Коэн – индульгенция за все канадские грехи перед человечеством, включая группу Nickelback.

Оцените материал

Просмотров: 11206

Золотая середина

Сергей Степанов · 01/02/2012
Леонард Коэн, только что украсивший альбомом шестую декаду кряду, в заметках из города, где он родился и иногда живет

Имена:  Леонард Коэн

©  Lorca Cohen / www.leonardcohen.com

Леонард Коэн

Леонард Коэн

Если вам кажется, что на свете слишком много кавер-версий песни «Hallelujah», приезжайте в Монреаль. В глазах девяти из десяти приезжающих сюда групп лучшим способом дать зрителю понять, что музыканты помнят, где играют, является как раз кавер-версия «Hallelujah» (или, если повезет, «Who by Fire»). Это одна из многих причин, делающих прослушивание 12-го студийного альбома Коэна «Old Ideas» в квартире на Плато Мон-Руаяль особенным опытом. В конце концов, не далее как на прошлой неделе моя жена поднималась с маэстро в лифте близлежащего офисного здания, после чего выяснилось, что похожими воспоминаниями могут поделиться примерно все ее коллеги по работе. Я понимаю, что это странный предмет для гордости, но все равно горжусь: оказывается, когда Леонард Коэн в родном городе, он — мой сосед.



Кем и чем Коэн является для Монреаля и всей Канады, понять несложно. Достаточно вспомнить, что лет двадцать назад никто не слышал ни об Arcade Fire, ни о Лесли Файст, ни о Руфусе Уэйнрайте, ни тем более о The Weeknd с Deadmau5. Лет двадцать назад словосочетание «музыка из Канады» ассоциировалось с Брайаном Адамсом, Селин Дион и Сарой Маклахлан, в лучшем случае с Crash Test Dummies, в идеале — с Нилом Янгом. Ну и понятно, что Коэн в этом смысле — не только индульгенция за все национальные грехи перед человечеством, включая Nickelback, но и константа, каких мало. Превосходные пластинки Коэна украшали 60-е («Songs from Leonard Cohen»), 70-е («Songs of Love and Hate»), 80-е («Various Positions»), 90-е («The Future»), нулевые («Ten New Songs»). И вот теперь — 2010-е.

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

Все новости ›