на миллион», тут его соседями оказались четыре пьесы Брайана Ино, Боуи, читающий сказку Прокофьева «Петя и волк», Джон Кейл и прочие приятные люди. Но и тут Синицын не подкачал: в его песнях напрочь отсутствовало время как критерий, он разговаривал на спокойном языке вечности.

Толком ничего я про него не знал, и мне очень захотелось с ним познакомиться, чтобы попросить другие музыкальные материалы, и тут как раз Олейник нас свел. Синицын притащил огромную спортивную сумку, полную катушек с магнитными лентами самого разного калибра. Предстояло найти необходимые магнитофоны, чтобы все воспроизвести и оцифровать.

©  Снегири-музыка

Александр Синицын

Александр Синицын

Искал я долго. Мне периодически, в самое неподходящее время звонил Синицын и очень строго со мной разговаривал (вообще говоря, человек он был непростой и очень требовательный к людям). В конце концов мы отправились с ним вдвоем на «Наше радио», там один звукорежиссер, добрая душа, за умеренную плату все это нам и перегнал. Мы шли, был очень жаркий летний день, мы обливались потом и несли по очереди эту дурацкую сумку. И он мне говорил о том, что жить ему осталось до следующего мая. А я ему верил — Олейник рассказывал, что с астрологией Синицын давно накоротке.

Синицын ошибся на год. Прошлой осенью я собрал на свой вкус этот сборник. Жалко, конечно, что тот его не дождался, хотя Толстой говорил, что «самые важные и нужные для самого и для других дела человека — это те, последствия которых он не увидит».

Ему виднее.


Александр ОЛЕЙНИК об Александре Синицыне
Тартарыч познакомился с Александром задолго до образования компании BSA. Познакомил Тартарыча с Синицыным Вася Шумов (лидер группы «Центр» — OS). В 1988 году Тартарыч числился Председателем Пролетарского джаза в Центре Стаса Намина в Зеленом театре и собирал поэтический сборник отечественных рок-исполнителей. Начал Тартарыч с обхода родоначальников советского рок-н-ролла: «Соколы», «Цветы», «Машина времени», «Високосное лето», «Удачное приобретение», «Воскресение» и т.д. Но, встречаясь и беседуя с Андреем Макаревичем, Александром Градским, Константином Никольским, Алексеем Романовым и др., Тартарыч скоро сообразил, что как стихи тексты «старичков» как-то не очень, слишком надуманные и тяжеловесные. В одну книжку с Васей Шумовым и Петей Мамоновым никак не протискиваются. Тогда Вася и предложил заменить всех старичков на лихого лешего молодца Синицына. Тартарыч никаких магнитоальбомов не слушал, поэтому мало что вынес из этого совета. Но отказываться от предложенного знакомства не стал, позвонил, и они встретились. Это была встреча двух великанов. Ни про что земное даже думать не смели, краем мысли какой али еще чем подспудным. Токмо сразу про все Самое Важное и Космическое разговаривали. И все стихами, да с прибаутками. Проговорили всю ночь и обоюдно решили: лучшие стихи, которые украсят сборник Тартарыча «Будни Бед», — это стихи Александра Синицына и Петра Мамонова. Так началась неразлучная дружба Тартарыча с Синичкиным. Ибо оба любили мысли оригинальные и незамшелые и жить спешили ярко и яростно до безобразия. Верным соратником такой дружбы значился Герман Виноградов, а иные товарищи то являлись, то исчезали заживо.

©  Снегири-музыка

Александр Синицын. «Голос Звездочета»
Многие будут поражены, но Тартарыч, как и сам Александр Синицын, не придавал такого исключительного значения песням, которые были изданы, в отличие от тех, которые были однажды спеты друзьям за столом и тут же позабыты навечно. Оба были молоды и энергичны, и оба видели свое призвание в абсолютно ином. Синицына в 1989-м песни уже совершенно не интересовали. Саша активно и агрессивно осваивал Астрологию, как главный математический раздел Средневекового Естествознания. И надо отметить, чрезвычайно преуспел в этом начинании. Вот наглядный пример для неверующих в астрономическое могущество: однажды Саня просто от нечего делать предсказал подруге Тартарыча ее самое ближайшее будущее. Погорят, говорит, твои родители вместе с бульдогами, прямо на даче под Чеховом! И что вы думаете? Погорели-таки, как и обещал гороскоп. И Тартарыч однажды также попросил вывести отдельные интересные истины про свое будущее, но лучше бы не спрашивал. Как только гороскоп был готов, Синицын надулся, словно обиделся, и пошел на кухню доедать недоеденный ломоть вареного мяса. А как доел, сразу стал добрее и сказал Тартарычу напрямик, что такой гороскоп, как у Тартарыча, Синицын сам мечтал поиметь с самого раннего детства. На вопрос Тартарыча, чего в этом гороскопе особенного, Синицын сказал прямо и честно, ничего не утаил: ты, говорит, Тартарыч, прирожденный первооткрыватель, тебе, говорит, на роду написано быть великим Покорителем Космоса. А мне, говорит, написали, что умру от рака, и очень скоро.

