Возможно ли в наше время всерьез написать убедительную трагедию без фиги в кармане.

Оцените материал

Просмотров: 17479

Четвертый фестиваль современной музыки имени Кара Караева в Баку

Илья Овчинников · 14/04/2011
Через двадцать лет после третьего

Имена:  Александр Ивашкин · Бернард Вульф · Кара Караев · Патриция Копачинская · Тору Такемицу · Фарадж Караев · Эльмира Мирзоева

©  Р.Нагиев / ИТАР-ТАСС

Композитор Кара Караев. 1968

Композитор Кара Караев. 1968

Пока в Москве завершался фестиваль памяти Мстислава Ростроповича, на его родине, в Баку, открылся IV Международный фестиваль современной музыки имени Кара Караева. Международный состав его участников вполне убедительно смотрелся бы на любом фестивале в мире, особенно учитывая разнообразие программ: симфонические и камерные концерты, немые дадаистские фильмы двадцатых годов в сопровождении живой музыки, лекция-концерт, посвященная Штокхаузену, и многое другое. Важно, что столь представительный форум удалось провести в городе, где масштабные мероприятия, связанные с новой музыкой, случаются нечасто: первые три фестиваля имени Караева проводились более двадцати лет назад — в 1986, 1988 и 1990 годах. В том, что традиция возобновилась четверть века спустя, заслуга Министерства культуры и туризма Азербайджана, решившего поддержать фестиваль. Не менее важную роль в подготовке форума сыграл сын азербайджанского классика Фарадж Караев, давно живущий в Москве композитор с европейской известностью.

«Первый фестиваль состоялся в 1986 году, и мы пробили его с большим трудом, — вспоминает он. — Нас, инициаторов, было трое: дирижер Рауф Абдуллаев, композитор Олег Фельзер и я. Время было другое, страна была другая, и в чем-то было легче — мы могли не думать о финансовом обеспечении фестиваля: функционировали Союзконцерт и Госконцерт, и Филармония без труда могла пригласить нужных нам гастролеров. Лиана Исакадзе со Скрипичным концертом Шенберга или Алексей Любимов с Концертом для фортепиано и духовых Стравинского — это были не исключения, а правило! Но и негласное давление на нас, конечно, было. В дни первого фестиваля мы задумали выставку художников, не примыкавших к официозу. Ездили по мастерским, отбирали полотна, готовили экспозицию. Перед открытием приехал министр культуры Закир Багиров, человек лояльный и склонный к компромиссу. Прошелся по фойе и указал на "Двери" Расима Бабаева: "Почему двери? Куда они ведут? От кого закрываются, кому открываются? Народ не поймет". Картину сняли, но как только он уехал, повесили опять. Второй фестиваль дался нам проще, но во время третьего — конец 1990 года — в городе начались волнения, митинги, и мы опасались, что толпа может ворваться в зал и сорвать концерт».

©  Марианна Высоцкая

Рауф Абдуллаев и Патриция Копачинская  - Марианна Высоцкая

Рауф Абдуллаев и Патриция Копачинская

Именно Караев стал инициатором и художественным руководителем четвертого фестиваля, возглавил его худсовет, занимался составлением программ и приглашением исполнителей. Он же несколько лет назад задумался над тем, что в Баку должна звучать современная музыка и формирование ее аудитории, как и круга исполнителей, должно быть процессом систематическим и непрерывным. Так возник регулярный цикл концертов азербайджанского камерного оркестра «Лицом к лицу со временем», в каждой программе которого звучит, как правило, одно классическое сочинение, одно произведение азербайджанского композитора и несколько опусов классиков последнего столетия от Прокофьева и Онеггера до Лигети и Лютославского. В нынешнем сезоне в рамках цикла — одиннадцать концертов.

«Несколько лет назад в разговоре с Министром культуры и туризма Азербайджана, — рассказывает Караев, — я высказал мысль о том, что Государственный Камерный оркестр, носящий имя Кара Караева, должен играть на соответствующем уровне. Министр предложил разработать проект, пригласить дирижера, составить десять программ, включающих наряду с классикой современную музыку, и давать один концерт в месяц. Был приглашен киевлянин Владимир Рунчак, и мы с координатором проекта Эльмиром Мирзоевым осуществили задуманное. Отзывы в прессе были хорошие, зал не пустовал, и цикл сезона 2008-09 "Лицом к лицу со временем" можно считать вполне успешным. В сезоне 2010-11 состоялось уже девять концертов проекта. Конечно, хотелось бы, чтобы основой работы оркестра стали регулярные филармонические концерты, чтобы он не так часто приглашался на разного рода дипломатические приемы и рауты, выступая там с облегченной программой. Хотя и на подобном мероприятии можно было бы продемонстрировать свое мастерство, исполнив, скажем, Дивертисмент Моцарта, а не программу, которую можно сыграть и без репетиций».

