Когда нет жестких вещей, это не работа, можно расслабиться, погулять по городу.

Оцените материал

Просмотров: 35367

«Если не телевидение – то мы»

Полина Быховская · 18/05/2012
ПОЛИНА БЫХОВСКАЯ поговорила с теми, кто ведет прямые трансляции московских протестов

©  Евгений Гурко / OpenSpace.ru

«Если не телевидение – то мы»
Пока традиционные СМИ анализируют и решают, с какой точки зрения воспринимать то, что происходит сегодня на улицах Москвы, трансляторы ведут прямой эфир с места событий. ПОЛИНА БЫХОВСКАЯ пообщалась с независимыми гражданскими журналистами.


Роман Переверзев, канал на Ustream.tv: romanpomych

Мы сидим с Ромой у памятника Абаю Кунанбаеву (я брала интервью еще до разгона протестующих на Чистых прудах). Неожиданно к Роме подбегает девушка со словами: «А если зачать на майдане ребенка, он же обязательно вырастет революционером?!» «Отличная идея! — отвечает Рома. — Давно хотел снять порно на “ОккупайАбай”». Мне он объясняет, что больше всего просмотров собирают политические акции и секс — так почему бы не совместить?

©  Евгений Гурко / OpenSpace.ru

Роман Переверзев

Роман Переверзев

Рома Помыч родом из Саратова: там он закончил три курса Академии госслужбы, а потом ушел «по убеждениям». Ему 24 года. Год отслужил в армии и, когда вернулся домой, стал политическим активистом: ходил на все митинги и писал об этом в блог. Первые трансляции Рома делал в Астрахани в апреле. Когда началась история с голодовкой Олега Шеина, Ксения Собчак повесила у себя в блоге объявление, что может помочь с билетами. Рома был в числе воспользовавшихся предложением. В Астрахани он подробно описывал происходящее — прямым текстом, а потом купил смартфон и стал транслировать видео.

После Астрахани Рома поехал в Цаговский лес, но там интернет не позволял вести видео-трансляции. «Было очень интересно, познакомился с зелеными, которые называли себя “Дети Нави”, как в фильме “Аватар”, — рассказывает Рома. — Необычно, что нашисты были за нас. По привычке хотел их потроллить, но одергивал себя».

Потом был Марш миллионов, после которого Ромины трансляции стали популярны: одновременно их смотрели 5-6 тысяч человек. Всего канал romanpomych посмотрели 190 тысяч человек. «На марше начал снимать еще у рамок, чтобы зрители видели, сколько собралось людей. А когда подошли к мосту, интернет полетел. Странно, что связь работала, а мобильного интернета не было», — рассказывает Рома.

Он говорит, что с детства хотел быть журналистом. Где только ни работал — и только теперь нашел себя. «Захар Май сказал, что я работаю профессионально. А у меня никакого журналистского образования!» — удивляется Рома. Работа транслятора ему интересна, потому что он «может быть в центре событий и при этом свободен». Трансляторы, по его словам, это не СМИ, а скорее прослойка между обществом и СМИ.

Пока протест идет, Рома работает — иногда выходит и по 20 часов в день. «Когда есть время, еду к брату, он в Москве живет: подзарядить аккумуляторы и себя заодно, а потом снова в бой. Правда, из 4 часов, которые есть на сон, я часа два еще сижу читаю твиттер», — говорит Рома. Он рассказывает, как 8 мая после 18 часов почти непрерывной трансляции он уже сел в машину, чтобы поехать домой. «И вдруг приехал ОМОН, начал всех крутить, я взял камеру, побежал и сразу забыл всю усталость».

За все время митингов Рому ни разу не забрали в ОВД. Он считает это заслугой Константина Рыкова. Рассказывает, как встретил его с Сергеем Минаевым в кафе. «Пришел их потроллить, а получилась продуктивная беседа. В жизни они приятнее, чем в интернете. Прихожу вечером домой, открываю твиттер и вижу, что Рыков на меня подписался. Сегодня он пишет “переходи на темную сторону”. Но я гражданский журналист, за свободу слова, отказался. А потом спросил, не его ли это заслуга, что меня не винтят. Тот только улыбнулся», — рассказывает Рома.

