Брюкнер не отказывается от идеи исторической вины и нечистой совести общества. Но он обсуждает, каким должно стать самосознание общества, чтобы покаяние и преодоление вины не превращались в ритуал.

Оцените материал

Просмотров: 7077

Покаяние как прием

Илья Кукулин · 03/11/2009
Холокост стал в Европе восприниматься не как апогей зла, а как своего рода предмет культа, что само по себе опасно

Имена:  Паскаль Брюкнер

«Тирания покаяния» Паскаля Брюкнера (р. 1948) по своему масштабу и точности совсем не соответствует предпосланному ей агрессивно-прямолинейному заголовку. Пожалуй, перед нами одна из самых провокативных книг уходящего года.

Перевод, выполненный Сергеем Дубиным, очень выразителен, однако выполнить его было явно непросто: стиль публицистической, ораторской речи, характерный для этого опуса, хорошо известен французам, но слабо укоренен в российской традиции. Это речь патетическая, местами даже аффектированная — и в то же время очень риторичная, выверенная до деталей, внимательная к смысловым оттенкам. Неточно переведено, кажется, только одно слово — подзаголовок: это не эссе в привычном нам смысле, а опыт — ведь и «Опыты» Монтеня в оригинале называются essais. Книга Брюкнера — именно опыт: мысль выношенная, прочувствованная и многоуровневая.

Брюкнер — один из ведущих писателей современной Франции; по его давнему роману снят фильм Романа Полански «Горькая луна». Но Брюкнер, который в 1970-е был учеником Ролана Барта и приятелем Андре Глюксманна, регулярно выступает в печати еще и как журналист и философствующий публицист и во Франции известен в этих качествах не менее, чем в ипостаси романиста. К счастью, Брюкнеру повезло и в России: его проза и даже социальная аналитика регулярно издаются в русских переводах.

В своей книге Брюкнер анализирует феномен, важный для культурного самосознания всей современной Европы, но Франции — особенно. Левые и левоцентристские интеллектуалы, в том числе первого ряда, постоянно считают необходимым каяться в былых и нынешних прегрешениях «белого человека» (читай — европейца-христианина): в эксплуатации колоний, в нелюбви к исламу, в излишне энергичной проповеди католицизма в Африке и Азии и т.п. Такого рода ритуальные самобичевания почти принудительно связаны в общественном сознании с нелюбовью к США и Израилю, которые воспринимаются как своего рода максимально выраженная концентрация западных черт, своего рода форпосты Запада, воплощающие якобы присущую европейским странам нетерпимость и склонность к геноциду. Подобные пассажи, продиктованные стремлением отделить себя от Запада, встречаются у таких глубоких мыслителей, как Жиль Делёз и Жак Деррида (но не М. Фуко!), — впрочем, и у теоретиков неклассической ультраправой мысли вроде Алена де Бенуа. Брюкнер приводит красноречивые цитаты из всех этих авторов и анализирует их безжалостно, демонстрируя сходство левых и правых. Он показывает, что парадоксальным образом все эти «посыпания головы пеплом» основаны на желании сохранить моральное первенство Европы — впереди Америки, Израиля, Японии, других неклассических демократий, — но отвоевав при этом для европейских стран возможность невмешательства, самоудовлетворенного и в то же время глубоко эстетского созерцания мировой истории как вереницы руин. По мнению французского писателя, это свидетельствует не об отсутствии проекта будущего у европейских левых, но о сознательном отказе от выработки такого проекта.

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

Все новости ›