Почти исчезли мальчики из классической музыки.

Оцените материал

Просмотров: 23591

Мамы, дети, музыка

Екатерина Бирюкова · 05/05/2012
Три женские истории про детское музыкальное образование

©  Борис Кауфман / РИА Новости

Мамы, дети, музыка
Детское музыкальное образование, полное легенд и опасностей, в связи с событиями вокруг профессора Рябова стало не только узкопрофессиональной темой. И, как выясняется, ключевая фигура в ней — вовсе не ученик или учитель, а мама, героическая, амбициозная, ревнивая, неадекватная или иногда все-таки адекватная. Это тема закрытая и малоизученная. OPENSPACE.RU решил ею заняться и поговорил с тремя представительницами этого треугольника «ученик—учитель—мама». Известная пианистка Катя Сканави — мать троих детей, двое из которых профессионально занимаются музыкой в специализированных школах — в Гнесинке и ЦМШ. Анна Озерова — выросшая жертва материнских амбиций. Наталия Лисицына — преподавательница районной музыкальной школы.

На следующей неделе смотрите фотоисторию Валерия Нистратова о типичной московской музыкальной школе.


Катя Сканави

Учить или не учить?
Считается, что если ребенок не хочет заниматься музыкой — то это просто потому, что он не понимает, что он этого на самом-то деле хочет. Просто когда он это поймет, то учить его будет уже поздно. Поэтому мы сейчас все же будем настаивать, а потом, когда он станет взрослым, он будет нам дико благодарен.

Хотя до какого-то момента даже неизвестно, получится у ребенка что-то или нет, — так как кроме таланта и желания нужны еще определенный характер и масса других составляющих.

Но тут нет никаких законов, каждый случай индивидуален. Вот перед самой смертью Владимира Крайнева вышла его книжка «Монолог пианиста». Большая часть этой книги — о том, как мама все для него сделала. Будучи немузыкантом, она из Харькова в Москву переехала, и в подвале с ним жила, и к шести утра заставляла его ходить в ЦМШ до уроков заниматься, потому что инструмента не было, и с мокрой тряпкой за ним гонялась. И при этом он дорожил и восхищался ею до последнего своего вздоха и умер, боясь позвать на помощь, только потому, что не хотел ее испугать. По крайней мере, последний год его жизни был прожит под знаком того, что он боялся умереть раньше мамы. Его мучило, как она переживет его уход. Всю жизнь он ей был благодарен, всю жизнь она была самым близким ему человеком.

Так что я не знаю, какие могут быть выведены общие законы.

Амбиции родителей
Но сейчас, как я наблюдаю, эти родительские амбиции принимают все более уродливые формы. Есть какие-то немыслимые примеры, как девочка в 4-м классе одновременно профессионально занимается на рояле, на скрипке, балетом и еще в какое-то там водное поло играет. С одной стороны, это исходит от амбициозных родителей, чаще всего от мамы. Но должно быть, чтобы и ребенок еще был достаточно амбициозный.

История, которая только что вокруг Анатолия Яковлевича (Рябова. — OS) разразилась, — это амбициозность, помноженная на мстительность. Ну и неинтеллигентность общую, наверное… И в классе моего старшего сына мы сталкивались с таким примером — когда родители по огромной любви сделали все для того, чтобы их ребенка не любили. Мамаша защищала его от всего класса. Это поздний ребенок. И, наверное, действительно очень талантливый. Я не могу судить, никогда его не слышала. И мой Алеша даже не знал, на каком инструменте он играет. Потому что его никто никогда не видел. Он все время отсутствовал, очень много где-то на конкурсах играл, ходил по школе в бабочке, потому что приходил в нее только сдавать зачеты. Три года он в школу не ходил — потому что в начальных классах чего в нее ходить?

Понятно, что ребенок ну никак не мог вписаться в коллектив. Он вылетал из класса с воплями, жалуясь на одноклассника или одноклассницу, а мама влетала с воплями и сама с ними разбиралась: кому-то даст пощечину, кого-то потянет за ухо. А потом и вовсе — при помощи своего старшего сына, здоровенного детины 30 лет, решила разобраться с зачинщиком! И я не могу сказать, что сама в восторге от этого зачинщика. Но это же не метод! Я считаю, что дети должны уметь сами разбираться со своими конфликтами.