©  Марианна Высоцкая

Фарадж Караев и Патриция Копачинская перед выступлением  - Марианна Высоцкая

Фарадж Караев и Патриция Копачинская перед выступлением

Один из концертов цикла «Лицом к лицу со временем» стал чем-то вроде постскриптума к фестивалю; за пультом стоял Александр Ивашкин, знаменитый виолончелист и биограф Альфреда Шнитке, без музыки которого программа, конечно, не обошлась. Еще один концерт цикла был вписан в фестивальную программу: «Ностальгию» Тору Такемицу, посвященную памяти Андрея Тарковского, сыграла Патриция Копачинская — самая яркая звезда форума, солистка мирового класса. Она же завершила фестиваль, сыграв с Госоркестром Азербайджана сложнейшую программу. Ее открыли скрипичные концерты Альбана Берга и Кара Караева — вполне естественная пара. Сочинение Караева (хоть и завершается маршем, напоминающим одновременно «тему нашествия» из Седьмой симфонии Шостаковича и «Любовь к трем апельсинам» Прокофьева) несет на себе явный отпечаток нововенской школы, к тому же оба концерта исполнялись в оркестровке для камерного состава, сделанной Фараджем Караевым.

Финальным аккордом фестиваля стала азербайджанская премьера масштабного сочинения самого Фараджа Караева, до того звучавшего лишь дважды — в Базеле и Цюрихе. Как подчеркивает автор, это не просто скрипичный концерт, но Концерт для оркестра и скрипки соло, где не только у солиста, но и у каждого оркестранта самостоятельная виртуозная партия. Это необыкновенно интересное сочинение, отчасти схожее со Вторым скрипичным концертом Губайдулиной, полгода назад звучавшим в Москве (например, отсутствием в оркестре скрипок).

Правда, если Второй концерт Губайдулиной, в отличие от Первого, обошелся без цитат и аллюзий, то в Концерте Караева напоминают о себе и Мендельсон, и Берг, и Брамс. Ближе к финалу звучит тема одного из концертов Вивальди, исполняемая на детской скрипке — единственной, закравшейся в оркестр. При этом не скажешь, будто лучшие моменты в этом сочинении принадлежат другим композиторам. Третья часть, хоть и заявлена как Вариации на тему «Тоски по родине» Грига, совершенно самобытна и полностью снимает вопросы о том, возможно ли в наше время всерьез написать убедительную трагедию без фиги в кармане.

©  Марианна Высоцкая

Четвертый фестиваль современной музыки имени Кара Караева в Баку
Мне довелось побывать также на концертах бакинского ансамбля Con Tempo и фрайбургского ансамбля ударных инструментов. Первый посвящался исключительно сочинениям азербайджанских авторов разных поколений, от классиков Олега Фельзера и Хайяма Мирзазаде до Фирудина Аллахверди и Руфата Халилова. Потому ли, что номера исполнялись без перерыва или были написаны для схожих составов, редко выходивших за рамки трио, казалось, будто вся программа написана одним и тем же автором второй половины ХХ века, в меру талантливым и технически оснащенным. Исключением стал лишь опус Халилова с позаимствованным у Шенберга названием Erwartung («Ожидание»). Азербайджанский струнный инструмент тар в сочетании с флейтой, кларнетом, скрипкой, виолончелью и фортепиано поначалу напоминал хулигана, без приглашения явившегося в приличный дом, однако позже зазвучал в этой компании вполне органично.

Концерт фрайбургского ансамбля ударных представил азербайджанскую музыку с более выгодной стороны. Лучшим номером вечера, звучавшим рядом с классикой ударного репертуара (Rebonds Ксенакиса и Drumming Райха), стала пьеса Эльмира Мирзоева со сложным названием «Идентификация мести Эвридики» для четырех ударников и флейтиста. Как и его учитель Фарадж Караев, Мирзоев — мастер инструментального театра. В его впечатляющем музыкальном спектакле, длиной меньше десяти минут, Эвридике (флейтистка Беатрикс Вагнер) противостояли зловещие фигуры в масках. Соло флейты тонуло то в гуле трубчатых колоколов, то в дребезжании маримбы, то в арии «Потерял я Эвридику», звучавшей откуда-то из-под потолка. Дирижировал этим великолепием Бернард Вульф — композитор, дирижер, а также организатор фестивалей новой музыки в самых разных и удивительных местах: Одессе, Улан-Баторе, Киргизии и Вьетнаме. ​

 

 

 

 

 

Все новости ›