Тысячи людей смотрят трансляции: кто-то работает и не может ходить на митинги, многие живут в других городах. Отдача выражается не только в количестве просмотров. На Яндекс.Кошелек с 8 марта перевели больше 8 тысяч рублей. Кроме того, дают в руки незнакомые люди на улице: «Приходится преодолевать стеснительность, деньги действительно очень нужны», — говорит Рома. Аккумуляторы, модемы Yotа, ноутбуки и прочую технику он закупал за свой счет. Обычно во время трансляции он подсоединяет смартфон к ноутбуку. Смартфон — системы Android: iPhone «запалили нашисты». Если на митинге видят человека с iPhone, его принимают за нашиста, то есть априори за чужого, убежден Рома.


Кирилл Михайлов, reggamortis1

©  Евгений Гурко / OpenSpace.ru

Кирилл Михайлов

Кирилл Михайлов

После того как Мосгорсуд оставил под стражей Pussy Riot, часть протестующих во главе с 23-летним Кириллом Михайловым переехала с Чистых прудов к зданию суда на Богородский вал, 8. Их лагерь можно заметить не сразу, там всего шесть человек. У Кирилла температура, он лежит в спальнике, закрытый куском полиэтилена. Идет дождь.

«Акция на Абае защищает 31-ю статью Конституции, а мы — 19-ю, “все равны перед судом”, — объясняет Кирилл причину того, что он не с основной массой протеста на Чистых. — Сейчас послать человека в суд все равно что на три буквы. Не нравится суд — иди в суд. Сегодня посадили Pussy Riot, завтра посадят тебя».

Кирилл рассказал, что накануне дважды приходили омоновцы, сочувственно спрашивали, правда ли активисты думают чего-то этим сидением добиться. Бессрочная акция протеста — это то, что нужно, считает он. Главная его цель — собрать минимум десять человек у суда. И тогда можно вернуться на Чистые пруды. Мысли оставить трансляцию у него нет. «Если бы у меня был еще один запасной аккумулятор и роутер Yota, я бы вел трансляции почти круглосуточно», — говорит он.

Кирилл приехал из Уфы, где он работал переводчиком с английского. С 5 декабря он стал активистом: клеил в подъездах листовки, помогал организовывать митинги, но вскоре понял, что «уфимская движуха бесперспективна», и уехал в Астрахань. Оказалось, что технически видеотрансляции делать несложно. Комплект стримера обошелся примерно в 14 тысяч рублей. «В Астрахани я таскал с собой ноут и заряжал от него телефон постоянно. Внешние аккумуляторы я беру на Савеле по 3500. Интернет — Yota в Москве. Приличный телефон стоит тысяч шесть, Samsung Galaxy, например», — объясняет Кирилл.

За несколько дней в Москве количество зрителей канала Reggamortis1 увеличилось в два раза. Во время митинга КПРФ 9 мая трансляцию одновременно смотрели 5 тысяч человек. Всего больше 400 тысяч просмотров. Деньги за трансляции он получает так же, как и Рома: в руки и на «Яндекс.Кошелек». Всего с апреля ему пришло около 25 тысяч рублей.

Кирилл говорит, что он не журналист, а активист с камерой. «Журналист должен быть объективен. А я не могу быть объективен. Я принимаю участие в дискуссиях, высказываю свое мнение. Хотя одностороннее освещение — это же одно из направлений журналистики», — говорит Кирилл и называет издания, которые, как он считает, тоже дают односторонний взгляд на события: «Новая газета», телеканал «Дождь».

Кирилл так описывает свой стиль подачи материала: «Сначала я делаю общий план происходящего, потом снимаю детали. Есть интервью с участниками, пресс-конференции с ВИПами, комментарии. И для иностранцев я делаю короткие комментарии на английском, хотя это многих раздражает». В идеале он хочет вести трансляцию 24 часа в сутки, силами нескольких стримеров. Это актуально, учитывая размеры России: Кирилл говорит, что зрители с Дальнего Востока жалуются, что не видят, что у нас в Москве происходит.

Кирилл считает, что стримеры — это и есть то самое пресловутое «Общественное телевидение». Оказывается, затрат на него нужно совсем немного, а участия государства не нужно совсем. В ближайшее время трансляторы начнут самоорганизовываться. Уже есть для этого предпосылки: Ustream выделил страницу под трансляции событий из России. Для создания общественного ТВ нужен только отдельный сайт, агрегатор, который собирал бы трансляции из разных городов. Модерировать контент могла бы ассамблея (совещательный орган протеста). А пока операторы «больших телеканалов» трансляторов всерьез не принимают.
Страницы:

 

 

 

 

 

Все новости ›