Гергиев, умеющий поколдовать, не может не украсить оперу, полную эльфов, фей и прочей нечисти.

Оцените материал

Просмотров: 39346

«Сон в летнюю ночь» в Мариинке-3

Екатерина Бирюкова · 22/07/2011
Дети и акробаты сделали симпатичное чудо из оперы Бриттена

Имена:  Валерий Гергиев

©  Валентин Барановский / Мариинский театр

Сцена из спектакля «Сон в летнюю ночь»

Сцена из спектакля «Сон в летнюю ночь»

Из всего бывают исключения. Из правила, что у постановщика, впервые встретившегося с оперным искусством, никогда ничего путного не получается, тоже. Под занавес общероссийского оперного сезона, в котором Валерий Гергиев со своими «Звездами белых ночей» держится до последнего, была дана премьера оперы Бриттена «Сон в летнюю ночь», имевшая очевидный успех.

Опера, либретто к которой композитор вместе со своим партнером по жизни и по искусству Питером Пирсом составил из знаменитой шекспировской комедии, попадает в бескрайний список тех названий, что у нас считаются редкими. Хотя благодаря просветительскому пылу Геннадия Рождественского, исполнившего ее еще в дремучие советские времена, мариинская постановка оперы, датированной таким недавним, по музыкантским меркам, 1960-м годом, чудесным образом не называется «российской премьерой».

©  Валентин Барановский / Мариинский театр

Сцена из спектакля «Сон в летнюю ночь»

Сцена из спектакля «Сон в летнюю ночь»

Казалось бы, особенного успеха этой постановке ничто не предвещало. Опять эксперимент с любимым Гергиевым концертным залом, попытка объединить оперу с чем угодно еще, всякие непроверенные методы. Режиссер — подозрительно элегантная и молодая Клаудиа Шолти, прежде занимавшаяся кино и драматическим театром, а в музыкальном мире известная исключительно как дочь великого дирижера. Бриттеновский стиль с инструментальными голосами и тонким граненым оркестром даже после здешнего успешного «Поворота винта» еще не стал своим (хотя в преддверии приближающегося столетия Бриттена в 2013 году, конечно, необходимо его осваивать). А плохой английский, на котором надо петь Бриттена, — это даже смешнее, чем плохой немецкий, необходимый для Вагнера.

Правда, сразу были в этом проекте и бесспорные козыри. Это — волшебная акустика Мариинки-3, почти идеально, может даже, излишне эффектно высвечивающая все детали бриттеновской партитуры. Это — сам Гергиев, как известно, умеющий поколдовать, что не может не украсить оперу, полную эльфов, фей и прочей нечисти. И, наконец, это темнокожий бас-баритон по фамилии Уайт, прекрасный певец и актер-актерыч, навеки полюбившийся мариинской публике после прошлогодней постановки бартоковского «Замка герцога Синяя Борода». На премьерном вечере он в качестве специального гостя исполнил одну из своих фирменных партий — ткача Боттома, превратив этого комического ослоподобного персонажа в главную драгоценность спектакля. Непросто постановке будет дальше катиться без него (как, впрочем, и без Гергиева).

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:1

  • Сергей Москальков· 2011-07-22 23:30:36
    В "Русской опере" певцы сами как акробаты.) http://moskalkov-opera.livejournal.com/415687.html
Все новости ›