Кто помнит и знал Синицына, тот подтвердит, что Саша умирал от рака почти что каждый год, начиная с середины 90-х. Поэтому все друзья и знакомые так привыкли к этому постоянному состоянию Александра, что никто ничего толком не понял, когда Саша на самом деле умер. Как обещал.

©  Снегири-музыка

Александр Синицын

Александр Синицын

Синицын всегда поклонялся оригинальному способу мышления и откровенно ненавидел все скучное и повседневное. От всякой серости, убогости, лености и обыденности его просто тошнило. Александр Синицын мечтал стать самым настоящим Покорителем Космоса и завоевателем жадных до истинных знаний мозгов. Он оттого и песни свои не очень-то жаловал, что не видел в них особого прока для будущих поколений. Для настоящего гуру человечества это было слишком мелко и ничтожно. Просто красиво и изящно слагать слова и ноты. Поэтому, когда Тартарыч завел свою собственную фирму грамзаписи, Александр Синицын действительно передал свой архив Тартарычу. Но на самом деле далеко не весь. А только те катушки и бобины, которые у Синичкина сохранились на начало 1991 года. Эти песни и по сей день хранятся в архивах Тартарыча, поэтому обязательно рано или поздно увидят свет на авторском сайте Тартарыча.

К сожалению, Александр был не только верным и надежным другом, но и чрезвычайно вспыльчивым, а порой и агрессивным гражданином. Поэтому еще задолго до своей кончины успел со многими товарищами и подругами переругаться. С Тартарычем Александру не удалось разругаться ни разу. Другое дело, что и всех намеченных совместных прожектов в их надлежащем виде друзья так и не дождались. По разным причинам. Например, самая главная книга Александра Синицына «Древо Русского Языка» уже была отредактирована в издательстве и набрана в типографии, но ее забраковали чиновники от русского языка из Министерства образования. Это означало, что Тартарыч не имел права распространять эту книгу по школам, как договаривались. Плюс неглупые люди указали на целый ряд неточностей в тексте и ошибок, которые надо было просто исправить. Но Александр не стал этого делать из принципа. Тогда друзья договорились так: Синицын самостоятельно издает «Древо Русского Языка», а Тартарыч пишет свою «Родную Речь» для школьников и распространяет ее по школам. И это было спокойное взвешенное решение при полном обоюдном согласии.

Вторым академическим трудом Александра Синицына был «Агнец», авторский перевод Ригведы. С этим трудом Синицыну помогали многие друзья и подруги, каждый чем только мог. Тартарыч познакомил Александра со своим старшим товарищем Череповым, а этот товарищ служил нашим консулом в Мадрасе, а после распада Союза нашим послом в Туркмении. У Черепова был оригинал Ригведы, который он привез из Индии, и он любезно предоставил это издание для работ Александра Синицына. Другая очень важная и надежная подруга Александра, Ольга Чиповская, помогала Александру с редакцией текста и с иными полезными советами и подсказками. Александр даже в шутку называл Олю «моя секретарша». Помогали все, кто только мог. Но Александр так и не успел закончить этот великоречивый труд, умер, так и не пропев всех гимнов. Но слушателю, который искренне заинтересуется творчеством Александра Синицына, Тартарыч настойчиво рекомендует ознакомиться с текстами, которые сохранились и опубликованы на сайте Артели воспаленных умов и разбитых сердец, как «Древа Русского Языка», так и «Агнца». Тексты не исправлялись и не редактировались после смерти автора. (По рекомендации Германа Виноградова, который также занимается происхождением русского языка и родной речи.) Так что любознательный поклонник таланта может ознакомиться с мыслями Александра Синицына в оригинале: что его занимало в этой жизни и что откровенно отталкивало. Обе эти книги Александр Синицын начал писать еще до знакомства с Тартарычем и не завершил работу над ними вплоть до августа 2010-го. Когда ушел. Получается, что он работал над ними всю свою сознательную жизнь, по словам очевидцев, не меньше четверти века.

©  Снегири-музыка

Александр Синицын

Александр Синицын

В заключение Тартарыч хочет предостеречь все молодые таланты. Пойте, если природа одарила вас этой страстью! Если вы промотаете этот ваш дар и разменяете его на комфортабельную жизнь, природа вам отомстит, и отомстит жестоко. Помните, они перестали петь по-настоящему и умерли от рака: Сергей Курехин, Илья Кормильцев, Александр Синицын…

Пойте и никого не слушайте: в этом случае вы проживете долгую и плодотворную жизнь.

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:3

  • Vladimir Kaigorodov· 2012-01-13 23:29:49
    Действительно странно все это.... Именно в мае 2010 года я закончил работу над арт-видео где использовал старые видеозаписи из 2004 года и некоторые песни Синицина в качестве аудиотрека ... почему я выбрал именно его .... сам не знаю. Хотел его найти чтоб показать что получилось.... но не смог никаких следов обнаружить. Так на Ю-Тубе видео и лежит....
  • Viesel· 2012-01-14 18:51:59
    когда же это Курехин перестал "петь"?
  • Zhanna Krasovskaya· 2012-02-19 02:00:33
    все шедевриально...
Все новости ›