У телеканала «Дождь» появляется возможность увеличить впятеро не только свою аудиторию, но и свой штат. Но и он не резиновый.

Оцените материал

Просмотров: 8692

ТВ перед выборами: никакого Эзопа

Анна Голубева · 26/01/2012
Картозия – один из сочинителей той системы знаков, посредством которой ТВ объяснялось со своей аудиторией, с тех пор как говорить прямо стало невозможно

Имена:  Николай Картозия · Павел Лобков

©  Евгений Киселёв

ТВ перед выборами: никакого Эзопа
Еще вчера тут намечался текст про будущее ТВ — мультиплатформенность, японский мобильный телеканал, наши веб-сериалы, все такое. Начать я, конечно, думала с ближайшего будущего, после выборов, — два варианта развития событий казались вполне предсказуемыми. Мягкий, но противный мы наблюдали последний месяц, когда ТВ осваивало тему протеста, училось не замалчивать ее, а вписывать мелкими порциями в нужный ему контекст, заодно имея в виду некоторую с этого выгоду. Жесткий — по аналогии с тем, что было в начале второго президентского срока Путина, когда с телеэкрана откровенно убрали сперва альтернативную официальной картину мира, потом дискуссию, а следом журналистику. Имея последние лет семь дело с тем, что от ТВ после всего этого осталось, трудно сразу согласиться с Ксенией Собчак, что может стать хуже. Куда хуже, за счет каких ресурсов?

Но тут пришло известие об уходе с канала НТВ Николая Картозии, и пришлось пересмотреть позиции: в самом деле, ресурсы еще есть. Время такое — все так быстро меняется, что рискуешь попасть со своими прогнозами в неловкую ситуацию.

Картозия пришел на НТВ в начале путинской эры. На его глазах оттуда уходили сначала Киселев, Сорокина, «Итоги» и «Глас народа», потом — Парфенов, Шустер, «Куклы» и «Свобода слова». Каждый раз — люди и передачи, составлявшие, что называется, лицо канала. Николай Картозия придумывал и запускал другие передачи, о достоинствах которых можно долго спорить, но нельзя отрицать, что они тоже стали лицом канала — после того как кончилось одно НТВ и началось другое, а потом и третье.

Наблюдавшие за всеми этими сменами вех сто раз говорили, что это предел, дальше некуда, невозможно смотреть на экран, где когда-то было «Намедни», а сегодня «Программа максимум» и прочее в том же роде — среди прочего были и передачи, к которым приложил руку Картозия. Но завтра на НТВ выходило что-нибудь такое, про что все говорили: «Нет, все-таки могут они, все-таки живо еще НТВ», — и это касалось передач, к которым тоже приложил руку Картозия. В нем это как-то уживалось, как на НТВ его времени уживались две редакции, ну или как во многих из нас уживаются противоречия — при сохранении облика и почерка.

Картозия — один из главных сочинителей той системы знаков, посредством которой возглавляемая им редакция (пусть это называлось Дирекцией праймового вещания) на пальцах объяснялась со своей аудиторией с тех пор, как говорить прямо стало невозможно. Особенно выразительной эта коммуникация сделалась в последние года два, с появлением программ «Центральное телевидение» и «НТВшники», о качестве которых уже мало кто отзывался неуважительно — публику они во всяком случае привлекали вполне качественную и в довольно впечатляющих количествах. Эта публика и эта редакция понимали друг друга буквально с полужеста — стоит вспомнить, как ведущий «ЦТ» Вадим Такменев в одном из последних выпусков 2011-го создал образ носителя белой ленточки одним щелчком пальцев по лацкану.

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

Все новости ›