…совершают набор телодвижений из области порноиндустрии, не забывая при этом вполне увлеченно петь.

Оцените материал

Просмотров: 10939

«Свободу олигархам»

Екатерина Бирюкова · 08/09/2011
«Возвышение и падение города Махагони» из Мадрида продемонстрировало, какие у оперы есть возможности быть современной

Имена:  Курт Вайль

©  Javier del Real / Предоставлено Большим театром

Сцена из оперы «Возвышение и падение города Махагони»

Сцена из оперы «Возвышение и падение города Махагони»

Опера «Возвышение и падение города Махагони», написанная в 1928 году и впервые поставленная в Лейпциге в 1930-м, — вторая совместная работа Бертольта Брехта с Куртом Вайлем после «Трехгрошовой оперы» и в отличие от нее совсем у нас неизвестная. Наверное, потому, что «Трехгрошовая опера» больше по ведомству драмы, а «Махагони» — все-таки по части заведомо более консервативного оперного театра, для которого этот опус — странная, запутанная и неприятная загадка. Даже при наличии в ней такого хита, как Moon of Alabama (в Москву как раз привезли англоязычную версию оперы).

«Махагони» — город-паутина в центре пустыни, обреченный на гибель парадиз, где для людского времяпрепровождения предусмотрены только бар, бордель и боксерский ринг. Это скорее обличающая притча, чем оперная история; ее персонажи — бандиты, проститутки и случайно разбогатевшие искатели развлечений. В ней нет очевидного добра, а есть только разные оттенки человеческого зла и очень слабенькие, нежизнеспособные ростки тех чувств, которые принято в нормальной опере воспевать, — любви, дружбы, жалости. Это и впрямь удивительный микст коммунистической и библейской мифологии, сдобренный актуальным на рубеже 20—30-х годов прошлого века антивагнерианством и отягощенный разнонаправленными художническими устремлениями двух авторов — рационального либреттиста Брехта и интуитивно действующего композитора Вайля.

Сейчас это произведение по-прежнему загадочно, по крайней мере для нашей оперной публики, более-менее смиряющейся с отсутствием кринолинов на сцене, но все-таки еще не готовой к хлесткому, социально заостренному театру. После антракта зал Новой сцены Большого, где по случаю Года российско-испанской дружбы показывали свою продукцию мадридцы, заметно опустел, хотя посмотреть было на что. Чего стоила одна фабрика секса, где полуголые девушки в розовых париках и мужчины в офисных галстуках синхронно и равнодушно совершают набор телодвижений из области порноиндустрии, не забывая при этом вполне увлеченно петь.

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:6

  • prostipoma-soschla-s-uma· 2011-09-08 14:59:50
    ну вот, опять Курентзис, только он... не может без него Спейс!! А где же Спиваков, Горенштейн и другие мои любимцы?!
  • prostipoma· 2011-09-08 16:17:29
    Со стороны дорогой редакции было бы очень любезно объяснить принцип выламывания комментариев. А то гляжу на шлейф пурги к Горенштейну и теряюсь в догадках, что же так скандализует цензуру портала.
    Вопрос г-на Морева о позитивной программе, видимо, был риторическим - я пыхтел,сочинял, но позитивная программа пиарслужбы Пермского театра,вероятно, гораздо убедительнее,хоть и малолюдна.
  • prostipoma-soschla-s-uma· 2011-09-08 17:22:59
    И теперь все опять будут думать, что у меня нет никакой программы, а только одно злобствование
Читать все комментарии ›
Все новости ›