Темная, честно говоря, история. Был суд. Кто-то сказал, что мальчика дома избил папа. Кто-то говорил, что нет. Но главное, что директор Якупов проявил себя как двуличный и циничный человек. Он запирал целый класс после уроков, промывал им мозги, говорил, что они травили этого мальчика из зависти. Мало того что взрослый мужчина на их глазах избил одноклассника. При этом считается, что он стоял за какую-то правду. А потом еще тебя заставляют сказать, что ты этого не видел, — все же забрали свои показания, кроме моего Алеши. Остальные мамы решили, что лучше не связываться. Одна вообще перевела своего сына на класс ниже. А Алеша в 10 лет фактически проходил единственным свидетелем по делу. Следователи, давление, собрания, звонки из комнаты милиции — на ровном месте в общем-то — просто вышел ребенок мой на перемену. Я ему говорила — ничего не бойся. Что видел — то и говори.

Амбиции педагогов
Отдельная тема — амбиции педагогов по специальности. Когда ты поступаешь в ЦМШ или в какую-то подобную школу, тебе говорят, что ни на какие предметы ты ходить не будешь, ничем посторонним заниматься не будешь, ты поступил КО МНЕ В КЛАСС. И дальше выжимают из этого ребенка все что могут. В смысле премий и побед, фондов Спивакова. И насколько это все работает на здоровье или на нездоровье ребенка, я не знаю. Потом с ребенком происходит нервный срыв. Или срыв с руками, что тоже часто. Есть определенная мера, дальше которой со своим ребенком я бы не хотела идти. Я не понимаю, для чего это нужно, и считаю неправильным самоутверждаться за его счет.

Существует такая ревность — не дай бог, чтобы твой ученик играл менее трудное сочинение, чем ученик у коллеги. «Он уже и 17-й этюд играет? А-а. Сейчас ко мне, наверное, родители прибегут и спросят, почему их ребенок играет только 15-й!» И сочетание такой мамы и такого педагога — это вообще смерть. Вся школа переполнена родителями, сидящими в коридорах, которые только и делают, что эти этюды обсуждают. Правда, после истории с избиением нашего одноклассника им, кажется, запретили там сидеть.

Вне системы
Я не знаю, насколько можно вне системы, на одних только частных уроках, выучиться музыке. Хотя вот мы слушаем Берлинский филармонический или Венский филармонический оркестр. Там сидит по сто человек, которые как-то же выучились без ЦМШ! И мамы с папами у них не уходили с работы и не сидели под дверью. Я всегда задаюсь этим вопросом…

В берлинскую Hochschule или Йельский университет поступают люди, закончившие не цээмшовскую систему, а жесткую общеобразовательную школу, в которой никого не волнует, занимаешься ты музыкой или нет. И посещать надо все. И без справки просто можешь и не думать что-то пропускать.
Страницы:

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:13

  • kuskus· 2012-05-05 20:17:03
    пора заканчивать с этим музыкальным спортом. из простых музыкальных школ и училищ приходят не натянутые естественные музыканты с неизуродованной психикой, которые сами хотят, а не за которых хотят родители и педагоги. совершенно правильно, что за рубежом этого элитарного выхолощенного образования нет и нам не надо. и дети здоровее и музыканты по призванию, а не наследственному принуждению.
  • Willi Brainin· 2012-05-05 20:36:28
    to kuskus
    На Западе детское муз. образование никакое. В немецких консерваториях, к примеру, на рояле учатся русские, китайцы, корейцы, на скрипке те же русские, те же китайцы, поляки, румыны. А вот немцы - те больше на духовых, поскольку на духовых можно начинать попозже. А "музыкальный спорт" закончится через одно поколение естественным путём. Просто людей, который захотят потреблять классическую музыку станет слишком мало для того, чтобы образовывать тех, кто станет эту музыку производить.
  • Insaria· 2012-05-05 20:51:26
    to kuskus
    Очень странная статья. почему автор берет только негативные стороны и совершенно умалчивает о позитивных? А вот вам моя история: я родилась в малюсеньком городке, где в маленькой муз.школе было три педагога по ф-но, один по сольф и один по хору. все 7 лет я занималась с упоением, какое это было счастье - не передать. Вечером после уроков постоянно играла разные произведения для себя, в 4 классе уже спокойно сложные пьесы сама по слуху играла. После школы легко поступила на два отделения в училище - провинциальное, но педагоги очень сильные. В результате когда я через 4 года приехала в одну из лучших консерваторий страны - поступила без труда с высшим баллом. да, занималась по 6 часов в день. да, по ночам писала курсовые как теоретик. Книги зачитвывала, посадила зрение. но жалею об этом лишь когда прихожу за зарплатой педагога в школе в 5 тыс, и это после консерватории с красным дипломом. Меня НИКТО никогда не заставлял. у меня не было гениальных педагогов их ЦМШ и Гнесинки. Просто видимо есть некое провидение. Поэтому не стоит так однобоко воспринимать мир. Никакого музыкального спорта быть не может.
Читать все комментарии ›
Все новости ›